Мудрый пасечник

Мед от Олега Чернявского скрашивал чемпионские будни минского «Динамо»

Мудрый пасечник

Бывшие футболисты, как правило, становятся тренерами, скаутами, агентами, те, кто посноровистее — генеральными директорами клубов. Кем угодно они могут быть — хоть комментаторами, но из футбола стремятся не уходить. Однако нет правил без исключений.
Олег Чернявский, известный в прошлом полузащитник минского «Динамо», выигравший четыре чемпионских титула и два Кубка Беларуси, игрок сборной страны, так устал от футбола, что после окончания карьеры четыре года просто сидел дома.
— Лежал на диване и плевал в потолок, — смеется он сейчас. — Но семье — любимой жене Ксюше и дочке Каролине — своим бездельем порядком поднадоел, стали случаться ссоры. Да и деньги закончились. Вариантов трудоустройства оказалось немного. У меня ведь нет образования. Обратился к бывшему партнеру по «Динамо» Саше Вяжевичу. Он мне посоветовал Торговый дом «На Немиге». Сейчас я — старший смены службы безопасности. Контролирую торговые залы, слежу за сотрудниками. Работа нравится. Да и со своими друзьями часто вижусь — с Пудышевым, Соколом, Родненком, Зыгмантовичем, Тумиловичем...
— Говорили, что вы вроде в мебельный бизнес ушли...
— Собирался, друг пригласил. Оказалось — не мое. Я — спортсмен и табуретками торговать не могу.
— А почему не остались в футболе?
— В Солигорске предлагали остаться, в «Шахтере». Но предложили такие условия, что я собрал вещи и уехал. Разве это дело, когда многие футболисты, которые лечатся больше, чем играют, получали в разы больше меня? Пытался еще «попылить». Думал, что мой первый тренер Анатолий Литовченко поможет найти клуб в российской первой лиге. Но там спрос на молодых ребят, а мне 33 стукнуло. В общем, решил закончить.
— А ведь одно время вы на ведущих ролях в «Динамо» были, в сборную привлекались...
— Сам удивляюсь, как я — украинский пацан — оказался в Минске. Родился в Измаиле Одесской области. Окончил киевскую республиканскую школу-интернат, где тренером был бывший футболист киевского «Динамо» Виталий Хмельницкий. Год искал, куда себя пристроить. Не нашел, забрали в армию. Служил в пожарных войсках в Марьиной Горке. На базе техникума там была команда, которая выступала на первенстве профсоюзов. Выиграли. А в конце сезона в качестве поощрения нам организовали матч с минским «Динамо». Мы проиграли — 1:4, но меня заприметил Эдуард Малофеев и пригласил в команду. Потом развалился чемпионат СССР, а в первенстве страны играть при пустых трибунах было не особенно интересно.
— Вам и сейчас белорусский футбол неинтересен?
— Абсолютно. Предпочитаю побегать в ветеранском турнире, что веселее.
— А как же минское «Динамо»?
— Я не отказался бы от сезонного абонемента.
— Олег, вы обладали хорошей техникой и скоростью. Но поговаривают, что были несколько ленивым, что ли...
— В том «Динамо» все были ленивые. Мы знали, что в любом случае победим на классе, а значит, можно недобежать, недоработать. Иван Щекин так и говорил: «Вас надо палкой бить!» До этого не доходило, но в словах Григорьич не стеснялся. А звездой я не стал не потому, что ленился. Меня не отпустили вовремя за границу. Предложений было море. Знаю, что мною интересовалась венская «Аустрия», в Израиль ездил на «смотрины». Меня хотели видеть в этих командах, но клубы не сошлись в цене. Не повезло.
— Жалеете?
— Нельзя жалеть о том, чего не случилось.
— Вот такую вам характеристику и дали: Чернявский, говорят, довольствуется тем, что есть.
— А разве это плохо? Уж лучше так, чем как нынешние молодые футболисты, которые играют слабо, а зарабатывать хотят, как Криштиану Роналду.
— Слышал еще, что вы были заядлым курильщиком...
— Курил по пачке в день. И никогда не прятался, тренеры знали. Много ли пили? Я лично не пил. Многие ребята употребляли, но без фанатизма.
— Расскажите о своих маленьком винодельном заводике и чудесной пасеке, благодаря которой все «Динамо» мед ложками ело.
— У нас дома было 50 ульев — 100 пчелиных семей. Мы часто играли в Украине, и папа постоянно привозил в команду вино и мед. Наш врач Василий Дмитраков постоянно его заказывал. Помню, как в Киев притащил два 40–килограммовых бидона. А вино отец привез один раз в Одессу, чтобы нам в дороге не было скучно. Для поддержания формы.
— В 1999 году вы перешли в «Шахтер». За деньгами поехали?
— Возникли проблемы с квартирой. Я должен был получить ее по контракту бесплатно, но на деле «хозяин» клуба Хвастович заставил платить немаленькие деньги. Обманул. И таких, как я, было человек 10. А в «Шахтере» предложили нормальную зарплату, которая позволила рассчитаться.
— Болельщики, как известно, в Солигорске были суровые. За плохую игру могли и в забое закопать...
— Это неправда. Даже поражение ими воспринималось положительно, если была хорошая игра. За три года, которые я играл в Солигорске, мне ни разу не приходилось слышать гадости.
— В шахту спускались?
— Ни разу. До сих пор об этом жалею.
— Как вам нынешняя сборная?
— Приглашение иностранного тренера — это катастрофа. Не все его действия мне понятны. Сначала сделал ставку на молодежь, потом снова пригласил опытных игроков. Зачем–то отказался от услуг Гуренко, Ромащенко, Штанюка... Если судить по матчам с Люксембургом и Кипром, то выход в финальную часть чемпионата мира или Европы нам еще лет 10 не светит.
— Вы провели за сборную 7 игр. Не мало?
— Достаточно. Моими партнерами были Хацкевич, Белькевич, Мирослав Ромащенко, Кульчий, Баранов...
— У вас в команде было прозвище?
— Черный глаз. Потому что однажды я угадал на спор не только счет игры, но и того, кто забьет мячи.

08:27 07/02/2009




Loading...


загружаются комментарии