Скандалист недели - Юрий Вергейчик

Как мы уже сообщали, в белорусском футболе новый скандал, связанный с судейством. На этот раз «отличился» Юрий Вергейчик. В 7-м туре белорусского чемпионата во время матча между солигорским «Шахтером» и ФК «Минск» в Солигорске тренер даже по ходу матча выбежал на поле. О причинах своих действий Юрий Вергейчик рассказал «Прессболу».

Скандалист недели - Юрий Вергейчик
«Причин невзрачного старта «Шахтера» целый комплекс. Не совсем удачно проведенная мной селекция. Тяжелый график. Непрофессиональное отношение ряда футболистов к делу…
Меня не устраивало функциональное состояние Сучкова: получалось, он не набирал кондиции, а сбавлял с каждой игрой. Естественно, начал интересоваться, по каким причинам, - в результате получил ряд нехороших сигналов. Я, конечно, за руку никого не ловил, потому не могу говорить предельно конкретно. Но перед последним матчем созвал тренерский совет, на котором сказал: «Какое решение примете, таким оно и будет». А в итоге сами футболисты решили не включать Сучкова в число восемнадцати. Значит, на то имелись определенные основания.
Меня не пытались «плавить» - однозначно. Повторюсь, ряд футболистов делали это непрофессиональным отношением к работе. Но сознательно меня никто не «плавил».
Вмешалось и невезение. На мой взгляд, по игре в новом сезоне мы не уступили еще никому. А последнюю просто-напросто внаглую сломал судья. Арбитры не имеют права ошибаться в таких моментах. Полагаю, это сделано умышленно. По какой причине? Наверное, политической. Все-таки мне непонятно, для чего перед матчем генеральный директор АБФФ Леонид Дмитраница заходит в судейскую и почему после его наставлений допускаются такие ошибки… Даже заявление, которое я писал в конце прошлого года, было связано не только с тем, что наступил трудный момент для «Шахтера». Просто слишком часто говорю ненужные многим вещи о развитии белорусского футбола и за это страдаю. При нынешней футбольной власти в стране не вижу своей перспективы в тренерской карьере. Вот и захотел уйти на время, пока все не поменяется.
Что касается людей из федерации, я по ним давно сделал выводы. Каждый должен заниматься своим делом. Если после игр с участием «Шахтера» три года подряд дисквалифицируют Кульбакова, а на четвертый его назначают на кубковый финал, хотя мы категорически против, - это неправильно. Зачем создавать прецедент? Вдруг Кульбаков и четвертый раз ошибся бы серьезно? И что, его опять дисквалифицировать? Но они не боятся этого делать…
Доходит до того, что Геннадий Невыглас практически открыто говорит нашему руководству клуба, что я непрогрессивно работаю. Какое право имеет руководитель федерации так рассуждать о тренере? Никакого. И как он может вообще в этом разбираться? Неужели я не прогрессивный, если моя команда шесть раз за четыре года играет в финале Кубка, берет медали, участвует в евротурнирах? Значит, четко просматривается политический момент.
Еще Вергейчик заявляет о мячах… Зачем такое делать? У нас не зоопарк, мы живем в двадцать первом веке и в европейской стране, а нам навязывают мячи сомнительного качества. В то время когда во всем мире уже думают, как внедрить чип, у нас пытаются внедрить непонятные мячи на рынок. Нам назначают судей, которых мы три года дисквалифицируем. Вот говорил я вслух о судействе – пожалуйста, выполз момент со Шмоликом. И самое страшное не то, что он вышел на поле пьяным. Страшно, что его туда выпустили… Вы представляете, какая круговая порука?

Впрочем, делайте выводы сами. Я же считаю, что неугоден федерации. А раз неугоден – у меня нет перспективы: так выходит, что принимаю всякие «непопулярные» решения. Они даются очень тяжело, потому что люблю футбол. Можно сказать, впитал его с молоком матери, которая не пропускала ни одного матча минского «Динамо»…
Конечно, я допускал ошибки. Опустились на предпоследнее место – значит, тоже виноват. Но поймите, даже если бы тренер со двора готовил этих футболистов, они не имели бы права так низко сползти в турнирной таблице. Так что здесь велика вина всех, и прежде всего – моя. Может, потому, что слишком полагаюсь на профессионализм людей, стараюсь строить отношения на доверии. Но ребята сейчас и сами переживают не меньше моего. А уже может быть поздно – наверстать упущенное сложно. Хотя семь очков до второго места – еще не пропасть…
Что касается судейства в игре с «Минском», могу повторить, что все сделано умышленно. И совершенно не переживаю. К этому шел уже не один год. Пусть у меня сложны характер, до сего момента за семь с половиной лет ни разу не был оштрафован федерацией или же удален. При том, что за моей спиной нет такой фигуры, как Капский.
Представьте себе ситуацию: вы вышли из дома, и вам нужно ехать на троллейбусе. Вы ошибетесь и сядете в автобус? Так и здесь. Когда игрок выходит один на один, ворота пустые, а голкипер его сбивает за пределами штрафной – обязательно должно быть удаление, даже если кто-то из защитников двигался параллельным курсом. Ну не мог рефери ошибиться в этой ситуации! Все знают, что дважды два – четыре. А если Седнев захотел сказать «пять» - видимо, его сильно об этом попросили.
Теперь второе. Перед этим было нарушение возле нашей штрафной, и газета «Все о футболе», которую я никогда не читаю, написала: такое же нарушение в пользу «Минска», когда можно было показать красную карточку Пласконному. Газета становится на сторону судьи – я понимаю, для чего она это делает. Хотя в том моменте Пласконного явно толкали в спину. И судья, нет чтобы назначить штрафной в сторону «Минска», назначает его нам. Уж если так, это тоже фол последней надежды. Но он, поняв, что неправильно оценил ситуацию, просто дал Пласконному желтую карточку.
Я знал, в этой игре и при таком судействе «Шахтер» не сможет победить. Вот и пошел выразить свой протест, и не только в связи с судейством Седнева. Прежде всего это мой протест Невыгласу и господину Дмитранице.
Поверьте, в жизни я человек терпеливый – все ко мне приходило прежде всего через терпение и труд. Но еще раз говорю, мое решение было взвешенным и обдуманным.
Любой имеет право выразить свои мысли. И запрещения комментариев судейства можно трактовать как нарушение прав человека. Я понимаю, не каждый тренер из-за эмоций может объективно оценить ситуацию. Но запрещать… В Советском Союзе семьдесят лет запрещали делать многие вещи. И к чему мы пришли? И что, нам еще надо семьдесят лет, чтобы люди научились самостоятельности?..
Когда вижу несправедливость, не держу это в себе, а высказываю вслух. Естественно, многим это не нравится, и они потом принимают «необходимые» меры. Не молчал, когда переписали регламент, лишив нас второго места. А потом критерий той статьи тихонько вернули обратно… Я обо всем говорю – и, разумеется, федерацию это раздражает. Вот потом и отношение к «Шахтеру» такое…
Я буду рад остаться в структуре клуба и переждать это не очень хорошее для нас время… На мне очень большой груз ответственности – все-таки создал в «Шахтере» перспективу, что видно по выступлению дубля. На этих ребяток потрачены не один час, день или месяц. Плюс ответственность перед родителями, которые доверили мне своих детей, отпустив их из дома в четырнадцатилетнем возрасте. Кстати, это был один из ключевых моментов, когда в прошлом сезоне я передумал и решил остаться у руля команды. И сейчас та же ситуация Солигорск для меня родной, я не могу его бросить. Да и, когда руководство доверяет, этим нужно дорожить.
Думаю, в большинстве случаев, если бы председатель федерации позвонил в клуб с такими намеками, о которых я говорил ранее, - у тренера не было бы в нем перспективы. Но «Белкалием» управляют и на нем работают очень серьезные и порядочные люди, которые имеют на сей счет другую точку зрения. И главное, что не чужую, а свою».

11:18 13/05/2009




Loading...


загружаются комментарии