Наша Даша

На экваторе нынешнего биатлонного сезона 22-летняя минчанка Дарья Домрачева набело переписала спортивную биографию.

Наша Даша

Если до стартов в Рупольдинге и Антхольце в ее активе значились, простите за каламбур, с десяток попаданий в десятки сильнейших по итогам личных дисциплин и статус подающей надежды, то буквально за восемь январских дней лидер белорусской команды трижды восходила на пьедестал этапов Кубка мира, перебравшись в когорту основных претендентов на медали стартующего 14 февраля чемпионата мира в Пьенчане.

После завершения состязаний в Антхольце корреспондент “ПБ” связался с главной виновницей беспрецедентного всплеска активности на биатлонной ветке нашего интернет-форума. Насколько могу судить по тональности высказываний, люди действительно прониклись к ней той самой “народной любовью”, о которой столько написано в литературе. Смело пишу про это, поскольку не сомневаюсь: каких бы успехов ни добивалась Домрачева, у нее никогда не “снесет” от них “крышу”.

— Скажи, тебя действительно так мобилизовал тот казус в Оберхофе или ты изначально ожидала подобный всплеск результатов к середине января?
— Не сказала бы, что та ошибка стала причиной поледовавших за ней нескольких призовых мест. Да, это был огромный стресс, после которого действительно нужно было реабилитироваться, прежде всего в своих глазах. Но призовые места в январе не назову следствием именно той ситуации. Считаю, результат — это итог проделанной работы, а не испытанных стрессов…

— В прошлых сезонах ты шесть раз попадала в десятки в спринте, но всякий раз до призовой тройки не дотягивала. Как боролась с комплексами и, главное, что отвечала себе на вопрос “почему”?
— О каких комплексах идет речь?! Комплексы из-за непопадания на пьедестал в первые официальные “взрослые” сезоны в биатлоне?! Глупости это и предрассудки! А занимаемые в десятках сильнейших места всегда придавали только еще большую уверенность в себе и желание работать над ошибками.

— Что-то изменилось в твоей подготовке к сезону по сравнению с прошлым розыгрышем Кубка мира?
— Изменения колоссальные, что прежде всего связано с перенесенной в прошлом году болезнью, которая не позволила тренироваться по запланированной программе. В этом же, к счастью, в предсезонный период серьезных проблем со здоровьем не испытывала, подготовка прошла без срывов. Тренировалась в основном с низкой и средней интенсивностью, с упором на увеличение объема, выносливости, работала над техникой стрельбы. Практически вся скоростная часть проводилась непосредственно перед началом сезона, и первые старты Кубка мира стали запланированным продолжением работы над скоростью.

— Изменилось ли к тебе отношение биатлонной элиты после столь убедительной первой половины сезона?
— Хотела бы заметить, что все спортсменки в биатлоне относятся друг к другу уважительно — наверное, это одно из следствий непредсказуемости вида спорта. А стабильные выступления в сезоне, полагаю, просто еще раз подтвердили неслучайность моего присутствия в розыгрыше Кубка мира. Могу сказать, что у меня заметно прибавилось болельщиков, и это, как ты понимаешь, приятный момент. А с соперницами и в прошлом сезоне были достаточно уважительные отношения, тем более что со многими мы выступали вместе на юниорских стартах. С молодыми россиянками вообще знакома с младых ногтей. Мы прекрасно представляем спортивные возможности друг друга и всегда понимали, что можем составить серьезную конкуренцию именитым биатлонисткам.

— Сравни уровень соперничества в прошлом сезоне и нынешнем.
— В этом сезоне наблюдается гораздо большая непредсказуемость результатов соревнований. Нет такого, чтобы в тройке постоянно присутствовали одни и те же лица. Например, для всех были неожиданными высокие места румынской спортсменки Тофалви. Что касается уровня конкуренции, то он был высок всегда.

— На мой взгляд, твои выступления в спринте в Рупольдинге и Антхольце, по сути, похожи как братья-близнецы.
— Мне так не показалось. Гонки существенно отличались. Прежде всего количеством штрафов на огневых рубежах. Если в Рупольдинге не допустила ошибок, то в Антхольце все же заработала штрафной круг. Можно также отметить разный рельеф трасс, среднегорье Антхольца, где меньше содержание кислорода в сравнении с равниной. Каждую из этих особенностей необходимо было учитывать по ходу гонки, верно распределять силы.

— Кстати, об их распределении. По статистике коротких гонок, закономерность твоего временного расклада по трем кругам четко прослеживается. Можно ли утверждать, что ты нащупала собственную тактику и неуклонно ей следуешь, либо расклад сил на дистанции делаешь спонтанно?
— Я довольна тем, что в этом сезоне получается правильно распределять усилия, оставляя небольшой запас на финишный круг. Ведь каждый старт — это своеобразная внутренняя работа. Лучшая тренировка характера — это когда соревнуешься прежде всего с собой, исправляя предыдущие ошибки. Это как в знаменитой фразе: “Победишь себя — победишь других”.

— На финише спринта в Антхольце ты проиграла Бергер восемь секунд. Как раз эти самые восемь секунд твоего отставания отыскиваются в статистических выкладках гонки в графе “время стрельбы”. Резерв налицо?
— Налицо — не то слово! И это вселяет оптимизм. Значит, впереди непаханое поле, где есть отличные наделы. Согласись, было бы гораздо печальнее, если бы не оставалось резерва для роста. Все обстоятельства каждой гонки берутся на заметку, из чего делаются выводы. В частности, для планирования подготовки к следующему сезону.

— Длинные гонки с четырьмя огневыми рубежами... Правильно ли я понимаю, что для тебя в них пока всего много — километража, рубежей, осязаемых соперниц?
— По-моему, уже ответила на этот вопрос результатом в гонке преследования в Антхольце. Третьим местом доказала, что могу справляться и с длинными дистанциями. Повторю: у меня есть к чему стремиться и над чем работать. А рецепт, как говорит наш тренер Клаус, один: “Сonсentration”!

— Стрелковая составляющая подготовки команды однозначно поднялась на более высокий уровень. Что нового привнес в тренировочный процесс Клаус Зиберт, может быть, появились какие-то особенные “фишки”?
— Действительно, качество стрельбы возросло у всех. Это — отрадный факт. Честно говоря, не хочется вдаваться в подробности постановки стрельбы. По собственным ощущениям хотела бы отметить высокий профессионализм и позитивную энергетику немецкого специалиста, его уверенность, которую он вселяет в спортсменов. А уверенность — далеко не последнее дело в стрельбе. “Relax and Concentration” — та фраза, которая у нас ассоциируется исключительно с Клаусом. Что до особенных “фишек”… Взять хотя бы его имя. Так уж повелось, что в нашей команде ко всему тренерскому составу обращаются по отчеству. Естественно, Клаус не стал исключением. “Зибыч” — производная от фамилии, зато звучит как нечто родное. Чем не отчество!

— Испытываешь внутренний комфорт от блестящих результатов, от твоего нынешнего элитного положения в зачете Кубка мира? Или где-то в глубине души есть тревога: а не рано ли я прорезалась за три недели до “мира” в Корее?
— Знаешь, что больше всего радует? То, что не взобралась на золотой подиум до чемпионата мира. Где бы я потом искала мотивацию?! Ну а если серьезно, то, конечно, хотелось бы показать высокий результат именно на главном старте сезона. Вся подготовка велась именно к нему, а как получится, сейчас не возьмется сказать никто…

— Какие ассоциации в данный момент у тебя вызывает словосочетание “первый в истории биатлона чемпионат мира в южнокорейском Пьенчане”? И не выговорить, прости господи...
— Наверное, больше фантазий об этом местечке лезло бы в голову, если бы мы не побывали в Пьенчане в прошлом году на этапе Кубка мира. Признаюсь, впечатления остались не слишком радужные. Готовимся к корейской кухне, закупаем наши каши. Место не из приятных, тем более что существует огромная разница во времени. Чтобы лучше акклиматизироваться к этому часовому поясу, сразу после Антхольца отправляемся на подготовительный сбор в Хабаровский край. Если честно, здесь для нас больше неизвестного. Еще остается вопрос по биатлонной трассе: непосредственно к чемпионату мира ее рельеф должен был претерпеть кое-какие изменения. Верим, что в лучшую сторону, а то в прошлом году складывалось впечатление, что биатлонистов запустили на горнолыжную дистанцию!

— Практически после каждого финиша — а уж если он удачный, то и говорить не приходится — ты посылаешь в камеру воздушный поцелуй и улыбку, которые на свой счет принимает каждый поклонник твоего таланта. Что для тебя значат многочисленные болельщики, которые где-то за тысячи километров от стадиона молятся в экран в ожидании триумфа Дарьи Домрачевой?
— Все поцелуи, конечно же, для моей семьи. А всем своим болельщикам хотела бы сказать: ОГРОМНОЕ СПАСИБО ВАМ ОТ ВСЕЙ ДУШИ! Только напиши большими буквами. Спасибо, что радуетесь вместе со мной. Спасибо за поддержку, за понимание, за то, что я не услышала ни одного резкого, осуждающего отзыва в свой адрес после того курьезного случая в Оберхофе. Знаю, что это был шок для всего биатлонного мира, для меня и болельщиков. Спасибо, что поддержали в непростой ситуации. Да, я заставила вас понервничать, но обещаю, что в дальнейшем буду стараться приносить вам только радость своими результатами. В чем и подписываюсь: “Ваша Даша”.

06:05 29/01/2009




Loading...


загружаются комментарии