Евгений Абраменко – восходящая звезда белорусского биатлона

Нынешней зимой он дебютировал в составе национальной биатлонной сборной. Уже сам этот факт вызывает неподдельный интерес у поклонников биатлона: новые лица в нашей команде появляются нечасто и тем более нечасто в ней появляются воспитанники своей, белорусской школы. Еще перед началом сезона в качестве наиболее вероятного «четвертого номера» для эстафетного квартета тренерский штаб называл другую фамилию — Владимира Миклашевского. Однако уже после первых стартов Евгений оставил за плечами и своего прямого конкурента, и кое–кого из старожилов сборной. Чем не тема для разговора с возмутителем порядком поднадоевшего спокойствия?

— А я приблизительно так себе это все и представлял, — рассуждает «возмутитель». — В команду в этом году должен был пробиваться в любом случае: конкуренция в Беларуси сами знаете какая... А дальше — дело техники. Миклашевский? Он уже участвовал в гонках Кубка мира, поэтому тренеры и рассчитывали поначалу на него. А я был «темной лошадкой».
— Сам в себе не сомневался?
— Знал, что нахожусь в хорошей форме, что могу прилично выступать... Волновался, конечно, но, как видите, все оказалось не так уж и страшно. Да и элита биатлона на поверку оказалась не небожителями, а вполне себе обычными ребятами, с которыми можно очень приятно общаться. В сборной приняли очень тепло — еще одна гирька на весы успеха. Впрочем, вопрос относительно четвертого номера в команде все еще остается открытым. В конце концов, до «личного» пьедестала мне пока далековато и любой из молодых ребят может меня вытеснить из эстафеты.
— Неужели такая серьезная конкуренция?
— В основном, конечно, я равняюсь на ровесников из других команд. Там есть очень сильные ребята. Некоторые даже младше меня, но при этом бегают и стреляют так, что... В общем, есть к чему стремиться. А у нас могу вспомнить только прошлогоднего чемпиона мира среди юниоров Владимира Оленишко. Очень толковый, думающий спортсмен, и очень скоро, полагаю, он составит мне серьезную конкуренцию...
— Ты в свое время тоже выигрывал юниорский мир...
— Выигрывал, но это совершено другой уровень. Даже сравнивать сложно. И ждать, что чемпион–юниор, выйдя на трассу Кубка мира, сразу начнет бить всех подряд, глупо. У юниоров многое прощается: и расслабиться по ходу дистанции можно, и промазать лишний раз. А здесь все огрехи сразу видны и сказываются на итоговом результате. Да и тренировки посерьезнее. Многие не выдерживают, ломаются, но это уже скорее вопрос психологии...
— Судя по эстафете, где психологическая устойчивость тоже не на последних ролях, у тебя с нервами полный порядок. Обе эстафеты белорусская команда закончила на 8–м месте, причем ты на своих этапах бежал в компании Николая Круглова, Халварда Ханеволда, Кристофа Штефана и Максима Максимова...
— Эстафета — гонка короткая. Даже поволноваться толком не успел. Но фамилии меня точно волновали в последнюю очередь. Да и Штефан, к слову, практически мой ровесник, хотя и не первый год выступает в Кубке мира. Поэтому для меня гораздо важнее было проверить себя. Тем более что когда по дистанции бежишь, просто нельзя думать о том, кто рядом. В противном случае сам так настреляешь...
— Стрельба, кстати, для многих поначалу становится проблемным местом...
— В основном — для бывших лыжников. А я с самого начала в биатлон пришел. Мне с детства нравился этот спорт — следил за всеми соревнованиями, болел. Потом все банально: товарищ позвал с собой и я долго не думал... Как сейчас помню: 9 лет, витебская СДЮШОР и мой первый тренер Сергей Некрасов. Там я до 8–го класса и пробегал. Это уже потом в Новополоцк переехал — в УОР... Так и втянулся.
— Это, к слову, немногим удается: спорт–то не коммерческий и путь до национальной команды не из легких...
— Всяко бывало. Мне сейчас так интересно слушать сетования на то, что, мол, детским школам то одного не хватает, то другого. Не хватает, конечно, но знали бы вы, в каких условиях тренировались мы! И ничего — пробился. Другое дело, что сейчас дети другие. У моих сверстников было желание стать лучше, была цель. А некоторые представители нынешнего поколения next, как мне иногда кажется, никак не могут понять, зачем они вообще в спорт пришли. Отсюда и проблемы. Но почему так получилось — это не ко мне вопрос. Я могу сказать лишь, что после тех ребят, которые сегодня уже успели так или иначе «засветиться» на европейских или мировых турнирах, нет почти никого.
— Выходит, опять наша судьба — искать таланты за границей?
— А это, кстати, не так уж и плохо, как многие думают. Особенно если в команде дыры, а своя молодежь еще не готова их залатать.
— Вот сейчас взяли бы кого–нибудь, ты в эстафету не попал бы...
— Почему это? Не факт! Но если бы я даже и оказался слабее, то отнесся бы к этому совершенно спокойно. Хотя если говорить о перенимании опыта, то этот процесс гораздо эффективнее происходит в гонках. По себе сужу: несмотря на то что в Кубке мира провел лишь три этапа, уже успел заметить немало моментов, которые сейчас стараюсь примерить на себя. Ведь одно дело следить за мастерами вроде Олега Рыженкова (как, например, я в детстве) по телевизору, и другое дело вживую соревноваться с профи.
— Как тебе, кстати, работать под руководством своего же кумира?
— Рыженкова–то? Он отличный человек и, как мне кажется, хороший тренер. Человек, что называется, нашел свое место. И мы со своей стороны стараемся не подвести его. Надеюсь, у нас получится!

06:00 06/01/2009




Loading...


загружаются комментарии