Чемпионат мира: итоги с главным тренером

Национальная сборная Беларуси вернулась на родину с чемпионата мира, который провальным для нее определенно не назовешь. Во второй раз за последние четыре года наша дружина сумела пробиться в восьмерку сильнейших. И в обоих случаях тренерский штаб возглавлял Глен ХЭНЛОН. Перипетии уже завершившегося для нас форума — в эксклюзивном интервью «Прессболу».

Чемпионат мира: итоги с главным тренером
Он, к слову, не покинул столицу Швейцарии, а остался в “группе поддержки” белорусской заявки на проведение чемпионата мира-2014. И эту тему в состоявшемся вчера днем телефонном разговоре мы также не обошли стороной.

— Итак, вновь выход в четвертьфинал и вновь окончание борьбы на этой стадии. Вы удовлетворены достигнутым?
— Безусловно. Даже больше, чем три года назад в Риге, когда мы заняли шестое место. Разница в том, что тогда, выйдя в восьмерку, ребята несколько расслабились. Чувствовалась самоуспокоенность, в воздухе витали мысли вроде “окей, мы и так уже отлично выступили”. Сейчас же все очень расстроились поражению от россиян. И это хороший знак.

— Как и на любом чемпионате мира, на этом едва ли не каждый матч был судьбоносным. За исход какого поединка переживали больше: со Словакией, Венгрией, Финляндией или Россией?
— Наверное, больше всего нервничал в ходе игры с венграми. Слишком большой могла стать цена поражения. В четвертьфинале, конечно, эмоции тоже хлестали через край. Но они стали немного другими, нервозности было меньше. Скорее, здоровое возбуждение. Согласитесь, разница между проигрышами Венгрии и России есть.

— Особняком стоят поединки с Канадой и Чехией. Признайтесь: отсутствие в стартовом составе Мезина в первом случае — тактическая хитрость?
— В каком-то плане — да, но не только. Я в любом случае хотел предоставить шанс Ковалю. Виталий отлично смотрелся и в Квебеке-2008, и в минувшем сезоне КХЛ.
Конечно, я предполагал, что в любом случае Мезин проведет в воротах большое количество времени. Но и Коваль заслуживал того, чтобы играть. Я доволен обоими вратарями, никаких претензий к ним нет.

— Что вы чувствовали, когда последние полторы минуты матча с финнами трибуны освистывали нашу пассивность при игре в большинстве?

— Болельщики просто не понимали смысла наших действий. Если бы в той ситуации мы помчались атаковать, это стало бы величайшей глупостью. Нашей задачей являлся выход в четвертьфинал, и команда делала все для того, чтобы выполнить ее. Ребята сконцентрировались на этом и действовали абсолютно правильно.

— Бывали ли в вашей тренерской или игровой карьере эпизоды, когда накануне важнейших матчей, как в нашем случае, команда теряла сразу двоих лидеров?
— Уверен, что да. Но сейчас уже точно не помню, когда такое случалось.

— Не сожалели в тот момент, что поторопились отпустить из сборной Боровкова?
— Нет, потому что это было мое решение. Ведь число мест в команде ограничено. Травма Макрицкого поставила нас в непростое положение, поэтому пришлось держать вакансию для защитника, а не для нападающего.

— Накануне поединка со сборной Чехии не было соблазна выйти в плей-офф с более высокого места?
— Конечно, мы ставили такую задачу. Всегда хочется побеждать в любом матче и подняться как можно выше.

— В этом поединке вы выпустили на лед Коробова, которого до последнего держали вне заявочного списка. И неожиданно доверили ему довольно много времени в четвертьфинале…
— Я доволен игрой Дмитрия, который получил шанс проявить себя после травмы Макрицкого. У Коробова отличное будущее, если, конечно, он продолжит много работать. Все зависит от самого игрока. Ему только 20 лет, и мы рассчитываем на него как в “Динамо”, так и в сборной.

— Кроме того, помимо геройств в буллитных сериях, вы придерживали в тени Антоненко, и лишь в критический момент четвертьфинала передвинули его в ударное звено Грабовского. Не опоздали?
— Антоненко — боец, и в критических ситуациях он очень полезен у чужих ворот. Но в большинстве матчей мы в основном думали об обороне. Когда же надо было идти вперед, забивать, то Олег стал чаще выходить на лед. Я им очень доволен. Это опытнейший мастер, прекрасно справляющийся с давлением. Он доказал это как в сериях буллитов, так и в матче с россиянами, в котором забросил одну из шайб.

— Парадокс: очень бледно выглядя при реализации большинства в шести матчах, в решающем мы блеснули. В чем причина?
— Когда мы получали численное преимущество, на лед выходили отличные исполнители: Антоненко, Салей, Калюжный, Грабовский. В четвертьфинале их мастерство дало о себе знать, в результате чего удалось забросить две шайбы в большинстве.

— Звено Михалева выступало в разных вариациях, но бомбардирскими баллами похвастать так и не смогло. Неприятный сюрприз?
— Не могу так сказать. Я доволен всеми игроками команды, в том числе и Михалевым, и Чуприсом… Просто они проводили меньше времени на льду, так как превосходно действовали другие — Грабовский, Калюжный. Когда у тебя в команде есть такой мастер, как Грабовский, его не зазорно выпускать в каждую вторую смену. Логично, что другим ребятам при этом достается меньше игрового времени. И, соответственно, меньше шансов отличиться. Но это отнюдь не значит, что кто-то меня разочаровал.

— Как вы прокомментируете слова наставника россиян Вячеслава Быкова, заявившего после нашей игры, что КХЛ тренирует конкурентов российской сборной?
— Не понимаю, какое отношение его высказывания имеют ко мне? Мне все равно, кто что говорит в стане конкурентов. КХЛ — замечательный проект. Эта лига на самом деле помогает развиваться не только россиянам, но и хоккеистам других сборных, в том числе белорусской. Так для нас это же здорово — для минского “Динамо”, для национальной команды! А проблемы соперников меня волнуют меньше всего. Буду я еще забивать себе голову и беспокоиться о них! И вообще, мы провели замечательный турнир. Вышли в четвертьфинал, надо радоваться! А вы что-то слишком много концентрируетесь на негативе. Сначала вопросы об освистывании трибун, звене Михалева, теперь — о словах российского тренера. Зачем придавать этому такое значение?

— Просто хотелось узнать ваше мнение.
— Но я не думаю, что сейчас есть смысл выискивать отрицательные моменты. Не хотелось бы, чтобы ваша газета концентрировалась на негативе. Смотрите, рядом со мной сейчас находится генеральный секретарь нашей федерации. Он все слышит, и, если что-то не так напишете, мне об этом станет известно!

— Белорусские клубы (кроме “Динамо”) были представлены лишь тремя игроками, не считая Брикуна. Вы действительно считаете, что на этом кадровый потенциал экстралиги исчерпан?
— Да, поскольку наши ведущие мастера выступают в КХЛ. Три-четыре человека в сборной — это уже хороший показатель для чемпионата Беларуси. Можно даже сказать, комплимент этому турниру. Молодые Усенко, Ковыршин, хотя и не имели опыта выступлений в больших турнирах, смотрелись вполне прилично. Очень рад за них и надеюсь, что ребята продолжат прогрессировать и тоже смогут выступать в КХЛ.

— Журналистов шокировали некоторые особенности организации чемпионата мира в Швейцарии. Были нарекания по качеству льда, размещению, питанию и так далее. Вы тоже были неприятно удивлены?
— И здесь никакого негатива я не заметил. Не знаю, чем вашему корреспонденту не угодила еда. Мне кажется, она была даже слишком хороша! Лед оказался отличного качества, претензий к организаторам нет. Они поработали хорошо. Впрочем, уверен, что в Беларуси через пять лет все будет еще лучше.

— По чьей инициативе вы остались в Берне для участия в конгрессе, где пройдут выборы страны — хозяйки чемпионата мира-2014?
— Я — часть белорусской команды. Поэтому и не уехал пока из Швейцарии. Уверен, мы получим право проведения этого турнира.

— Сто процентов?
— Гарантировать не могу, все же в голосовании принимают участие 60-70 человек. Но твердо верю в успех, который мы заслужили.

— Намерены выступить с речью? Что вы в ней отметите?
— Да, у меня будет двухминутное выступление. Расскажу обо всей замечательной работе, которую выполнила страна, чтобы добиться права проведения чемпионата мира. Ведь в Беларуси сделали все, что можно было.

— Как скоро вас снова можно будет увидеть в Минске? Ваши ближайшие планы?
— Поеду в Финляндию, где сейчас находится моя семья. Хочу побыть с родными. Так что пока не могу сказать, когда приеду в Беларусь.

— Будете отдыхать в хорошем настроении?
— Да, с чувством выполненного долга. А с настроением у меня никогда нет проблем!

06:36 09/05/2009




Loading...


загружаются комментарии