Геннадий Невыглас: В Беларуси профессиональный футбол, чего не было в СССР

Председатель Ассоциации «Белорусская федерация футбола» Геннадий Невыглас ответил на вопросы болельщиков и журналистов.


Геннадий Невыглас: В Беларуси профессиональный футбол, чего не было в СССР

На прошлой неделе председатель Ассоциации «Белорусская федерация футбола» Геннадий Невыглас стал гостем редакции «Спортивной панорамы», где на протяжении почти двух часов отвечал на вопросы читателей и корреспондентов газеты.

ШТАНГЕ МАТОМ НЕ РУГАЕТСЯ

— Не кажется ли вам, что главный тренер нашей сборной господин Штанге больше говорит, чем делает? Между тем белорусская команда практически утратила шансы выйти в финальный этап чемпионата мира-2010. У нее до сих пор нет календаря на этот год.
— Такой взгляд категорически не разделяю. Штанге — настоящий профессионал. Специалист высокого класса, способный работать не только в Беларуси. В принципе, карьера Бернда, его успехи убедительно свидетельствуют об этом, а уважение со стороны руководства ФИФА и УЕФА говорит о том, как оценивается работа Штанге на международном уровне. И Блаттер, и Платини прекрасно знают нашего немца, всегда передают ему теплые приветы. Наконец, главное: на мой взгляд, только слепой либо не желающий замечать позитивных перемен может не видеть, как преобразились белорусский футбол и наша сборная с появлением в стране Бернда. В 2008 году и национальные команды, и лучшие клубы проповедовали по-настоящему современный футбол с точки зрения стратегии и тактики. То, что раньше у нас являлось счастливым исключением из общего правила, сейчас стало самим правилом. Причем мы к этому быстро привыкаем, не понимая, как могло быть иначе. В этом большая заслуга Штанге, привнесшего в наши реалии европейское понимание и трактовку всех футбольных процессов. В преломлении непосредственно на игру — это контроль мяча внизу, короткие и средние пасы, регулярное использование флангов, подключение в атаку защитников.

— Получается, что до Штанге…
— Не хочу и не могу сказать ничего плохого о наших маститых тренерах, но до приезда немецкого специалиста наш отечественный футбол не в полной мере соответствовал современным требованиям. Что же касается утраты шансов, то напомню: в отборочном цикле 10 матчей, а сборная сыграла лишь три из них. Поэтому не надо говорить о досрочном провале. Это как минимум неправильно. Тем более что одно поражение потерпели от Англии. Рассчитывать на победу в баталии с подопечными Капелло было слишком наивно. Это объективно еще не наш уровень.

— Вернемся к вопросу о спаррингах.
— В феврале сознательно отказались от поиска партнеров, пойдя по пути Хиддинка, который в России так поступает второй год кряду. Футболисты могут прибыть в расположение сборной лишь на 48 часов. Изучив «географию» белорусов, сразу приходишь к выводу, что попытка собрать их вместе — сизифов труд. Не имеет смысла. Не успеем даже сказать друг другу «здравствуй» и «до свидания». Поэтому пусть лучше Штанге проведет в Турции встречи с игроками, клубы которых будут в это время находиться там на сборах. Заодно посмотрит спарринг Казахстана, изучит соперника, чьи игроки в поголовном большинстве выступают во внутреннем чемпионате, а следовательно, собрать их вместе гораздо легче. Июньские варианты товарищеских матчей сейчас прорабатываются, но мне бы не хотелось раскрывать карты. Однако болельщики могут быть уверены — соперники будут весьма достойными.

— Немец ругается матом?
— В чем природа вопроса?
— Недавно увидело свет интервью Фабио Капелло, в котором состоялся любопытный обмен мнениями. Вопрос: «Насколько вы продвинулись в изучении английского? Как только вы возглавили команду, местные журналисты иронизировали, что в разговоре с подопечными вы используете только ругательства…» Ответ: «Чтобы достучаться до игроков, обязательно надо знать футбольный жаргон страны, в которой работаешь».
— Нет, мата Штанге не знает, по крайней мере, в своей работе не использует.

— Может, во Львове сборной и не хватило «жаргонизмов» от Штанге?
— Мне так не кажется. (Смеется.) Да и Капелло, по моим ощущениям, говорил о ругательствах с изрядной долей сарказма. К этому добавлю одно: никогда раньше игроки не приезжали в сборную с таким желанием, воодушевлением. Матерщина команде совершенно не нужна. Она управляема и без грубых выражений.

О ГЛЕБЕ И НЕ ТОЛЬКО

— Правильно ли поступил Александр Глеб, покинув «Арсенал» и перейдя в «Барселону»? Ведь сейчас белорус играет намного меньше, чем раньше.
— Игрок самостоятельно принимает решение, и высказываться со стороны не очень корректно. Но, разумеется, дефицит у Александра игровой практики беспокоит. В «Арсенале» он был стилеобразующим игроком, а в «Барсе» все несколько иначе. Правда, и в Лондоне первый сезон у Глеба получился тяжелым, а в той же «Барселоне» даже ярчайшие звезды не с места в карьер демонстрировали свой лучший футбол. Вспомните хотя бы предыдущий сезон Анри. Поэтому давайте надеяться на лучшее и желать Глебу успехов. К слову, 20 февраля вместе со Штанге будем в столице Каталонии, где встретимся с Александром и поговорим с главным тренером клуба Хосепом Гвардиолой. «Барселона» в этом сезоне производит превосходное впечатление: коллективные и индивидуальные действия прекрасно сочетаются и доведены до совершенства.

— Анри Хагуш интересен для белорусской сборной?
— Это интересный игрок, хороший правый защитник, проявивший себя с лучшей стороны в БАТЭ. Но решение остается за самим Хагушем и Штанге, а льготная процедура принятия гражданства у нас прописана четко. Поэтому если тренер определится в своей заинтересованности, то будем с Анри разговаривать. С самим немцем игрок уже беседовал. Сейчас многое зависит от того, где Хагуш продолжит карьеру. При этом отмечу: Анри максималист и у него присутствует здоровое желание заиграть в России, причем не только на клубном уровне. Так что — ждем. Позиции фланговых защитников у нас проблемные.

— Уже есть мысли о том, кто будет следующим после Штанге тренером сборной? Доморощенный специалист или иностранец?
— Риторический вопрос: конечно, думаю об этом. И, как уже говорил раньше, следующим наставником, скорее всего, будет белорусский специалист. Но время Штанге отнюдь не ушло, а опытом приглашения иностранного специалиста полностью удовлетворены.

— Сейчас в белорусском хоккее больше приветствуются трансферы за океан, чем в Россию. Как дела обстоят в футболе? Какие переходы — в Россию с Украиной или в Западную Европу — вам больше по душе?
— Разумеется, идеальный вариант — выступление наших лучших игроков за отечественные клубы. К слову, если раньше многие критиковали введенный при мне жесткий лимит на легионеров, то теперь пришло понимание: перестанем развивать свой чемпионат — ничего не будет. Но футболисты уезжают. Это объективная реальность. В российских клубах, в которые стремились ранее, прежде всего, платили не сопоставимые с белорусскими реалиями деньги. И не только с белорусскими. Возьмите хотя бы ситуацию с Аршавиным. В «Арсенале» Андрею предложили зарплату в несколько раз меньше, чем он получал в «Зените».

Что уж говорить о наших ребятах. Речь шла о разнице в десятки, а то и в сотни раз! Но сейчас кризис, и в той же России решили считать деньги, заговорили даже о введении некого потолка зарплат. Да и президент УЕФА Мишель Платини прорабатывает идею, находящую у нас полную поддержку: о потолке клубных бюджетов. В современной ситуации белорусы стали больше ориентироваться на предложения из Западной Европы. Ленцевич — в Чехии, Близнюк и Родионов — во второй немецкой бундеслиге. Задача стоит не только заработать, но и набраться опыта, который позволит и в дальнейшем прогрессивно развивать карьеру. Главное — получить игровую практику, а не осесть на скамейке запасных, как это, к сожалению, часто случается с белорусами. Причем не всегда справедливо. Просто более дорогим игрокам тренеры вынуждены отдавать приоритет.

— Дети одной из лучших футбольных школ страны — минского «Динамо» — по-прежнему тренируются на асфальте, хотя «Арсенал» и «Барселона» уже перевели немалые суммы за трансферы того же Глеба. Почему так происходит?
— Хочу ответить на этот вопрос предельно откровенно, рассчитывая, что председатель спортивного общества «Динамо» Юрий Федорович Бородич ознакомится с этим интервью. Начну с того, что после перехода Александра из «Штутгарта» в «Арсенал» лондонский клуб задерживал оговоренную контрактом выплату, и мне лично пришлось обращаться в УЕФА с просьбой повлиять на ситуацию. При этом с «Динамо» была договоренность: как только деньги приходят, так сразу они вкладываются в искусственный газон. Технологически все возможно. Все трубы давно вынесены, проект имеется. Деньги из двух источников тоже есть. Но воз, увы, и ныне там. А ведь я предлагал Юрию Федоровичу и такой вариант: перевести школу в СОК «Олимпийский», где построено отличное поле с подогревом. Скоро там будет и второе покрытие, которое выделит Беларуси УЕФА благодаря инициативе Платини. Но динамовцев, видимо, не устраивает тот факт, что это не будет являться собственностью школы. При этом и стадион «Динамо» в ближайшее время по указу Президента перейдет в муниципальное пользование. Предстоит реконструкция, в ходе которой асфальтное поле обязательно будет «сдано в архив». Но… Времени уже прошло много и еще пройдет немало, хотя Бородича понимаю. Для него предпочтительнее вложить деньги, лежащие сейчас на депозите, в динамовский проект, находящийся в собственности общества.

— В «Динамо» в последнее время очень увлеклись гандболом…
— Открою маленький секрет. Мы все уточнили в УЕФА и направили динамовцам письмо с уведомлением о том, что деньги за трансферы Глеба имеют целевое назначение. То есть могут быть потрачены только на нужды детско-юношеского футбола.

ПРОТИВ ЗАБВЕНИЯ СДЮШОР-5

— Ваши предшественники неоднократно говорили о повышении престижности труда детских тренеров, но дело не двигалось с мертвой точки. Вы также не избежали обещаний. Что удалось сделать в этом направлении?
— В начале 2008 года мы провели целую серию мероприятий, посвященных детско-юношескому футболу. Изменили в сторону увеличения оплаты норму питания для детей, сократили количество нормативной группы, чтобы повысить зарплаты тренеров. Ввели уроки футбола в средних школах, которые плохо ли, хорошо ли, но проводятся. Кроме того, проведены семинары для наставников низового звена. И сейчас, как мне известно, позитивные изменения приветствуются. Никто уже не ставит вопрос ребром, как раньше, из-за маленькой зарплаты или ее отсутствия — работать не будем. Это первый момент. Второй заключается в том, что, преодолевая сопротивление, все-таки закрепили процесс лицензирования клубов высшей лиги с необходимостью развивать и содержать школы, называющиеся на Западе футбольными академиями. Поэтому сделано немало, и я настроен оптимистично. И надо понимать, что в той же России государственных школ почти не осталось, а у нас большинство таких учреждений на бюджетном финансировании. Плюс Президент страны, вникнув в суть проблемы, своим указом разрешил передавать школы в клубы с сохранением государственного финансирования. Это уникальный прецедент. Данным правом уже воспользовались «Неман» и «Витебск». Поэтому выходим на новый уровень. Ведь в советские времена и в первые годы суверенитета все школы работали на социальный заказ, а теперь — на профессиональный футбол, мужающий и крепнущий. Этого во времена СССР в нашей республике, трудившейся во благо одной команды, не было.

— Геннадий Николаевич, я отец одного из юных футболистов, занимающихся в СДЮШОР-5. Мнение родителей и тренеров сейчас едино: школу надо сохранить, а в ее присоединении к другой структуре видим больше минусов, чем плюсов. Вопрос же такой: что необходимо сделать, чтобы сохранить известнейший на всем постсоветском пространстве брэнд?
— Перед тем как решение об объединении двух школ принималось городскими властями, было запрошено мнение федерации. Мы заявили о нежелательности такого шага, о чем и информировали горисполком. Михаилу Сергеевичу Титенкову об этом сказал и лично я. Тем не менее столичные власти не отказались от задуманного, приступив к осуществлению проекта. Перед вашим звонком мы как раз-таки обсуждали тему взаимодействия профессиональных клубов и школ. СДЮШОР-5 сейчас становится филиалом одного из таких учебных заведений, что, на взгляд инициаторов объединения, позволит не только систематизировать, но и значительно улучшить финансирование. Правда, на мой взгляд, о чем и поставил в известность руководителей клуба «Минск», уместно сохранить самостоятельность, если хотите, автономию филиала в рамках уставных документов.

— Но одна школа — автозаводская — под флагом объединения уже приказала долго жить…
— Не думаю, что в данном случае возможен подобный сценарий. Даю вам слово: пока Невыглас — председатель федерации, этого не случится. Детей никто не отодвинет в сторону.

У БАТЭ БУДУТ ПОСЛЕДОВАТЕЛИ

— Когда еще БАТЭ сможет попасть в групповой турнир Лиги чемпионов или какой-нибудь другой белорусский клуб сумеет этого добиться?
— Хороший вопрос. Что касается других белорусских клубов, то для начала им надо выиграть внутренний чемпионат. А на БАТЭ, как патриот отечественного футбола, надеюсь уже в этом году.

— Кто составит борисовчанам конкуренцию на внутренней арене?
— Полагаю, минское «Динамо», чьи последние матчи на финише прошлого сезона произвели на меня сильное впечатление. Ожидаю приятных сюрпризов и общего роста конкуренции.

— Выступление БАТЭ на международной арене — поразительный успех. Однако уместно ли прикрываться достижениями этого клуба, констатируя повышение уровня всего чемпионата?
— Дело вот в чем: будь белорусский чемпионат так уж слаб, БАТЭ в нем бы не состоялся. У нас ведь нет ничего общего, например, с украинскими реалиями, где огромные деньги вкладываются в развитие двух клубов. Бюджет БАТЭ даже в Беларуси не был самым большим, тем не менее Борисов добился европейского признания. Кроме того, в нашем чемпионате становится все больше и больше интересных матчей. И разве в прошлом сезоне, например, «Сморгонь» или «Витебск» не радовали болельщиков яркими играми? Радовали. Уровень нашего чемпионата вполне уже можно сопоставлять с российским аналогом. «Спартак» из Нальчика либо «Луч-Энергия» вряд ли на голову выше. Поэтому мы прогрессируем, и благодаря этому стал возможен прорыв БАТЭ.

УНИКАЛЬНАЯ КОМАНДА

— Молодежная сборная во второй раз добилась права участвовать в финальной стадии чемпионата Европы. Свидетельствует ли это о правильности выбранного курса развития футбола в стране?
— Бесспорно, свидетельствует. Назовите, сколько еще стран дважды попадали в финал таких соревнований с небольшим перерывом? И ведь юношеская и юниорская сборные в прошлом году тоже прошли в следующий раунд своих турниров. Кстати, нынешний молодежный чемпионат Европы находится под патронатом лично Мишеля Платини. Он будет открывать турнир в Швеции и прислал мне приглашение на церемонию. Команда Юрия Курненина очень боевая. Я был с ней в Турции, где наши парни проиграли 0:1. Конечно, расстроились. В самолете по дороге назад сказал ребятам: «Если вы не выиграете ответный матч, никогда больше такой командой не соберетесь». В ответ услышал: «Только по этой причине готовы победить в Борисове с нужным счетом». И ведь получилось! Это уникальная команда. С первого же матча — товарищеского с Литвой в Пинске — она показывала современный футбол. Лидировала в своей группе на протяжении всего отборочного турнира. Поэтому у нас большие надежды на положительный результат и в Швеции.

— Молодежная сборная не в первый раз удачно выступает в отборочных турнирах. Однако на уровень национальной сборной выходят немногие. Что все же мешает нашим ребятам, не позволяя им подняться на более высокий уровень?
— Заиграть и реализовать себя в командах мастеров действительно удается не каждому. Можно вспомнить из команды 2004 года Багу, Сучкова… Они где-то играют, но на топ-уровень не вышли. Сейчас сложилась немного другая ситуация. Многие игроки молодежной сборной проходят и в национальную команду. О чем это говорит? О таланте и перспективности ребят, но также и о проблемах. Профессиональных игроков у нас немало, однако на две сильные сборные их не хватает. Для того чтобы изменить ситуацию, работает институт национальных команд. Буквально вчера закрепили наставников наших сборных за разными спортивными школами, где они должны внедрять новую методику и искать таланты. Поэтому есть база для оптимизма. Уверен я и в будущем новой «молодежки». Ребят собрали, посадили в самолет и отправили на Кипр. Практически у них было лишь несколько часов, чтобы пообщаться с тренером, но они сыграли хорошо, добились победы.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы тренера Курненина?
— Его тренерскую биографию вы знаете лучше меня. Он был вторым тренером национальной сборной, сейчас вывел «молодежку» в финальный этап. Безусловно, среди тренеров, занимающихся молодежью сейчас, он — лучший в стране. Это не только моя оценка. Таково мнение и специалистов, и, самое главное, игроков. Юрий Анатольевич — хороший методист и человек с крепким характером. Мы помогли ему с операцией на коленном суставе, и его хромоты вы скоро не заметите. В декабре Курненин проходил в Германии курс реабилитации. Вернулся красивым, похудевшим, помолодевшим. Абсолютно уверен, что у него большое будущее.

ПОМОЩЬ НУЖНА

— Государство поддерживает многие игровые виды спорта. Как долго финансовая помощь будет оказываться футбольным клубам?
— Сейчас Президент страны рассматривает документы, чтобы продлить действие указа. Надеюсь, он будет подписан. К сожалению, состояние экономики в стране по-прежнему диктует необходимость такой помощи. В принципе, какая-то поддержка спорту в разных формах существует во всех странах — через телевизионные контракты, спонсоров. Мы, пожалуй, поступаем наиболее честно. Поддержка футбола осуществляется с 2003 года. Тогда речь шла о том, чтобы помочь этому виду спорта встать на ноги. Вне всяких сомнений, за шесть лет инфраструктура футбольных клубов заметно укрепилась. Но самостоятельно они пока не готовы себя полностью содержать. Впрочем, 60 процентов из них уже зарабатывают сами, а некоторые и больше. Мы идем к тому, что скоро все клубы смогут себя обеспечивать. Но нам еще нужно, чтобы указ продолжил действовать хотя бы три года.

— Почему, на ваш взгляд, болельщики голосуют руками и ногами против посещения матчей национального футбольного чемпионата? Он неинтересен или налицо просчеты в информационном раскручивании турнира?
— Загадка про курицу и яйцо известна всем, до сих пор спорят, что первично, а что вторично. Так и здесь непонятно — или болельщики не ходят, потому что игра плохая, или все наоборот? Что касается посещаемости в прошлом сезоне, то мы упускаем при подсчетах один факт. Сколько клубов были вынуждены проводить домашние матчи в чужих городах на неродных стадионах?! Три.

Так что на самом деле показатель средней посещаемости не ухудшился. Если бы «Гранит», «Торпедо» и «Локомотив» играли у себя, цифра была бы больше. А переход к розыгрышу с 12 командами станет стимулом для роста во всех направлениях.

— Является ли решение сократить высшую лигу до 12 команд окончательным? Ведь почти все тренеры были против этого. И не убьет ли это первую лигу, ведь теперь выйти из нее в высшую становится нереально?
— Откуда вы взяли, что все тренеры были против? Наоборот, большинство было «за». Когда у нас пару сезонов назад было в высшей лиге 14 команд, на исполкоме решили, что их должно быть 16. «Против» проголосовал один человек — Геннадий Невыглас. Уже тогда был убежден: если хотим, чтобы в групповой стадии Лиги чемпионов мелькали белорусские клубы, то элитный дивизион надо сокращать. Идем дальше. Непонятно, почему вы считаете, будто сокращение высшего дивизиона убьет первую лигу. Ведь, когда останутся 12 команд, между лигами сохранится прежняя ротация — две на выход и две на вход. Так что первая лига только усилится. Рост конкуренции еще никому не вредил. Для такой страны, как Беларусь, 12 команд — оптимальное число. Мы изучали опыт других стран и пришли к выводу: для большего числа клубов просто не сможем воспроизводить нужное количество профессиональных игроков.

РУКА НА ПУЛЬСЕ СОБЫТИЙ

— Капелло описывает: «На английских стадионах царят страсть к футболу и безопасность. В Испании вы станете свидетелем одной большой семейной вечеринки. На итальянских же стадионах правят ультрас, которые терроризируют всех и вся, порой вынуждая политиков и владельцев клубов плясать по свою дудку. Организованное движение тиффози — настоящий бич итальянского спорта». Не кажется ли вам, что клубы и федерации в последнее время стали излишне заигрывать с фанатскими группировками, например, предоставляя им бесплатные билеты?
— У фанатов свой мир. Вы знаете, что свой фан-клуб «Б-12» появился и у белорусской сборной. Но в вопросе фанатской культуры мы отстаем. В Европе многое иначе, ярче и душевнее. Там и фантазии больше, а ребята за один автограф кумира готовы полжизни отдать, что и ценится. Инциденты же случаются как у нас, так и у них. Правда, серьезных белорусских эксцессов, кроме битых окон в электричках, у нас, к счастью, не было. Другое дело — выезды наших фанатов за границу: устраивали беспорядки, бросали файеры. Это началось года три назад, а раньше ведь ничего подобного не случалось.

— Стадионы у нас в основном небольшие. Поэтому, когда на одной из трибун в пределах видимости и слышимости группа подростков, раздетых по пояс, скандирует лозунги не всегда печатного свойства, семейное посещение футбола становится невозможным.
— Вопрос о фанатах я поднимал на последнем исполкоме, а пресс-служба даже изучила фанатские сайты и обнаружила тревожные тенденции. Поэтому провели совещание с милицией, она пообещала в свою очередь подключить органы госбезопасности. Национализм и расизм — не допустимы. На это мы обязаны обращать внимание. Но футбол у нас открыт, и надо всем уживаться вместе — и фанатам, и простым болельщикам. Ждем помощи и от прессы.

СУДЬИ НЕ СОЛДАТЫ

— Геннадий Николаевич, скажите, пожалуйста, почему вы так мало внимания уделяете судьям? Ведь на матчах первой лиги, не говоря уже о турнире второй лиги, из-за грубых ошибок арбитров складывается впечатление, что на работу их берут просто так.
— На самом деле, судейству уделяем достаточно много внимания, им регулярно занимается наше бюро. Мы еще не доросли до того, чтобы создать судейскую лигу, но впервые в истории создали штатный судейский отдел, в котором работают два специалиста. В нынешнем году будет открыт постоянно действующий центр подготовки судей. А с оценкой работы арбитров, которая прозвучала в вопросе, я в целом согласен. В прошлом году они сработали плохо как никогда. Ни один судья, в том числе наш рефери ФИФА Кульбаков, не избежал дисциплинарного наказания за свои ошибки. Поэтому пришли к выводу, что дело в системе, и поменяли судейский комитет. Ошибка также была допущена, когда поручили подбирать судей региональным федерациям. Они не справились с этой задачей, поэтому в нынешнем году вернем все на круги своя.

— Не кажется ли вам, что общий уровень судейства в мировом футболе в последнее время заметно упал?
— Соглашусь с вами. На прошлой неделе я вернулся из Литвы. Мы с местной федерацией обмениваемся опытом. Так у них положение еще ужаснее. Редко какой матч обходится там без судейских ошибок. Конечно, оправданием для нас это быть не может. Когда заходит речь о судействе, я все время говорю — сделать солдата можно из каждого, надо лишь научить человека стрелять и заставить его выучить устав. А вот футбольным арбитром может стать один из ста. И мы на стадии подбора не всегда удачно работаем. Хотя хорошие судьи растут и у нас. Например, девчонки, которые судят женский футбол, все получили высшие оценки за работу на международном турнире. Некоторые из них уже будут привлекаться к обслуживанию финальной стадии чемпионата Европы среди 19-летних девушек, который в грядущем июле пройдет в Беларуси. Убежден, ситуацию с судьями мы поправим.

— Амнистируют ли когда-нибудь Шмолика?
— Дисквалифицирую и амнистирую не я. Есть у нас в федерации соответствующий орган, который мне не подчиняется, его избирает конференция. Но, если хотите знать мое мнение, я бы не амнистировал никогда.

ЖЕСТКАЯ ПОЗИЦИЯ

— Уже завершившие выступление футболисты вдруг стали рассказывать о нечестной игре во время их карьеры в сборной. Ваша реакция?
— Позиция у меня и работников ассоциации самая жесткая: когда узнали об этом, то сразу же отдали документы в прокуратуру. Так был создан прецедент возбуждения дела о договорных матчах на территории бывшего Советского Союза. Я не думаю, что сейчас происходит нечто подобное, да и царящая в нынешней сборной атмосфера вряд ли может кого-то из ребят к этому подвигнуть. Хотя об этом помнит и тренер, и мы со всеми игроками на эту тему разговариваем. Если что-то узнаем, то реакция окажется адекватной. Как это случилось в ответ на события в национальном чемпионате, когда был дисквалифицирован инспектор Казимир Знайдинский. Хочу заметить, что АБФФ — это не судебная инстанция, но по футбольным правилам имеет право расставаться с запятнавшими себя в популярной игре людьми.

— В редакцию «СП» приходил бывший голкипер национальной сборной Валерий Шанталосов. Предлагал ознакомиться с документами, называл фамилии, протестовал против объявления себя персоной нон грата в белорусском футболе...
— Шанталосов юлит. Подписав постановление об отказе в возбуждении дела, он, по сути, признал себя виновным. Ибо в документе сказано, что попытка подкупа имела место, но ввиду давности — три года прошло — Шанталосов не подлежит уголовному преследованию. Мы тут же его дисквалифицировали. В ФИФА и УЕФА послали соответствующие документы, и нам ответили, что полностью поддерживают наше решение, хотя он обращался в эти же инстанции.

— Шанталосов утверждает, что каждый раз, когда он устраивается на работу в России или другой стране, следует звонок из Беларуси. После чего ему отказывают под любым предлогом в возможности осуществлять трудовую деятельность.
— Я думаю, что из ассоциации звонить никто не мог.

ИНФРАСТРУКТУРА БУДЕТ РАЗВИВАТЬСЯ

— Когда начнется строительство спорткомплекса на месте стадиона «Трактор»?
— Во время недавнего визита в Литву встречался с хозяином холдинга, в который входит и футбольный клуб МТЗ-РИПО, — Владимиром Романовым. Он, как известно, руководит крупной финансовой компанией и переживает последствия фининсового кризиса. Тяжело переживает. Тот же алюминиевый комбинат в Хорватии работает в основном на склад. Поэтому многие проекты Романов сейчас заморозил. В разговоре с ним речь шла о проблемах МТЗ-РИПО и строительстве комплекса на месте стадиона «Трактор». Он меня заверил в том, что уже начал перечислять деньги, и в течение февраля будут закрыты все долги и первая часть бюджета пойдет в клуб. При этом он выказал недовольство работой клуба. На его взгляд, игроки продаются без соответствующей их мастерству и реальной стоимости денежной компенсации. И в клубе это признают. Концевой, Глеб-младший покинули МТЗ-РИПО практически бесплатно. Что касается спорткомплекса, то Романов сказал: все международные проекты, которые ведет его холдинг, приостановлены, за исключением белорусского. Романов даже назвал конкретную сумму — 130 миллионов долларов, которые уже в этом году будут освоены на «Тракторе». Предварительный проект уже утвержден минскими городскими властями.

— Столичный футбольный манеж, предназначенный для футбола, нередко используется под различные мероприятия. А ведь представитель фирмы-подрядчика утверждал, что можно испортить газон, если укладывать на него различного рода помосты.
— Футбольный манеж — это предприятие, где ассоциация имеет весьма незначительную долю (менее 1 процента), остальное — собственность города. Но футбольное поле там наше. Поэтому уверяю вас в том, что такая постановка вопроса в корне неверна. Помост, который укладывается, сертифицирован. Более того, фирма, укладывавшая поле, предоставила гарантию на его использование. Поэтому бояться нечего. Несмотря на кризис, благодаря решению Президента страны в конце 2010 года в каждом областном центре Беларуси и в Борисове появятся свои манежи. Проекты уже утверждаются во всех областях. Строительство будет вестись по одному принципу: чтобы было дешевле.

БЛИЦ

— Теперь блиц. О вас мало что известно. Какая у вас семья? Чем увлекаетесь в свободное время? Занимались ли раньше спортом?
— Начнем, пожалуй, с последнего. Как, наверное, и все мои сверстники, в 70-х годах поклонялся футболу и хоккею, переживавшим тогда настоящий бум. Профессионально спортом не занимался, хотя в школьные годы и после много времени уделял футболу и хоккею. Потом — офицерская служба, а вы знаете, что такое в армии спорт. Это практически ежедневные занятия. Более того, почти шесть лет был капитаном волейбольной команды Восточного пограничного округа. Поэтому со спортом с детства на «ты». Сейчас играю в хоккей и футбол. А вот с волейболом года три назад закончил. У меня двое детей, младшая дочь только-только вышла замуж. Имеем с женой внука и внучку, скоро будет третий. Увлечения же — спорт, охота, рыбалка.

— Вы гурман или относитесь к еде индифферентно?
— Второе.

— Какую оценку вы бы поставили сами себе за те годы, что отработали на посту председателя АБФФ?
— Я не привык оценивать собственную деятельность — это приоритет футбольной общественности. Но могу сказать: на всех постах старался отдавать себя работе полностью. Футбольная ипостась не исключение.

08:19 12/02/2009




Loading...


загружаются комментарии