Виталий Родионов — Профессор футбольных наук

Минувшее первенство страны 25-летний форвард борисовского БАТЭ Виталий РОДИОНОВ завершил в звании трижды лучшего — как игрок, нападающий и бомбардир. Вполне нормальное достижение для футболиста, которого партнеры и тренеры уважительно величают Профессором.

Виталий Родионов — Профессор футбольных наук

Я не симулянт

— Виталий, далеко не каждый удостаивается такого почетного футбольного псевдонима. Кому принадлежит авторство?
— В мой дебютный год в БАТЭ встречались со “Звездой”, и в одном из эпизодов я сыграл очень эффектно, отдав голевую передачу Саше Лебедеву. В общем, получилось красиво. После игры Леша Бага и Саша Федорович, наши главные весельчаки, обсуждая этот момент, и назвали меня Профессором. Приятная кличка.

— Длинноватая только. Пока выговоришь, мяч уже к другим воротам улетит.
— Ребята зовут коротко — Профи.

— А раньше, когда играл в Витебске и Жодино, как величали?
— В основном производными от фамилии — Радик, Родион. Иногда — Медвежонок.

— А это производная от чего?
— Просто одно время были проблемы с весом, вот так и прозвали. Но я не обижался. Ведь не со зла.

— Честно говоря, думал, что профессорского статуса тебя удостоил Пудышев — непревзойденный мастер придумывания метких прозвищ.
— С Юрием Алексеевичем в БАТЭ мы разминулись, зато поработали в “молодежке”. Очень интересный и своеобразный человек. Обладает поразительными энергетикой и чувством юмора.

— Настичь Близнюка в бомбардирской гонке тебе удалось в заключительном туре. Но в споре самых полезных ты все-таки уступил Гене один пас...
— Мы друг на друга из-за этого с кулаками не ходим. Безусловно, обидно быть в числе фаворитов и уступить самую малость. Правильно сказал Валерий Газзаев: второй — это всего лишь лучший из проигравших.

— Вручавший тебе приз Анатолий Байдачный пожелал в следующем сезоне забить вдвое больше — 32. Это реально?
— В 2007 году Рома Василюк доказал, что нет ничего невозможного. Наколотил 24 мяча в чемпионате, а вместе с Кубком вышло около 30. Достижимая задача для бомбардира. Надо постараться.

— Подспорье Близнюка — пенальти и штрафные. А почему ты не подходишь к “точке”? Не хватает уверенности?
— Намекаете на незабитый послематчевый пенальти “Минску”? Просто ударил примитивно, чем облегчил задачу вратарю.

— Может, расстроило спорное решение арбитра наказать тебя “горчичником” за симуляцию?
— В том эпизоде мне показалось, что было явное нарушение против меня, судья же вынес противоположное решение. Очень обидно. Я не симулянт, хотя у судей почему-то сложилось подобное мнение.

— Возможно, оно появилось после игры с “Даридой”? Твое падение в штрафной и последовавший за ним реализованный пенальти после финального свистка вызвали драку “стенка на стенку”.
— На все, что тогда случилось, смотрю с иронией. Это были первые игры, они нам давались тяжело, с кровью, нужно было выжимать максимум из минимума, потому и кипели такие страсти.

— А чем объяснишь, что весной БАТЭ смотрелся не по-чемпионски? Повлияла смена тренера?
— Не могла не повлиять. Новый тренер — это новые требования, новое видение игры, пусть он и не пришел со стороны. Но даже когда у команды и у меня лично не клеилось, был уверен: все наладится. Просто требовалось время, чтобы набрать ход, притереться друг к другу, ведь новичков появилось немало. Не пошли первые игры Кубка, чемпионата — и мы подрастеряли уверенность. Но стоило пару раз выиграть, как все вернулось в норму.

— Самый красивый или самый ценный твой гол?
— Даже не знаю... Нравятся голы, рождающиеся после красивых комбинаций или индивидуальных действий. Я — игрок штрафной, моя задача — в нужное время оказаться в нужном месте и подставить под летящий мяч голову или ногу. Часто забивал с фланговых навесов или “стандартов” Игоря Стасевича. Пожалуй, выделю гол минскому “Локомотиву”.

— По ходу участия в Лиге чемпионов Виктор Гончаренко в своем блоге рассказал немало занимательного о подопечных. Что-то новое узнал о партнерах?
— Вряд ли. Значительно больше осталось “за кадром”. Не обо всем ведь расскажешь...

— Кстати, из откровений тренера все поняли, что у Родионова можно поучиться щепетильному отношению к здоровью. Это черта профессионализма?
— С годами понимаешь, что здоровье одно, и чем лучше к себе относишься, тем дольше сможешь играть. Даже если травма несерьезная, стараюсь ее быстрее залечить, чтобы не было рецидивов.

Глебу альтернативы пока нет

— Как расцениваешь свое лидерство в рейтинге “ПБ” по итогам чемпионата?
— Откровенно говоря, не со всеми оценками в конкретных матчах был согласен. Порой сыграешь серенько, аж самому противно, но удастся подставить ногу и стать автором победного гола. Глядишь, в “Прессболе” удостоился “шестерки”. А ребята, которые отпахали весь матч и благодаря которым сзади сыграли “насухо”, получили меньшие баллы, даже обидно за них становится. Когда спокойно в обороне, впереди играешь более раскованно. Не заморачиваешься, что если ошибешься, то команде придется туго, и самому нужно будет нестись сломя голову назад, вырывать мяч у соперника зубами. Но в целом за сезон, надо полагать, оценка вышла объективной. Что сказать? Конечно, безмерно рад.

— Все отмечают, что БАТЭ силен командной игрой, выделить яркую личность невозможно.
— Так и есть. Чтобы у нас все крутилось вокруг одной персоны, такого точно не было. В этом и оказалась наша сила. Будь по-другому, не сыграли бы столь успешно в Лиге.
Для таких зубров, как “Реал” или “Ювентус”, выключить из игры одного лидера не составило бы труда, и тогда у нас все рухнуло бы. А так неизвестно, от кого ждать подвоха. И потом у нас получалось безболезненно менять любого игрока основы. Считаю, это одно из ценнейших качеств в коллективных видах спорта.

— В опросе на звание лучшего футболиста Беларуси-2008 ты оказался вторым после Александра Глеба. Неплохой плацдарм для покорения вершины в следующем сезоне.
— Спасибо за надежду. Хочется, конечно, чтобы появился человек, а лучше несколько, которые хотя бы повторили успехи Глеба. Но пока играет Саша, подобных опросов, на мой взгляд, не стоит и проводить. Человек представляет одну из лучших команд мира, лидер сборной. Глеб — самая яркая звезда в Беларуси, и равноценной замены ему пока не видно.

— В прошедшем сезоне БАТЭ провел более полусотни матчей. Пресыщение футболом почувствовал?
— Не особо. Просто поздней осенью невольно появляется предотпускное состояние, ведь в эту пору мы привыкли заканчивать сезон и отправляться на отдых. Организм требовал разгрузки — прежде всего психологической. Но такого, чтобы трясло от одного взгляда на мяч, у меня не было. Хотя срывов избежать не удалось. Мог на кого-нибудь накричать, но это скорее от повышенной заведенности. Все-таки столько ответственных матчей за сезон мы раньше не проводили.

Сидя на трибуне, понял тренера

— В ходе чемпионата Европы ты восхищался игрой Андрея Аршавина. Мог ли предположить, что осенью будешь рубиться с ним нос к носу в Лиге чемпионов?
— Нет, конечно. Как и любой из моих партнеров.

— Когда смотришь по телевизору на Аршавина, Дель Пьеро, ван Нистелроя, Рауля, кажется, будто они играют в какой-то фантастический футбол. Столкнувшись с ними на поле, не разочаровался?
— Действительно, в телевизионной версии их игра видится космической, и кажется, что повторить подобное нереально. Но когда поиграешь против них, то понимаешь: они такие же люди, им тоже свойственно ошибаться. Разница, безусловно, есть, но она не такая уж и огромная. Главное — верить в себя. Если же выходишь с мыслями, что они — звезды, а ты — никто, пропащее дело.

— Похоже, в стартовом матче в Мадриде так и было?
— Спишем это на волнение. А звезды чувствуют, когда к ним относятся почтительно. По поведению игроков “Реала” было видно, что они получали удовольствие от игры, а это чревато для любого соперника.

— За тем матчем ты с Близнюком наблюдал с трибуны. Каково было?
— Стадион произвел неизгладимое впечатление. Когда накануне тренировались там, попытался представить, как будет завтра. Но реальность превзошла ожидания. А вот наблюдать с трибуны за действиями своей команды — истинное мучение. Становишься на место тренера, который ничего не может сделать, чтобы изменить события на поле, и лучше понимаешь его состояние.

— Вы огорчались ничьим с “Зенитом” и “Ювентусом”, когда упустили победы, злились, что не сумели забить “Реалу”. А какой матч принес самые неприятные ощущения?
— Домашние поражения от “Зенита” и “Реала”. Было обидно до слез. Ведь абсолютно не уступали соперникам. Нас наказывали за наши же оплошности, а мы не могли реализовать свои моменты.

— В Лиге чемпионов тебе удалось отличиться всего раз. Зато забивали Ржевский, Сосновский, Нехайчик, от которых не очень этого ждали. Парни не подначивали, что выполняли твои профильные обязанности?
— Нет, подколок не помню. Забивает один — радуются все. То, что отличаются защитники, не удивительно. Они фактурные, прыгучие — при “стандартах” должны использовать свои козыри.

На Шапиро обижался зря

— На одной из пресс-конференций Гончаренко высказал обиду, что слишком много внимания уделяли “Ювентусу”, а про БАТЭ писали недостаточно. Мол, рассказали бы лучше о Родионове, чтобы народ узнал, откуда он родом, где начинал играть. Восполним пробел?
— Я — витебский. До того как уехал в Жодино, прожил там 18 лет. Я, можно сказать, областной легионер. (Смеется.) Мама — белоруска, отец родом с Урала. В футбол попал почти случайно. Учился в третьем классе, когда проходил набор по общеобразовательным школам, и мне предложили записаться в секцию. Ничем особым среди сверстников не выделялся. Единственное, что могли тренеры у меня подметить, думаю, это упорство и трудолюбие. Если что-то не получалось, обязательно добивался своего. Футбол меня здорово захватил, пропускал минимум занятий — только по болезни.

— Кто первые наставники?
— Валерий Евгеньевич Новиков и Владимир Павлович Войтехович. Огромная им благодарность. А поверить в то, что юношеские мечты могут реализоваться на профессиональном уровне, помог Виктор Альбертович Наумов, к которому попал зеленым пацаном в витебский “Локомотив”. Представьте, из 26 матчей я, 17-летний парнишка, сыграл в 24. Далеко не каждый тренер решится на подобное. К сожалению, в следующем году Наумова по непонятной причине уволили, пришел другой тренер, дела команды пошли на спад и в итоге мы вылетели из “вышки”.

— А ты оказался в Жодино под началом Якова Шапиро. Как складывались ваши отношения?
— Якова Михайловича также считаю учителем. Он обучал не только футболу, но и тому, как поступать в жизни, давал дельные советы. Хотя лукавить не стану: отношения у нас были сложными. А все из-за моего характера. Был немного раздолбаем, постоянно конфликтовал с тренером. У Шапиро были оригинальные меры дисциплинарных наказаний. Я же считал их пустой придиркой, не понимал, что все это направлено во благо мне. Скажем, у меня имелись проблемы с весом.

— Пиво любил, что ли?
— Не так как сейчас. Просто не следил за своим рационом. Однажды по ходу чемпионата прибавил килограммов семь. Сейчас все это вспоминаю с улыбкой, а тогда мы сильно разругались с Яковом Михайловичем. Пригрозил отдать меня в аренду, но этого не случилось. Теперь-то понимаю: он меня по-своему любил, желал добра и действовал так, чтобы я понял, в чем не прав.

— Как воспринял его смерть?
— После игры уехал домой в Витебск, а на следующий день позвонил товарищ по команде. Это был шок! Тем более в тот год у меня погиб брат, и я еще не успел отойти от этой потери.

— Потом открылась борисовская страничка твоей карьеры. С какими мыслями переходил в БАТЭ?
— Хотелось уехать куда-нибудь на легионерские хлеба. Были какие-то невразумительные попытки меня устроить, но ничего не вышло. Тогда и сказал руководителям “Торпедо”: если играть в Беларуси, то только в Борисове, который проявлял ко мне интерес. Кстати, БАТЭ находился в таблице ниже “Торпедо”. Но я видел, что по инфраструктуре, отношению к делу борисовчанам равных нет, и передряги, которые тогда переживал клуб, временные.
И, как видите, с выбором не ошибся: удалось вместе с БАТЭ выиграть в Беларуси все, сыграть в Лиге чемпионов, дебютировать в сборной.

— Числа 179 и 60 тебе ни о чем не говорят?
— Это количество проведенных мною матчей в высшей лиге и забитых мячей. Один гол в трех играх выходит — не так уж много для нападающего.

— Тебе пришлось действовать против защитников европейского класса. Кого обыграть было сложнее?
— Особое впечатление произвели защитники “Реала” Серхио Рамос и Пепе. Даже не знаю, есть ли у них слабые места. Откровенно говоря, мы не ожидали, что Серхио Рамос станет играть в центре, поэтому детально не разобрали его действия. И пришлось крайне тяжело.

В сборной мое время не пришло

— Как тебе слова Бернда Штанге: “Лучший нападающий страны сейчас Родионов, и в будущем именно он станет нашим форвардом номер один”.
— Лестно подобное слышать. Я себя не считаю суперодаренным. И буду ли в дальнейшем играть ведущие роли в сборной, зависит от того, как стану трудиться, прогрессировать. Виталий Булыга — нападающий очень хорошей квалификации, поэтому утверждать, что я сильнее, не берусь. Пожалуй, мое время еще не пришло.

— Но свою ценность ты доказал во встрече с Андоррой: вышел на замену — и решил судьбу матча, забив гол и отдав голевой пас.
— Андорра — не тот соперник, победой над которым стоит гордиться. Если у меня в том матче что-то получилось, это еще не показатель. Вот надо было выходить с Англией и доказывать. А я за то время, что провел на поле, всего пару раз мяча коснулся...

— Зато наверняка не пожалел, что непричастен к поражению от Кипра, которое Штанге назвал позорным?
— Гончаренко тогда правильно рассудил: перелеты на Кипр и обратно могли выбить из колеи, была бы смазана подготовка к игре с “Реалом”. А здесь у нас выдался сверхудачный кубковый матч с “Минском”, получили массу положительных эмоций. С Кипра же вернулись бы совсем в ином настроении.

— Действительно, с “Минском” вы получили сверхзаряд. А что тогда больше заводило: жажда реванша за сенсационное поражение или общее мнение, что перед игрой с “Реалом” рисковать не станете?
— Второе. Почему-то все поверили, что упираться мы не будем. А мы взяли и совершили небольшой подвиг, преодолели комплекс, будто нельзя отыграть столько мячей. Нас здорово тогда напутствовал Гончаренко. Правда, не стану повторять его слова.

— Неужели они были нелитературными?
— Нет, так он никогда не выражается.

— Как ты объяснишь феномен Гончаренко? Весной — дебютант высшей лиги, а осенью — лучший тренер года, самый молодой специалист на групповой стадии Лиги чемпионов.
— Видя его щепетильное отношение к работе, желание учиться, воспринимаю взлет Виктора Михайловича как само собой разумеющееся. Он — максималист. Хотя других в БАТЭ и быть не может.

— Ему, кстати, принадлежит наблюдение, что для Родионова важно чувствовать доверие тренера и партнеров.
— Причем в комплексе. В первый год в БАТЭ у меня не заладилось. Не скажу, что Криушенко мне не доверял — какое-то время я постоянно был в составе, имел шанс. Но требования в Жодино и Борисове разнились, поэтому нужно было притереться к партнерам. В минувшем же году все сложилось как нельзя лучше.

— Нападающим — людям зависимым — сложнее других проходить притирку?
— Пожалуй. Бывает, злишься на ребят: почему не даете пас?
Да, форварды зависимы. Но я всегда говорю: не стоит обижаться на партнеров, возьми мяч, создай себе момент и реализуй его.

— Вопрос о доверии следует адресовать и Штанге, тогда, возможно, дела в сборной у тебя пойдут значительно лучше.
— В сборной все чуть по-другому, чем в клубе. Там должны играть лучшие на данный момент. Я уже второй год в сборной, считаю, влился в коллектив, ощущаю доверие... Надеюсь, мои лучшие матчи не за горами.

— Что мотаешь на ус от общения с тренером-иностранцем? Не исключено, что скоро придется взаимодействовать в схожих условиях и в клубе.
— Дисциплина и педантичность — это у немцев в крови. А в остальном — у всех тренеров требования разные. И задача футболиста — к ним приспособиться.

В Турине вспомнил наших болельщиков

— Один из самых важных шагов на пути к групповой стадии Лиги чемпионов вы сделали в Брюсселе, когда обыграли “Андерлехт”. Согласен?
— Абсолютно. Тогда поняли: раз в гостях выиграли у “Андерлехта”, то почему бы не сделать это и дома. Выходили на матч не с мыслями любым способом выстоять, а как обыграть бельгийцев и пройти дальше. Но и встречи с “Левски” оказались не менее нервными. Особенно первая. Духота, территориальное преимущество у хозяев, а победа снова наша. Многие говорили о везении. Не спорю. Но везет сильнейшим. В домашней же игре результат закономерен. А если бы не удаление Близнюка, могли и выиграть.

— Однако Анатолий Капский откровенно признался, что групповой этап свалился как снег на ваши головы.
— Никто, естественно, не ожидал, что сможем так выстрелить.

— Сами-то не испугались?
— Нет, ведь мы к этому стремились. Немножко тревожила неизвестность. Но, стартовав, успокоились. Получали огромное удовольствие от того, на каком уровне посчастливилось играть. Эти шесть матчей останутся в памяти навсегда.

— “Динамо” в качестве домашней арены устроил?
— Команде всегда удобнее играть дома. Но, с другой стороны, колоссальной поддержки 30-тысячной аудитории в Борисове мы были бы лишены. Если не брать в расчет игру с “Зенитом”, когда по непонятной причине на стадионе оказалось так много болельщиков из Питера, на остальных была такая потрясающая атмосфера, что буквально мурашки бежали по коже.

— Играя в Лиге чемпионов, вы оказались под прицелом СМИ. Как воспринимали повышенное внимание?
— Было непривычно. Но раз вышли на такой уровень, то и требовали к себе дополнительного внимания. Все закономерно.

— Туринский “Стадио Олимпико” не разочаровал?
— Разочаровал отношением зрителей к матчу. Они избалованные. Можно провести аналогию с борисовскими болельщиками, которые в рамках чемпионата ходят на матчи выборочно. Хотя БАТЭ — лидер первенства, футбольное лицо страны на евроарене, и нужно просто поддерживать команду, жить, радоваться и огорчаться вместе с ней. У нас есть настоящие поклонники, но их не так много, как хотелось бы, чуть больше трех тысяч.

— После игры в Турине ты отметил 25-летие. Гульнули знатно?
— В рамках приличия. На ужин нам было предоставлено вино, немного выпили. А потом собрались в номере. До отлета оставалось несколько часов — посидели, поговорили, вспомнили самое интересное, помечтали о будущем.

— Твое, похоже, будет связано с Германией. На матче с “Реалом” за тобой следил представитель “Нюрнберга” — что за этим последовало?
— На следующий день встретились. Но, если честно, не заметил предметного интереса ко мне. Разговор, по большому счету, получился ни о чем. Человек спешил на самолет, и после того как улетел, из клуба никакого интереса к моей персоне не проявляли. Комментировать же слухи не хочется...
P.S. По данным “ПБ”, в ближайшие дни Виталий Родионов должен вылететь в Испанию и присоединиться на предсезонном сборе к “Фрайбургу”. Но это произойдет в том случае, если между БАТЭ и немецким клубом будут решены все вопросы о полугодичной аренде нападающего с правом выкупа. Заметим, что после первого круга чемпионата Германии во второй бундеслиге (Д2) “Фрайбург” занимает 3-е место, реально претендуя на выход в элиту.

13:46 06/01/2009




Loading...


загружаются комментарии