Александр Хацкевич: "Глеб более универсален, чем Аршавин".

Экс-полузащитник сборной Беларуси и киевского «Динамо» Александр Хацкевич вспомнил былое в эксклюзивном интервью «Спорт уик-энду».

Александр Хацкевич: "Глеб более универсален, чем Аршавин".

- Распад Союза застал вас уже игроком основного состава минского «Динамо». Насколько интересно было играть в чемпионате Белоруссии с командами райцентров с экзотическими названиями вроде «Кардан Флайерс»?
- В советские времена в минском «Динамо» были собраны все сливки белорусского футбола. После игр со «Спартаком», киевским и тбилисским «Динамо» сложно было прежде всего психологически перестроиться на поездки в ту же Речицу, где играть приходилось на колхозном поле. Никакой инфраструктуры у большинства клубов, стартовавших в чемпионате Белоруссии, в ту пору и в помине не было. Естественно, минские динамовцы задолго до окончания чемпионата завоевывали золотые медали. Где-то через пару лет пошла тенденция к выравниванию сил. Не за счет того, что другие прибавляли, а по причине снижения уровня минского «Динамо». Ветераны уезжали играть за рубеж, уровень национального чемпионата сильно упал. Ни о каком профессиональном росте у тех ребят, которые прошли школу советского футбола, речи быть не могло.

- Было ли для вас неожиданным приглашение из киевского «Динамо»?
- После распада СССР очень полезным для многих молодых футболистов оказался Кубок чемпионов Содружества. Это была настоящая распродажа, на которой купцами выступали клубы из России и Украины. Уехать в ту пору из Белоруссии в западный клуб было практически невозможно. Меня ведь и в московский «Спартак» звали, но с переездом в Москву не сложилось. С Киевом все получилось как нельзя лучше. Первым в столицу Украины перебрался Валик Белькевич, а через месяц я проделал тот же маршрут.

- Долгое время болельщиками Белькевич с Хацкевичем воспринимались, как Маркс и Энгельс, то бишь были неотделимы друг от друга…
- Мы вместе начинали заниматься в детской футбольной школе, вместе попали в дубль «Динамо». Я всегда говорю: «Валик знает меня лучше, чем супруга, с которой мы женаты 16 лет». Ведь с Белькевичем мы знакомы уже 25. Мы просто понимаем друг друга с полуслова и с полувзгляда.

- Чем сейчас занимается ваш лучший друг?
- Он вернулся в Киев из Азербайджана, где играл за бакинский «Интер». Получил тренерскую лицензию «А» и сейчас ждет предложений.

- У Белькевича, если судить по внешним факторам, карьера в киевском «Динамо» складывалась удачнее, чем у вас. Ведь частенько Хацкевича «ссылали» в фарм-клуб…
- Такой уж у меня был характер. Бывало, не соглашался даже с Валерием Лобановским.

- Я не ослышался, не соглашались с Валерием Васильевичем?
- Были у нас разногласия. Особенно когда начинались предсезонные сборы. Самое главное, что, в конце концов, мы находили общий язык. Точнее, Лобановский находил нужные слова и нужные аргументы. Для меня они были достаточно весомыми.

- В 1970-е годы начинающий тренер Лобановский много экспериментировал, добиваясь от своих команд не только результата, но и впечатляющей специалистов и болельщиков игры. В 90-е, когда мэтр вернулся из командировок в богатые арабские страны, изменившись даже внешне, на каких принципах он строил игру киевского «Динамо»?
- Во главу угла он ставил результат. Нельзя сказать, что именно Лобановский создавал ту команду, в которой я играл. Многие футболисты, в том числе и мы с Белькевичем, пришли в нее еще при Йожефе Сабо. Собирали же ее возглавлявшие клуб братья Суркисы. Заслуга Лобановского в другом: он сумел внушить киевским футболистам, что они не слабее любого соперника в Европе. При Валерии Васильевиче изменились тренировочный процесс и тактика команды, но именно то, что он сумел заразить нас своей верой, и стало первопричиной успехов киевского «Динамо» в Европе.

- Звездным часом команды Лобановского, в которой играли вы (естественно, с Белькевичем), считается Лига чемпионов сезона-1998/99, в которой киевляне дошли до полуфинала…
- При этом как-то забывается уже, что развитие клуба шло постепенно. В предыдущей Лиге чемпионов мы вышли из группы, дважды разгромив в своем квартете «Барселону» - 3:0 и 4:0. Команда росла с каждым сезоном. Конечно, пик пришелся на сезон-1998/99. Мы уже не боялись никого из европейских грандов, выходили на поле и давали результат. В четвертьфинале обыграли не кого-нибудь, а мадридский «Реал». Хотя в этом турнире все могло закончиться для киевлян плачевно еще в отборочном раунде, когда мы проиграли в Киеве «Спарте» - 0:1, а в Праге Андрей Шевченко забил на последней минуте, после чего мы сумели одолеть чехов в серии пенальти. К сожалению, меня не было в столице Чехии. В первой игре в Киеве получил красную карточку, но такие матчи запоминаются на всю жизнь.

- До финала Лиги чемпионов киевлянам в том сезоне оставалось сделать один шаг. Почему не удалось обыграть «Баварию»?
- Всегда ведь говорят, что последний шаг самый трудный. Да, мы не боялись европейских грандов, но именно в противостоянии с «Баварией» команда дрогнула. Мы ведь в первой игре в Киеве вели – 2:0 и 3:1, но в составе мюнхенского клуба нашлись яркие индивидуальности, которые смогли переломить ход встречи. Не случайно Марио Баслера и Штефана Эффенберга считали звездами первой величины. Они и помогли мюнхенцам сравнять счет. А в столице Баварии Лобановский сказал в раздевалке: «Эту дуэль мы проиграли в Киеве».

- Актуальны ли сегодня тренерские идеи Лобановского?
- Футбол не стоит на месте, но многое из того, что использовал в тренировочном процессе Валерий Васильевич, взяли на вооружение его коллеги. Не случайно знаменитый тренер Марчелло Липпи, под руководством которого «Скуадра адзурра» стала в 2006-м чемпионом мира, не скрывал, что многому научился у Лобановского. Главный тренер «Хоффенхайма» Ральф Рангник специально приезжал на тренировочную базу в Руйте и конспектировал все тренировки киевского «Динамо». Сегодня он с успехом пользуется этими конспектами. «Деревенская» команда, как называют ее в Германии, лидирует в бундеслиге.
Шевченко не говорил, а делал

- Вместе с вами в киевском «Динамо» играл Андрей Шевченко, начинавший тогда свою звездную карьеру. Правда ли, что он всегда говорил партнерам о желании перебраться в «Милан»?
- Шевченко здорово проявил себя в Лиге чемпионов сезона-1997/98. Много забивал, был очень полезен в командной игре. Именно в это время им и заинтересовались в «Милане». Селекционеры итальянского клуба очень долго вели Шеву. Он понимал, что рано или поздно уедет в Милан, и не стеснялся говорить об этом партнерам. Андрей еще в Киеве начал учить итальянский и целенаправленно готовился к отъезду именно в этот клуб. Собирал всю информацию, которую мог добыть. У него была цель, и он ее добился.

- Сейчас в Санкт-Петербурге широко обсуждают заявление Андрея Аршавина о том, что он не будет играть за «Зенит» и требует продажи в западный клуб. Неужели Шевченко позволял себе высказываться в том плане, что он перерос украинский чемпионат, и руководство клуба обязано трудоустроить его в сильный зарубежный клуб?
- Мне сложно проводить какие-то аналогии. Одного Андрея я знаю очень хорошо, другого только понаслышке да по телевизионным трансляциям. Шевченко никогда не делал громких заявлений, но твердо знал, что уедет в «Милан». Нужно отдать должное Лобановскому, который удерживал молодого футболиста до нужного момента и дал «добро» на переход, когда Шева уже созрел для игры за такой великий клуб, как «Милан». Если уж он в Серии «А», где команды исповедуют закрытый футбол, забивал больше двадцати мячей за сезон, то, несомненно, был готов к игре в Италии.

- Летом «Барселона» сделала предложение «Зениту» о покупке Аршавина за 15 млн евро, но в итоге в столице Каталонии оказался не форвард сборной России, а белорус Александр Глеб…
- Меня это не удивило, ведь Глеб давно живет и играет за границей. Он знает все тонкости западноевропейского стиля как в жизни, так и в футболе. Безусловно, менеджеры «Барселоны» учитывали этот факт. К тому же не уверен, что Аршавин смог бы с ходу вписаться в «Барсу». Эта команда играет в футбол, который в старые добрые времена назвали бы «спартаковским». Сомневаюсь, что он был бы по душе нынешнему зенитовцу. Ну а Глеб более универсален. К тому же парень очень честолюбив, хотя ни в Германии, ни в Англии, выступая за классные команды, ничего не выиграл. У Глеба мотивация намного выше.

- Кроме минского и киевского «Динамо» в вашей игровой карьере было еще два клуба. Что дали вам краткосрочные командировки в Китай и Латвию?
- В Китае я понял, как нельзя готовиться к матчам. Я не попадал в основной состав «Динамо», и меня отдали в аренду. В Киеве я привык к дисциплине и порядку. Для меня было просто дико, когда китайский тренер проводил в раздевалке установку на игру, попыхивая сигаретой, или когда один из моих одноклубников приходил на ту же установку с женой и трехмесячным ребенком. В общем, приятных воспоминаний осталось мало, и задерживаться в Китае не было ни малейшего желания.

- В Латвии тоже?
- Там другая история. В клуб «Вента» меня пригласил давний товарищ, Олег Лужный. У руководителей этого на пустом месте созданного клуба были большие амбиции, но, как водится у нас на просторах бывшего Союза, благие пожелания редко сбываются, а щедрые обещания редко выполняются.

- В родное минское «Динамо» вы вернулись доигрывать?
- Скорее, выступал в роли «дядьки». Команда была молодая, тренеры в ней менялись так часто, что игроки привыкнуть не успевали. Нужно было помочь ребятам в такой непростой ситуации.

- На роль главного, да еще играющего тренера минского «Динамо» вас пригласили в разгар сезона. Тяжело ли дался переход от Саши к Александру Николаевичу?
- Как я уже говорил, большинство моих одноклубников были намного моложе. Они и на тренировках меня называли Николаичем, когда я был просто игроком. Никто бы не понял, если бы я от них резко дистанцировался. В принципе, никаких сложностей не испытал. Другое дело, что в минском «Динамо», где руководители требуют результата от любого главного тренера через две недели после начала работы, пришлось непросто.

- Кроме Лобановского вы работали под началом еще одного легендарного советского тренера. Сейчас Эдуард Малофеев трудится в Санкт-Петербурге. Будете с ним встречаться?
- Сам встреч искать точно не буду. О том, что Эдуард Васильевич снова стал динамовцем и будет снова учить играть в свой искренний футбол, конечно, наслышан. Он в последние годы стал религиозным человеком, так что, дай Бог, ему удачи.

- Обида на тренера, обвинившего вас в «сдаче» матча в Минске сборной Украины в отборочном цикле ЧМ-2002, осталась?
- Обижаются слабые. Я себя к таковым не отношу. Да и вообще, эта тема для меня закрыта.

- Давайте все же вспомним некоторые нюансы той давней истории…
- Тогда начинать нужно с матча между нашими командами в Киеве. Мы сумели увезти из столицы Украины очко. Перед игрой в Минске и мы, и украинцы сохраняли шансы на второе место в группе, дававшее право на стыковые игры. Всё решили два гола Шевченко, который фактически в одиночку решил судьбу игры. Два удара – два гола. В перерыве в раздевалке поговорили с Малофеевым на повышенных тонах, и я сказал: «Если есть претензии по моей самоотдаче, меняйте». В середине второго тайма заменили и Белькевича. Разговоры о «сдаче» пошли потом. Самое интересное, что победа сборной Белоруссии над уже обеспечившими себе место в финале поляками никого не впечатлила. Перед последним туром почему-то никто не сомневался, что Польша отдаст Украине игру, а они взяли и сыграли вничью. Судьба второго места оказалась в руках Малофеева. Я не был в Уэльсе, но знал о настроениях в команде. Ребята чувствовали себя обреченными и проиграли решающий матч.

- Именно в Белоруссии почему-то постоянно всплывает тема договорных матчей сборной…
- В клубном футболе нашей страны крутятся не очень большие деньги, а сборная – это все-таки престиж страны. Причем если в России и Украине предпочитают в подобных случаях разбираться внутри команды или федерации, то у нас «выносят сор из избы». Хотя ни одного факта обычно в доказательство не приводят. Как в случае с вашим получившим уже громадную известность тренером Владимиром Косоговым. Вот и у нас не поделили что-то бывший вратарь национальной сборной Валерий Шантолосов и журналист самой популярной спортивной газеты. В результате расследование в прессе имело для голкипера печальные последствия. Он объявлен персоной нон грата в белорусском футболе. Думаю, что и в России, где он в последнее время работал, у Валерия будут проблемы с трудоустройством. Хотя близко я с ним не знаком и категоричных оценок давать не буду.

- Играя в Киеве, вы говорили, что собираетесь после завершения карьеры осесть в столице Украины. Тем не менее тренерскую карьеру начали в Минске…
- У меня в Киеве квартира, множество друзей. Паспорт я менять не хочу, но вид на жительство в Украине имею. Ну а тренерскую карьеру начал в Минске в силу обстоятельств. Когда я твердо решил заняться этим непростым ремеслом, подоспело предложение возглавить «Динамо», а затем поработать с юношеской сборной. Молодому тренеру нужна практика. Без ошибок никто не обходится, и лучше набить шишки в начале пути. Летом я подписал двухгодичный контракт с ФК «Витебск». Четыре месяца совмещал работу в клубе и сборной, но сейчас твердо решил сосредоточиться на одной. Независимо от того, как сыграет сборная Белоруссии на Турнире Гранаткина, после его завершения я продолжу работу с «Витебском».

- Видите ли вы себя в роли главного тренера сборной Белоруссии?
- Это провокационный вопрос. С командой работает немецкий специалист Бернд Штанге.

- А в отдаленной перспективе?
- Мне кажется, что работа с национальной сборной – это своеобразная тренерская вершина. Особенно когда речь идет о сборной твоей родной страны. Пока я просто не готов к такому испытанию. Честно признаюсь: не знаю, как работать с национальной сборной Белоруссии. Вообще, такую работу лучше доверять опытному специалисту.

- В странах бывшего Союза считается, что еще и иностранцу…
- Действительно, мода сейчас такая. Только ведь того же Гуса Хиддинка пригласили возглавить сборную России не потому, что у него голландский паспорт. Он всегда давал результат, даже работая с такими не преуспевавшими ранее на чемпионатах мира командами, как Корея или Австралия. Много говорят о «фартовости» Хиддинка, но не в благосклонности госпожи Удачи к этому тренеру дело. Я был на первом матче Евро-2008 Россия – Испания в Инсбруке. Казалось, после разгрома, учиненного соперниками, россияне просто не смогут оправиться. Хиддинк же сумел заставить ребят поверить в свои силы. В четвертьфинале против голландцев мы увидели совсем другую команду. Здесь можно провести параллели с Лобановским, который, как я уже подчеркивал, заставлял ребят поверить в то, что они не слабее западных звезд.

- Учатся ли белорусские юноши, играющие под вашим началом, на каких-то ошибках, допущенных футболистом Хацкевичем?
- Мне, конечно, хочется научить своих ребят профессиональному отношению к делу. Нас ведь никто не учил, как правильно питаться, восстанавливаться, готовиться к играм. В результате из юношеской сборной СССР, в которой я играл, только пять человек сумели добраться до уровня национальных сборных своих стран. Кроме меня заиграли на таком уровне украинец Виталий Косовский и россияне Владимир Бесчастных, Дмитрий Лоськов и Валерий Кечинов, представлявший в юниорской сборной Узбекистан. Хотя были в той команде, которую возглавлял Александр Пискарев, и более талантливые ребята, чем мы. Просто им не так повезло в футбольной жизни.

- Советуете ли вы своим игрокам принимать предложения из российских и украинских клубов или нацеливаете их на отъезд в сильные западноевропейские команды?
- Не вижу ничего плохого, если они будут уезжать в киевское «Динамо», московский «Спартак» или «Зенит». Только прежде нужно проявить себя в чемпионате Белоруссии и показать какой-то уровень. В прошлом году после Мемориала Гранаткина уехал в «Сатурн» Владимир Юрченко. Он получает неплохие деньги, но не прогрессирует как футболист. Не все молодые игроки понимают, что не стоит гнаться за деньгами именно сейчас. Хотя все зависит от тех целей, которые они перед собой ставят. Кто-то играет за деньги, кто-то – в хороший футбол, получая при этом не меньше.

- У белорусов перед глазами пример Глеба…
- К отъезду в Западную Европу нужно быть готовым прежде всего психологически. Ведь освоиться на новом месте в чуждой обстановке, да еще и без знания языка, достаточно тяжело. Ведь Александру Глебу и его младшему брату Вячеславу очень повезло. Их опекала в Германии семья Николая Шпилевского. Он в свое время играл в Минске, потом уехал в Германию и выступал за «Штутгарт Киккерс» во второй бундеслиге, а после завершения карьеры занялся агентской деятельностью. Если бы не Шпилевский, то у Глеба могли возникнуть проблемы, и неизвестно, как бы он с ними справился. На Западе совсем другой подход. Там никто не будет ходить и вытирать за тобой сопли только потому, что считает тебя перспективным.

07:14 09/01/2009




Loading...


загружаются комментарии