Неприкасаемый

Пекинские медали белорусских легкоатлетов (семь или пять — узнаем в течение года) стали для главного тренера национальной команды Анатолия Бадуева индульгенцией. Они затмили некоторые его деяния сомнительного толка и неумолимо ухудшающуюся ситуацию в отечественной королеве спорта.

Неприкасаемый
Напомним, в Пекине белорусские легкоатлеты были представлены в 10 финалах (в Афинах — в 12), на последнем чемпионате Европы в залах — лишь в трех (на ЧЕ-2007 в Бирмингеме — в восьми, на ЧЕ-2005 в Мадриде — в семи!), причем место в шестерке для эстафеты было завоевано прежним составом еще в прошлом году. То есть старт нового олимпийского цикла в сравнении с предыдущим фактически провален.
Но сегодня же есть смысл заострить внимание на профессиональной ответственности, точнее — безответственности главного тренера.

Чего боится Бадуев?

С некоторых пор Анатолий Иванович на еженедельных тренерских советах стал стращать наставников странным способом: мол, не надейтесь на то, что меня снимут, я здесь надолго и кое с кем еще разберусь... И это при том, что никто ему вопросов на эту тему не задает. И при том, что прежде такого за ним не водилось.
“Не дай бог со мной связаться. Мало того, что разбойник без рук, без ног останется, он еще и перед судом ответит… Мне все судьи и исправники знакомы. Человек я казенный, нужный… Я вот еду, а начальству известно… так и глядит, чтоб мне кто-нибудь худа не сделал”.
Так землемер Смирнов из рассказа Антона Чехова “Пересолил” запугивал возницу Клима, опасаясь агрессии с его стороны…
То есть коли человек ни с того, ни с сего начинает грозить окружающим, он, вероятно, чего-то боится. Бадуев, отработав целый цикл в роли главного тренера национальной команды, в начале второго четырехлетия стал, похоже, опасаться потери высокооплачиваемой должности. С чего бы?
Точно ответить на этот вопрос может лишь сам Анатолий Иванович. Можно предположить, что есть несколько причин, которые способны держать его в напряжении.

Непричастен: к медалям или тестостерону?

Скандальная ситуация с молотобойцами, возникшая сразу по окончании самой успешной для суверенной Беларуси Олимпиады. При этом Бадуев делает вид, будто бы он ни при чем. Такую линию поведения ему диктует поддержка министра спорта Григорова. Александр Владимирович как-то очень быстро установил виновность Девятовского, Тихона и Литвинова и полную непричастность к происходящему Бадуева. Значит, если медали остаются в силе, то Бадуев, получающий за них премиальные, внес в их завоевание существенный вклад и имеет за это солидную добавку к зарплате. Если же награды отнимут, то нельзя “по каждому чиху снимать главного тренера”. Тогда почему уже наказаны Девятовский, Тихон и Литвинов?
Выходит, Минспорта исповедует двойные стандарты. Если Арямнов провинился, пострадал и его личный наставник Солодарь, и главный тренер сборной по тяжелой атлетике Гончаров. В легкой же атлетике главком ни за что не отвечает.

Кто кому “дурит голову”?

Допинговые проколы случаются в команде Бадуева на главных турнирах сезона. В прошлом году двух наших спортсменок (метательницу и бегунью) поймали на Кубке Европы, затем двух метателей — на Олимпийских играх. Причем у троих, ставших призерами в Аннеси и Пекине, обнаружили один и тот же препарат — экзогенный тестостерон. Это заставляет думать о неслучайности произошедшего и неквалифицированном руководстве национальной командой. Однако главтренер имеет иную точку зрения. В одном из интервью 27 февраля Бадуев фактически полностью снимает с себя ответственность за шесть допинг-скандалов.
— Для начала хотел бы поделиться информацией, сколько допинг-проб было взято у наших спортсменов за предыдущий год — 148 (!). Больше только у россиян (181). Тогда как представители, например, Германии и Франции проходили эту процедуру 58 раз на двоих.
Действительно, белорусских легкоатлетов, в первую очередь метателей, допинг-комиссары ВАДА окучивают старательно. Но Бадуев забыл упомянуть, что здесь речь идет о внесоревновательном контроле. Однако победители и призеры топ-турниров, в том числе этапов “Золотой лиги” и Гран-при, подвергаются допинг-тестам в обязательном порядке. Белорусов же среди их участников нужно искать долго и упорно. Наши сидят на сборах и редко выезжают в высший свет. Такие вещи от ВАДА не скрыть.
Но главная причина интереса антидопинговых служб — высочайшие домашние результаты белорусских атлетов. В большинстве случаев они не подтверждаются на международных турнирах, причем разница порой колоссальная.
Третий момент: тесные связи Беларуси и России ни для кого не секрет. А россияне сегодня безальтернативные лидеры и рекордсмены по части допинг-скандалов. Обо всем этом Анатолий Иванович молчит.
Далее Бадуев вещает: “Возьмем, к примеру, Алесю Турову. Покажите мне хоть один документ, где написано, что она дисквалифицирована. Да, она проходила процедуру допинг-контроля в момент лечения, и тогда препараты ей были необходимы для поддержания здоровья. Турова не участвовала ни в одном соревновании даже внутри страны. Врачи ей рекомендовали лечиться, и после Олимпиады она заявила о завершении спортивной карьеры. Поэтому с ВАДА в этой ситуации мы разобрались”.
Это и называется “дурить голову”. У спортсменки непростая судьба. После триумфального 2006 года, когда она выиграла все старты на высшем уровне, включая чемпионат Европы, финал Гран-при и Кубок мира, наступила полоса болезней. Сезон-2007 Алеся пропустила, но в 2008-м очень хотела попасть на Олимпийские игры. Однако выйти на прежний уровень в силу многих причин не получалось. На чемпионате страны в Гродно она разминалась, но на линию старта так и не вышла. Позже стала понятна причина: взятая у нее проба “А” оказалась положительной. Возможно, повлияли препараты, применявшиеся при лечении. Возможно, речь шла о сгонке веса. Как бы там ни было, перед Играми выдающаяся спортсменка угодила в сложную ситуацию, наилучшим выходом из которой посчитала завершение карьеры. ИААФ, получив официальное уведомление об этом, прекратила расследование: какой смысл дисквалифицировать спортсмена, покинувшего спорт?
Однако никто не посмел бы брать у Туровой допинг-пробы, если бы она не считалась потенциальной участницей Олимпиады или других международных турниров. Когда Алеся побеждала, Бадуев “снимал пенки”, когда со спортсменкой случилась беда, главный тренер оказался ни при чем.

Только пять из шести

Бадуев: “Попадались Галешов и Бохановская, но они не являлись членами национальной команды. Не могу же я за всеми уследить в регионах. Согласитесь, это абсурд — обвинять меня во всех положительных допинг-пробах...”
Да, Галешов — это отдельная история. О ней — в другой раз. А вот по поводу Бохановской Бадуев откровенно лжет. Чемпионка и рекордсменка страны в стипль-чезе целенаправленно готовилась к Кубку Европы во французском Аннеси. Право это она завоевала победами на главных внутренних стартах в 2007-2008 годах. Зимой 2008-го выиграла чемпионат страны на 2000 м с/п с национальным рекордом — 6.28,22, а 31 мая победила в розыгрыше Кубка Беларуси уже на 3000 м с/п. Во Франции Ирина представляла “не регионы”, а национальную команду Беларуси. То есть именно главком Бадуев, старший тренер НК по группе выносливости Владимир Казанцев и личный тренер Василий Дубойский несут ответственность за контроль и подготовку спортсменки.
Но Бохановскую и Дубойского наказали, а про меры, принятые к Бадуеву и Казанцеву, ничего не известно. Главный тренер снова — вне зоны ответственности!
Ввиду вышесказанного, мы никогда не обвиняли Бадуева “во всех положительных допинг-пробах”, а только в пяти из шести случаев сезона-2008.
Следующая цитата: “А до того как я стал главным тренером сборной, разве мало спортсменов попадалось? Начиная с Игр в Сиднее — постоянно. Причем атлеты с именами, призеры и чемпионы. Но сейчас кому-то выгодно обвинять именно меня”.
И снова — фальсификация. До того как стать главным тренером сборной, Бадуев много лет работал в команде Александра Рудских “главным тренером по методике”. Именно Анатолий Иванович отвечал за фармакологическое обеспечение национальной команды, это было его прямой обязанностью. Так что к упомянутым им дисквалификациям “атлетов с именами, призеров и чемпионов” Бадуев имеет не косвенное, а прямое отношение. И в данном случае просто лукавит: мол, я ни при чем, это все Рудских. Александр Григорьевич, однако, взял на себя ответственность за афинскую неудачу и ушел в отставку, никого за собой не потянув. Хотя у него были все основания обвинить в допинг-проколах и обилии четвертых-пятых мест в Афинах Бадуева.

Команда друзей?

Отбор в национальную команду — ключевой вопрос. От него зависит работа специалистов на местах. Если люди видят, что отбор проходит справедливо, всем понятны правила игры: работаешь качественно — твоего ученика замечают, везут за границу, а тренер получает заслуженные дивиденды. И наоборот: коли на топ-турниры можно попасть обходным путем, процветают делячество и вседозволенность. На протяжении предыдущего олимпийского цикла главный тренер в основном придерживался отбора по спортивному принципу. И это привело к высоким результатам на чемпионатах мира, континента и Кубках Европы. “ПБ” не раз отмечал заслуги Анатолия Бадуева в установлении атмосферы доверия и прозрачности.
Однако еще в преддверии пекинской Олимпиады главный тренер отступил от исповедуемых принципов, когда с помощью странных показаний фотофиниша в эстафетную команду была кооптирована ученица тренера Виктора Мясникова. Спортсменка фактически съездила в Пекин туристкой: тренеры сборной не рискнули включить ее в стартовый квартет.
Безнаказанность порождает произвол: пагубная практика была продолжена и расширена перед чемпионатом континента в залах. В Турин безо всяких оснований взяли уже нескольких спортсменок: еще одну подопечную Мясникова — спринтера Юлию Балыкину, а также тренирующуюся сейчас у старшего тренера по группе резерва, члена исполкома БФЛА Юрия Моисеевича Анастасию Мирончик. Ни та, ни другая не добились побед на Кубке и чемпионате страны, не блеснули результатами международного уровня. Их включение Бадуев объяснил правом главного тренера на эксперимент в начале олимпийского цикла. Каков же итог их поездки в Турин? Места в конце второго десятка с показателями, далекими от международного класса. И если в отношении 20-летней Мирончик еще можно найти хлипкое оправдание в виде определений “подающая надежды”, “перспективная”, то к 25-летней Балыкиной их не применишь. Оговорюсь: к самим спортсменкам нет претензий, они выступили так, как были подготовлены. В то же время выигравшему Кубок Беларуси с обнадеживающим результатом 16,81 Дмитрию Децуку поставили условие непременно подтвердить высокие кондиции. Где же единство требований, господин главный тренер?
Децук, готовившийся к сезону вне национальной команды, не только подтвердил свой уровень в Могилеве (16,77), но и блеснул в Турине личным рекордом (16,96) и оказался лучшим среди наших легкоатлетов, выступавших в индивидуальных дисциплинах (пятое место).
Нарастающая тенденция игнорирования спортивного принципа при комплектовании выездных составов чрезвычайно опасна. Решающим фактором может быть не уровень тренированности атлета, а личная преданность его наставника главному тренеру.

“Мы сотворили сенсацию!”

Прежде Анатолий Иванович в канун выезда на топ-турниры скрупулезно анализировал результаты соперников и в соответствии с этим в предстартовых интервью нередко довольно точно прогнозировал выступление белорусов. Это составная часть профессионализма. Теперь он стал отходить от реальной оценки ситуации, очевидно, дабы подстелить соломку на случай провала. Так перед чемпионатом в Турине о медалях не было сказано ни слова, хотя беглый анализ позволял предвидеть эстафетную награду, что и было сделано в анонсовом материале “ПБ”. Зато потом третье место эстафетчиц было представлено руководством Мин- спорта как неожиданный успех.
Другой пример искажения реальности последовал сразу же после Турина. На сайте БФЛА была размещена следующая информация:
“На Кубок Европы отправилась молодая белорусская команда. Особых задач, тем более медальных планов, перед спортсменами не ставится. Главное — провести смотр резерва национальной сборной, цель которого — продемонстрировать хорошую подготовку к летнему сезону”.
При этом в составе значились бронзовый призер Пекина Надежда Остапчук, финалист двух Олимпиад Юрий Белов, четвертая на последних Играх Дарья Пчельник, чемпион Европы среди молодежи Юрий Шаюнов, призер прошлогоднего Кубка Европы Елена Копец. И перед этими атлетами не ставились медальные задачи?! То есть Остапчук, вернувшуюся из Новой Зеландии, куда она летала по специальному приглашению соревноваться с чемпионкой Олимпиады и мира Валери Вили, нацеливали максимум на четвертое место?
И на тебе: “неожиданно” выиграли и Остапчук, и Шаюнов (по группе молодежи), и Копец вдруг стала второй (по молодежи)! Сенсация! И не одна! Подарок родине! И ни слова о том, что Пчельник из выездного состава выпала...

Агрессивная фальшь

Мы уже не раз писали о странных показаниях фотофиниша в прошлом сезоне и задержках с объявлением результатов учеников Мясникова. Тему можно было бы закрыть, если бы не удивительная позиция главного тренера Бадуева, который, напомним, еще и зампред БФЛА. Вместо того чтобы беспристрастно разобраться в ситуации, он публично на президиуме федерации попытался переложить вину... на “Прессбол” и автора этих строк. Мало того, в разгар подготовки к Олимпийским играм там нашли время для обвинительного письма в редакцию “ПБ” с требованием представить доказательства неправильной работы системы фотофиниша. На том, правда, дело и закончилось.
Однако фальшь нашла продолжение в другом. В те же дни стало известно о дисквалификации двух белорусок, выступавших на Кубке Европы в Аннеси. Одна из них, ставшая победительницей турнира, и ее наставники были внесены в премиальную ведомость. Туда же вписали фамилию Бадуева, как главного тренера, курировавшего ее подготовку. После возвращения из Пекина Бадуев, вместо того чтобы отозвать и переделать документы, не моргнув глазом, получил премию. Этот факт публично признал на пресс-конференции министр спорта и пообещал, что деньги будут возвращены в казну.
О том, произошло ли это, до сих пор ничего не известно. И сам Бадуев нигде ни словом не обмолвился о своих действиях, в которых невооруженным глазом просматривается криминал. Министра это тем более не заботит: он не собирается “по каждому чиху “Прессбола” увольнять “ценнейшего специалиста”. За что же наказали Арямнова и его наставников? И сколько надо украсть у государства, чтобы это стало поводом хотя бы для разбирательства?

Загадка

Будучи главным тренером по методике, на фоне деятельного Рудских Бадуев выглядел человеком второго плана. Хотя от него зависело ни больше ни меньше фармакологическое обеспечение национальной команды. Рядом с суховатым, сдержанным Михайловским Анатолий Иванович вел себя соответственно и держался на равных. Сейчас же, фактически единолично сосредоточив в своих руках реальную власть, Бадуев стал замкнутым и агрессивным.
При Михайловском он отвечал на многие вопросы. Теперь же приглашает к себе исключительно избранных журналистов, да и тех балует крайне редко. Заседания президиума БФЛА проходят в закрытом режиме. Попытка корреспондента “ПБ” попасть на итоговый форум федерации в минувшем декабре завершилась скандалом. В федерации и национальной команде всех предупредили о нежелательности контактов с прессой без “высочайшего позволения”.
Впечатление, будто многие запуганы. Здороваясь, озираются по сторонам: не видел ли факт рукопожатия или беседы с “персоной нон грата” кто-либо из руководства? Специалистов, осмелившихся выразить свою точку зрения в “одной из частных газет”, стали прессинговать. Дошли до того, что создали нечто вроде “полиции нравов”, которая отслеживает выступления на форуме “Прессбола” и вычисляет авторов “недружественных” высказываний...
Любопытно узнать, насколько легитимны такие действия с позиции Международной федерации легкой атлетики и белорусского законодательства. Бадуев и его окружение на всякий случай распоряжения отдают устно, чтобы не оставлять следов на бумаге.
Знает ли о происходящем председатель БФЛА Владимир Потупчик? Сомнительно. Еще на отчетно-выборной конференции было видно, что министр труда и социальной защиты, мягко говоря, “не в теме”. С тех пор о его конструктивных действиях в сфере отечественной легкой атлетики ничего не известно.
Таинственность Бадуева легко объяснима. Накопилось много вопросов, отвечать на которые, ему, видимо, не с руки. Выделявшийся прежде общительностью, он стал теперь в контактах избирательным и подозрительным. По инициативе Анатолия Ивановича общение с бывшими соратниками по руководству прекращено. Мало того, против Рудских он фактически развязал психологическую войну.
Теперь рядом с Бадуевым — его бывшая подопечная Татьяна Ледов- ская, генсек БФЛА и старший тренер по спринту и барьерам, Юрий Моисеевич, старший тренер по резерву, Александр Федорович, директор РЦОПа, и непотопляемый Борис Криштанович, исполнительный директор БФЛА. Именно эта “свита делает своего короля”.
Вполне очевидно: Бадуев неприкасаем. То, за что другие давно потеряли бы должность, или как минимум были бы примерно наказаны (объявил же Григоров Литвинову “образцово-показательный расстрел”), на главного легкоатлета страны не распространяется. На тренерских советах он, не стесняясь, бравирует этим.
Кому выгодно, чтобы Бадуев оставался вне рамок закона? Судя по публичным выступлениям, министру спорта, который как зеницу ока бережет ценнейшего специалиста. А ведь, помнится, будучи замминистра, на одной из аттестаций Григоров подверг главного тренера по методике Бадуева публичной обструкции, уличив того в отсутствии хотя бы одной методической разработки. В тот раз методиста не аттестовали, это сделали задним числом после заступничества Рудских. А сейчас между Александром Владимировичем и Анатолием Ивановичем полная идиллия, хотя в области методических разработок последний вряд ли продвинулся.
Возможно, Бадуев интересен многомиллионным доходом, возможно, связями, способными гасить вспыхивающие скандалы... Загадка! Хотя просматривается и силуэт отгадки. Давайте подумаем вместе!
06:07 09/04/2009




Loading...


загружаются комментарии