У Снытиной есть лекарство от меланхолии

В Беларуси даже далекий от женского баскетбола человек в череде спортивных имен непременно отметит Екатерину Снытину. Либо вспомнит знаменитый спор баскетболистки с подругой по национальной сборной Анастасией Веремеенко, завершившийся завоеванием бронзы Евро-2007 и стрижкой от начинающего гомельского “мастера”. Либо уважительно отзовется о татуировке “Невозможное возможно”, украшающей руки спортсменки и ставшей едва ли не символом взлета “буяльских девчат”…

У Снытиной есть лекарство от меланхолии

Возьмусь утверждать: из общего людского потока Катя выделяется столь же ярко. Право слово, в угрюмом белорусском обществе ее оптимизм сродни лучу света в темном царстве. Да и бойкая манера общения, при которой зазевавшемуся собеседнику практически нереально уйти от добродушного “подкола”, по умолчанию располагает к себе….

— Нынешний сезон похож на синусоиду: классные игры в твоем исполнении чередуются с не совсем удачными. В чем причина?
— Наверное, это врожденное. (Улыбается.) Анатолий Сергеевич Буяльский постоянно повторяет, что хороший игрок должен стабильно держать марку и не опускаться ниже определенного уровня. Стараюсь работать на тренировках, устраняя недостатки, но пока, увы, не всегда все получается. Плюс несколько сумбурным выдалось начало клубного сезона, потому как команда играла нестабильно. Пока присмотрелись друг к другу, освоили тактические задумки нового тренера, да и усталость после Олимпиады на первых порах сказывалась... Благо сейчас дела пошли на лад.

— Насколько амбиции “Гдыни” отвечают твоим спортивным запросам?
— Совпадение довольно велико. Хотим взять золото национального первенства, выиграть Кубок Польши. Также стремились пробиться в “финал четырех” Евролиги, но обидно уступили в овертайме третьего матча 1/8 финала турецкому “Фенербахче”. В принципе ничего неосуществимого в оставшихся планах на игровой год не вижу. Главное, верить в свои силы и трудиться не покладая рук. Потолка клуб не достиг и близко.

— Правдивы ли слухи, что ваша дружина — эдакий аналог подмосковного “Спартака”, где удовлетворяются все прихоти игроков, но в то же время с них требуют 300-процентной отдачи?
— Сомневаюсь, что сравнение корректно. “Гдыня” — спокойный клуб, где на первое место ставится профессионализм. Как исполнителей, так и менеджмента. У нас никогда не было демаршей, никто не выставлял завышенных контрактных требований или сумасшедших запросов сверх положенной меры после побед. Руководство платит той же монетой: старается делать так, чтобы от баскетбола нас ничто не отвлекало, оперативно решает организационные неурядицы, если таковые возникают. Просят же об одном — максимально выкладываться в каждой встрече. Согласись, это вполне естественное желание.
К тому же клуб, за который выступаю, иначе как семью не воспринимаю. Честно говоря, иной модели поведения даже представить не могу. Разве команда способна нормально существовать, если 12 человек собираются только на тренировку или на игру, а потом расходятся по своим углам?! Кстати, в Польше с этим намного проще. Здесь и дня не проведешь без того, чтобы кто-нибудь не позвонил и не пригласил в кино или просто пообедать. А перед Рождеством в клубе организовывается совместный ужин, куда приглашаются баскетболистки и весь обслуживающий персонал. Дарим друг другу смешные подарки и желаем всего наилучшего в наступающем году.

— То есть деления на “своих” и “чужих”, о котором упоминала Настя Веремеенко в рассказе о чемпионате России, удается избегать?
— Думаю, да. Скорее существует определенная внутренняя градация, “кружки по интересам”, если угодно. Но это совершенно не мешает после домашних игр всем вместе собираться на ужин в ресторане отмечать победу или переживать из-за неудачи. Никаких враждующих лагерей, никаких группировок. Да и есть ли смысл строить козни, если у нас все выясняется на площадке? На тренировках, в играх “пять на пять”, в официальных матчах показываешь наставнику все, на что способен. Он от этого отталкивается, формируя стартовую пятерку, выделяя игровое время. Так что закулисные интриги здесь не помощники…
Давай, чтобы не быть голословной, приведу наглядный пример. С приходом Яцека Винницкого в команде установился простой и понятный всем принцип: если отрабатываешь в защите — то играешь, если не справляешься — сидишь на скамейке. Вне зависимости от былых заслуг, международного статуса или национальности. Даже американка Алана Берд, которая набирает львиную долю очков “Гдыни”, после трех неудачных игр кряду оказалась в запасе. Просто потому, что не выполняла задания тренера в защите. Собственно, к этому сводится каждая предматчевая установка: “Если отработаете в обороне, выиграете матч”.

— В чем видишь принципиальное отличие польского первенства от иных чемпионатов?
— По сути, в высшей лиге выступают лишь две команды элитного уровня — “Гдыня” и “Висла”. Остальные объективно уступают в классе, довольствуясь ролью середнячков. Поэтому в течение года по большой части трудимся в “тренировочном” режиме: отрабатываем на слабых клубах тактику, шлифуем взаимодействие, готовясь к сражениям в Евролиге и “зарубам” с Краковом. Возможно, в отсутствии серьезной конкуренции кто-то увидит минус, но я стараюсь в каждой жизненной ситуации прежде всего выделять положительные моменты. Поэтому к данной “фишке” польского турнира отношусь спокойно.

— Насколько тесно контактируешь с фан-клубом “Гдыни”?
— Существует традиция, согласно которой два раза в сезон болельщики и команда собираются на встречу. Обмениваемся историями, делимся впечатлениями. Со многими из людей, входящих в сообщество, подружилась. Ведь это часть нашего семейного круга! Только представь: многие постоянно сопровождают клуб на выездах, специально проводя ради этого за рулем по шесть-семь часов! Не передать словами, как чертовски приятно видеть и слышать поддержку в чужом зале. Она придает сил, концентрирует, мотивирует. Ведь нет ничего противнее, чем подвести поклонников, которые убили уйму времени и покрыли солидное расстояние, “наградив” их в знак признательности невыразительной игрой или вовсе неудачей.
Кстати, со многими близко сошлась еще в Италии на чемпионате Европы-2007. Вообще-то они приехали болеть за команду Польши, но поскольку сборная в последний момент не прошла квалификацию, то болельщики всю положительную энергию сконцентрировали на нас. Потом приехали поддержать Беларусь на олимпийском отборочном турнире в Мадриде. Ну и как после этого не выкладываться на площадке на сто десять процентов?!
К слову, обстановка на трибунах ярко контрастирует с тем, что доводилось видеть в наших дворцах на играх мужской или женской сборных.
Даже если матч белорусской команды собирает полный зал, атмосфера там совершенно неуютная. Народ сидит мертвый, не хлопает, не кричит. После увиденного в фан-секторах в Польше — начиная от маек, флагов, кричалок и заканчивая барабанами, — отечественная культура боления и кладбищенская атмосфера удручают.
Можно, конечно, сказать, что у людей другие проблемы, их головы забиты иными серьезными дилеммами, но мне кажется, что загвоздка скорее в менталитете. Народ просто не привык (или до сих пор не научился) проявлять эмоции.
Сравни. Недавно “Гдыне” построили новый зал, матч-открытие которого пришелся на плей-оффовское сражение с “Фенербахче”. Так уже за неделю до игры все пять тысяч билетов были раскуплены! Увидав, что ажиотаж не спадает, руководство пошло навстречу фанам, пустив в продажу дополнительные стоячие места. В день игры дворец напоминал муравейник! Каждый подбор, перехват или попадание встречалось такой неистовой овацией, что волей-неволей продолжали идти вперед, цепляться за каждый мяч. Во многом благодаря болельщикам тот матч мы выиграли с разницей в три очка, вытянув концовку. После чего долго стояли посреди площадки и аплодировали людям в ответ. Разумеется, те и не думали бежать в гардеробы после финальной сирены…

— О твоем темпераменте на площадке ходят легенды. Можешь вспомнить забавные эпизоды, с ним связанные?
— В этом сезоне пока отличиться не успела. Зато освободившуюся “вакансию” оперативно заняла пришедшая в межсезонье из “Спартака” Ивана Мантович. Сербка оказалась такой “легко воспламеняющейся” девушкой, что в каждой встрече приходится вклиниваться между ней и соперницами, дабы предотвратить серьезные конфликты. Будешь смеяться, но иногда вмешиваюсь в стычки агрессивно, закрываю вошедшую в раж подругу телом — иначе девчонкам из другой команды может достаться.

— Задорный характер — это твоя уникальная черта или наследство родителей?
— И то, и другое. Мама и папа, конечно, над этим поработали, но по большей части каждый формирует себя сам. Многое переняла у тех, с кем играла, на кого смотрела и ориентировалась. Многое пришло с возрастом, накопленным опытом. Например, зачатков того же самообладания еще четыре года назад во времена выступления за “Динамо” не было и близко. Сегодня понимаю, что характер обретает завершенный вид не за день или год, а по прошествии многих лет. Поэтому продолжаю двигаться на пути становления, не чураясь подсматривать что-либо у более искушенных людей, советоваться с ними… Ну а задор — это что-то вроде лекарства от меланхолии. Когда улыбаюсь и смеюсь, многие проблемы или неудачи не кажутся такими уж большими и важными, Так что, люди, чаще улыбайтесь!

— Тебя считают едва ли не главным балагуром и энерджайзером национальной сборной. Кому от шуток достается больше всего?
— Конечно, Веремеенко. Постоянно общаемся, поэтому в мой эмоциональный водоворот — отрицательный в том числе — Настю волей-неволей затягивает. Часто вместе творим сумасбродные вещи, последней из которых стала новогодняя авантюра. Дело было так: ужинали в центре Минска в компании Оли Масиленене и Саши Тарасовой. Поскольку я немного оконфузилась с новогодними подарками, Настя решила сюрпризом поднять настроение, купив целую корзину роз. Правда, поставила условие: “гербарий” перейдет в мои руки, только если сейчас же выйду на улицу и начну цветы продавать. Представь: в час ночи вся честная компания — я с корзиной, Тарасова, как первый покупатель, уже с цветком — идет к катку возле Дворца республики и принимается торговать цветами налево и направо! Народ был счастлив… Некоторые розы отдавались просто так, иные ушли за символическую плату, чтобы соблюсти обязательства перед Настей, но важен был не конечный результат, а процесс. Нахохотались от души…

— Попробую вернуть беседу в серьезное русло, спросив: знакома ли тебе “звездная болезнь”?
— Как могу считать себя звездой, если даже не выхожу в стартовой пятерке национальной команды?! Да и заслуги сборной не считаю чем-то выдающимся. Очень обидно, что в Китае даже близко не подобрались к медалям. Разговоры: “Девчонки, вы молодцы, что пробились на Игры”, конечно, могут служить бальзамом на раны, но лишь до воспоминания о том, как проиграли китаянкам ключевой матч турнира. Эта неудача окончательно опустила с небес на землю, заставила по-иному посмотреть на пекинский вояж. Одно дело побывать на Олимпиаде, другое — вернуться с Игр с медалью. Прекрасно понимаю, что многим спортсменам за карьеру вовсе не удается пробиться на турнир такого уровня, но не считаю отговорку достой- ной права на жизнь. Бронза чемпионата Европы-2007 тоже кажется скромным результатом, потому как сейчас на аналогичный турнир в Ригу иначе, кроме как за золотом, не собираюсь... Проще говоря, гордиться собой — особенно в свете проигранного весной чемпионата Польши — причин пока нет. Обещаю, когда подцеплю “звездную” заразу, ты будешь первым, кого официально об этом уведомлю.

— Поговаривают, ты можешь отшить любого журналиста. Какой вопрос спровоцировал самый большой выброс адреналина?
— Конкретно человека сейчас не вспомню, но случилось это сразу по прилете с Олимпиады. Восемь часов в воздухе, изнурительная пересадка в Вене, проблемы с багажом… В общем, представляешь, в каком состоянии находилась.
После всех злоключений маршрута Пекин — Минск выхожу в зал национального аэропорта, подхожу к родителям, как вдруг ко мне подлетает какой-то репортер и огорашивает фразой: “Вы не чувствуете себя чужой на этом празднике жизни?” В тот момент испытала настоящий шок — даже ничего достойного не смогла ответить, просто ушла.
Понимаю, с нами летели олимпийские чемпионы, призеры Игр… Но все равно подходить к спортсменам с подобными вопросами — настоящее кощунство.

— Ты наездами бываешь в Беларуси. Какие изменения бросаются в глаза во время побывок?
— Поделюсь единственным эпизодом, за последнее время всерьез огорчившим. Расстроена развалом зала “Горизонт”, потому как слишком много воспоминаний с ним связано. Это был настоящий дом, место, где тебе всегда радовались, будь то первый тренер Андрей Валерьевич Вавлев или девчонки, с которыми играла раньше. Каждое лето во время отпуска могла прийти в комплекс, побросать мяч, поработать в тренажерном зале. Сейчас же все разбросаны по Минску, а я, как та сирота, не знающая, где приютиться, в их поисках езжу с одного конца города на другой.

— Твои татуировки, ставшие легендарными, — знак протеста, способ самовыражения или нечто большее, чего люди пока не знают?
— Просто напоминание самой себе, что невозможное на самом деле возможно. Вспомни, еще пять лет назад никто и подумать не мог, что сборная Беларуси выйдет в финальную часть чемпионата Европы, а затем сумеет добраться до медальных вершин. Никто не верил, что национальная команда отберется на Олимпиаду и там пошумит. Вряд ли кто всерьез предполагал, что из меня все же выйдет толковая баскетболистка… А ведь вот как получилось! Ежедневно каждый человек сталкивается с ситуациями, из которых — как ему кажется — нет ни шанса выйти победителем. Но стоит остановиться, всерьез подумать над тем, почему этого нельзя сделать, как лучик надежды появится сам собой. Пусть тоненький, но уже способный вывести из лабиринта трудностей.

— Расскажешь настоящую историю появления надписи?
— Ни за что, это секрет! (Улыбается.) Но хочу тебе официально заявить: песня Димы Билана “Невозможное возможно” появилась на два месяца позже татуировки. Хотя, признаться, на первых порах “хитом” он серьезно обломал кайф от рисунка… Вообще, идеи с боди-артом приходят ко мне спонтанно. Сейчас остановилась, но, не исключено, в дальнейшем продолжу украшать тело.

— Самый смелый поступок в жизни?
— Ну ничего себе вопросик!.. В Польше журналисты дальше дежурных “Как оцените прошедший сезон?”, “Как относитесь к успехам сборной?”, “Какие планы на будущее?” зачастую не углубляются. А здесь какой-то совсем “неформат” пошел, так с ходу и не ответишь. Ой, знаю! Самый смелый поступок — недавняя покупка собаки! Приобрела очень красивого ирландского сеттера. Через несколько месяцев из него получится 25-килограммовый мальчик мне по пояс ростом.

— Рисково!
— В принципе я вообще азартный человек, чем некоторые с успехом пользуются. Например, играющая в “Гдыне” хорватка Эмилия Подруг, которая постоянно подзуживает на заклады буквально на ровном месте. Прилетаем, допустим, в аэропорт, как она тут как тут: “Ну, давай, Снытина! 10 долларов на то, что при выгрузке багажа моя сумка придет первой!” И не дай бог проиграть! Буду носиться за ней по всей округе, придумывать какие только возможны дурацкие споры, чтобы взять реванш…
Хотя самое безбашенное пари в жизни держала не с ней, а с Веремеенко во время Европы-2007. Насчет приснопамятной стрижки, впоследствии всерьез подпортившей мой имидж... До сих пор без содрогания не могу смотреть на фото первых месяцев после чемпионата! Без обид, но к Насте больше в парикмахерское кресло не сяду. Может, за два года она в мастерстве и прибавила, но проверять насколько, я не возьмусь!

— Какой вопрос ты хотела бы услышать от журналиста, но так ни разу в карьере пока не дождалась?
— Наверное, он звучит так: “Кому Екатерина Снытина благодарна за успехи, которые белорусская сборная добилась на мировой арене?” Почему-то все уверены, что это заслуга дюжины девчонок и двух тренеров. Но на самом деле над победами работало и работает куда больше людей, которым стоит сказать огромное спасибо. Например, докторам Ирине Степановой, Валерию Белану и массажистам, которые ставили нас на ноги в самых тяжелых ситуациях. Александру Качинскому, работавшему с командой на стабилизирующей платформе, и тренеру по физической подготовке Дмитрию Седову. Начальнику команды Ирине Жилач, без которой не решалась ни одна проблема в сборной, начиная от модели игровой формы и заканчивая паспортными трудностями. Сотрудникам федерации и в особенности Валерию Гореликову за активное участие в судьбе команды. Если кого забыла, не обижайтесь, пожалуйста, — обязательно поблагодарю вас при встрече…
Самые же теплые слова оставлю семье (для меня очень важно, чтобы родные и любимые люди мной гордились) и преданным болельщикам. Тем самым людям, которые просыпались в 4 утра, чтобы смотреть прямые трансляции из Пекина и переживать за сборную Беларуси. Знайте, я вас всех искренне люблю!

 

06:48 12/02/2009




Loading...


загружаются комментарии