Валерий Шанталосов будет обжаловать решение БФФ в УЕФА и ФИФА

Сегодня в офисе Белорусской федерации футбола прошло заседание апелляционного комитета, на котором была рассмотрена апелляционная жалоба бывшего голкипера национальной сборной Беларуси Валерия Шанталосова, в которой тот выразил свое несогласие с решением дисциплинарного комитета БФФ от 19 декабря 2008 года, в соответствии с которым на него было наложено дисциплинарное наказание в виде объявления его персоной нон грата в белорусском футболе. Рассмотрев жалобу, апелляционный комитет оставил решение дисциплинарного комитета в силе.

Напомним, что это решение принято после громкого уголовного дела о попытке подкупа Шанталосовым игроков национальной сборной Беларуси в отборочных матчах Евро-2004 с Чехией и Молдовой.

После того, как решение апелляционного комитета было вынесено, корреспондент «Белорусских новостей» связался с Валерием Шанталосовым.

— Почему ваша апелляция рассматривалась так долго?

— Не знаю, возможно, новогодние праздники повлияли. Удивило и то, как мне сообщили о том, что сегодня будет рассмотрено мое дело: позвонили и сказали, чтобы через два часа я подъехал в федерацию на заседание апелляционного комитета.

— Как прошло само заседание?

— Там собралось 7 человек. Из которых я знаю только двоих — Андрея Шалимо, бывшего игрока минского «Динамо», который теперь, по-моему, работает замдиректора Футбольного манежа, и Владимира Новицкого. Остальные не представлялись. Мне предоставили слово, и я сказал, что рад, что в отличие от дисциплинарного апелляционный комитет меня пригласил. Дальше я сказал, что в компетенцию ДК не входит право объявлять меня персоной нон-грата и по существу лишать работы, и сказал, что готов отвечать на вопросы.

— Их было много?

— Нет. На удивление. Мне предложили рассказать суть моих претензий. Я заявил, что обвинения не признал, что доказательства были косвенными, а аудиозапись, по заключению адвоката, и вовсе не является доказательством, потому что была добыта незаконно. Сказал я и о том, что не было судебного решения, да и просто заседания — ни в России, куда передали дело, ни в Беларуси. Когда же я стал называть статьи уголовного кодекса, по которым следователем принимались решения, и растолковывать их собравшимся, то мне постоянно заявляли — мы не юристы. Так для чего же вы здесь собрались обсуждать уголовное дело, если вы ничего в юриспруденции не понимаете? Как я ни старался с документами в руках объяснить, что статья 184 УК РФ, по которой и было закрыто дело, значит не признание себя виновным, как везде пишет Бережков, а лишь то, что я не могу обжаловать действия милиции и претендовать на возмещение ущерба причиненного, в том числе, и моей деловой репутации, меня не слушали. Ответ был один — зачем ты подписал бумагу о закрытии уловного дела?

— Действительно, зачем?

— Так ведь это не означает, что я признал себя виновным, как выдают это мое решение некоторые. За три с половиной года, пока тянулось дело, прокуратура Республики Беларусь 16 раз отказывалась отправлять его в суд, потому что не было доказательств. К тому же даже сама статья, по которой было заведено дело, предусматривает от 120 до 180 часов общественных работ (минимум) до 3 месяцев ареста (максимум) — ни слова о запрете заниматься какой-либо деятельностью. А собственно решение ДК и является таковым.

— Апелляционный комитет это решение утвердил. Что дальше?

— А я и не ожидал иного. Уже в ходе сегодняшнего заседания я понял, что это — фикция! Если они по окончании заявили мне, что о решении сообщат завтра, а через несколько минут вынесли вердикт — это только подтверждает правоту моего предположения. Поэтому я твердо намерен обжаловать это решение в вышестоящих инстанциях.

— Полагаем, в ФИФА и УЕФА?

— Да. Я лишь посоветуюсь с юристами, которые подскажут, какова процедура.

 

23:23 15/01/2009




Loading...


загружаются комментарии