Юрий Чиж собирает своих

Сергей Китаёв (именно так, через «ё») говорит, что вернулся в Беларусь всерьез и надолго. Известный в прошлом борец–вольник, один из лучших в своей весовой категории во всем СССР, долгое время жил и работал в США, однако предложение председателя Белорусской федерации борьбы Юрия Чижа возглавить нашу национальную сборную принял сразу.

Юрий Чиж собирает своих
В борьбе всегда была своя шершавая эстетика, мужская, тяжелая, как артиллерия, грация. Даже если самое утомительное, что вы делали в своей спортивной жизни — утренняя пробежка трусцой или ходьба на месте, попав в зал, неизменно окажетесь под воздействием этого волшебного вируса. Дух борьбы проникнет в вас и заставит подумать: «Завтра же. С утра. Начну новую жизнь. Чтобы не врать и не бояться. Чтобы со спортом на «ты». Чтобы здоровое тело и такой же дух. Борьбы». Правда, выйдя из зала, вы тут же об этом забудете, утонете в суете. А они посвятили борьбе жизнь...

Узнать Сергея Китаёва в зале не составляет проблемы, он там самый активный. Этот тренер не из тех, кто, придя на занятия и надев борцовки, все оставшееся время будет сидеть на лавочке, ковыряя в носу, думая о бане и пиве. У него есть своя система тренировок, свой взгляд на борьбу, выработанный десятилетиями успешной карьеры тренера и спортсмена, есть и заложенный фундамент московской Высшей школы тренеров.

Всю тренировку Китаёв что–то показывал, объяснял, демонстрировал лихие приемы, причем не только из арсенала вольной борьбы. И так это, знаете, ловко у него получалось, что ученики слушали раскрыв рты. И ведь не зеленые новички, парни на чемпионате Европы уже успели выступить, кандидатами в олимпийскую сборную числятся...

— Сергей Викторович, вот в футбольной сборной, например, мне рассказывали, тренер не объясняет игрокам, как им мяч остановить, по воротам ударить или подкат сделать. Он состав на игру выбрал, футболистов по линиям расставил, дал установку: «Ребятки, поаккуратнее, повнимательнее, играем от обороны...» И все, дело пошло, как умеют, так играют, хоть плачь. А вы не присели даже...

— Работы много. У ребят техника далека от совершенства, много деталей было упущено, а ведь именно они нередко решают исход схватки. Борьба у ребят еще юношеская, несозревшая, нет взрыва, четких коротких движений. Приходится все это объяснять, показывать. Азы и маленькие хитрости, то, чему меня научили когда–то мои наставники — Василий Петрович Сюльжин, другие мастера.

О прошедшем недавно чемпионате Европы, где Китаёв дебютировал в роли главного тренера, но только присматривался к своей команде, говорим долго. За его отчетными словами «выступили в общем–то неплохо, как и планировали, взяли три медали» следует едва ли не получасовой спич, который с диктофона решил не удалять: когда–нибудь на его основе, может быть, диссертацию сделаю. Тренер рассказывал о защите и технике нападения, о деталях, о «разбросанных движениях» и психологии уверенности, которая ведет к победам. «Век живи, век учись», — думал я и, следуя усвоенной теории неожиданности, следующим вопросом попытался провести свой бросок и вернуть Сергея Викторовича в реальность. Ведь целью материала изначально ставил себе не рассказ о захватах и подножках, а «повесть о человеке». Хотелось выхватить у собеседника «кусочек души».

— В детстве у вас было прозвище Кит? Или Китай?

— Кит. Все правильно, производное от фамилии. К тому же оно мне подходило — добрый и большой. Я не злой человек и способный впитывать в себя знания.

— Вы ведь в Орше родились? Неспокойный был когда–то городок...

— Раньше — да, а как сейчас, признаться, не знаю. В мое время на 120 тысяч жителей приходилось 4 тюрьмы. Как тогда говорили: в Орше каждый второй уголовник.

— Вы поэтому в борьбу пошли? Чтоб вечером спокойно по улицам ходить?

— Отношения в среде молодежи тогда жесткие были. Мужчина — он ведь по натуре единоборец, ему надо заявлять о своем лидерстве и его добиваться. А я с семи лет в борьбе, так что постоять за себя мог всегда. Мне борьба нравилась. На ковре мы встречались и с дзюдоистами, самбистами... Я в этих видах в юношах даже лучше, чем в вольной борьбе, выступал, но последней все же отдавал предпочтение. Если заметили, на тренировке я ребятам показывал приемы из других единоборств, которые вполне применимы к вольной борьбе. Я сам всю жизнь связывал одно с другим, изобретал что–то новое, эффективное. Борьба — это моя жизнь, и я люблю ее так же, как своих детей и свою семью.

Информация о Сергее Китаёве, которую удалось «нарыть» в Интернете перед интервью, оказалась крайне скудной. «Уроженец Орши, — писали о нем. — Дважды побеждал на чемпионатах СССР — среди школьников и молодежи. В начале 90–х годов прошлого века пробовал себя на тренерском поприще. Вслед за женой, известной в прошлом гимнасткой Юлией Собко, участницей Олимпиады–96 в Атланте, перебрался в США, где открыл школу борьбы. В дальнейшем Китаёв и его воспитанники регулярно наведывались в Беларусь для участия в юношеских турнирах и совместных сборах». В качестве его тренерской характеристики встретил такие строчки: «В Орше действительно проходил турнир на призы Китаёва. В 2004 году в Оршу приезжала молодежная сборная США по вольной борьбе и покинула Беларусь ни с чем. По итогам первой матчевой встречи белорусские борцы одержали победу со счетом 9:3, второй — 8:4. Тогда главным тренером американской сборной являлся именно Сергей Китаёв, бывший член сборной СССР по вольной борьбе...»

Выясняю, что все это «правда наполовину», о чем вы сами узнаете, дочитав материал до конца. Китаёв — борец известный. И не только в Беларуси, но и в СССР, а значит — в мире. В Орше действительно проходит турнир его имени, но каждый год Сергей Викторович привозил туда не сборную США, а обычных американских школьников, которые сами изъявляли желание сразиться с белорусскими «профессионалами». «Профессионалам» при этом доставалась благотворительная амуниция, спортивная форма. Да и в Америку он уехал не «вслед за женой», а...

— В 26 лет, когда только наступает расцвет, я уже не мог бороться. Колено мучило меня давно, а тут стало совсем невмоготу — оно выскакивало буквально в каждой схватке. В суставе было порвано все, что может там порваться. Видя мои страдания, Александр Васильевич Медведь посоветовал ехать в Москву, учиться в Высшей тренерской школе. Это были потрясающие университеты, где я постиг многое, где работал с легендой вольной борьбы профессором Юрием Шахмурадовым. Но когда вернулся в начале 1990–х, оказался здесь никому не нужным...

Китаёв не хочет вдаваться в детали, морщится, называет это «ворошить прошлое» и предпочитает «съехать с темы» на Америку, где он тренировал много и долго: начиная от детишек четырех лет и заканчивая взрослыми спортсменами. Он объездил практически все штаты, работал во многих университетах, создал свою школу — в общем, практику имел грандиозную.

— У меня две взрослые дочки от первого брака, живут в Америке. Но с первой супругой мы разошлись, так случилось, это жизнь. А в 2002 году, когда я в очередной раз приехал на турнир в Оршу, мне позвонили наши гимнасты из Атланты — белорусская диаспора — и попросили помочь девушке, которая уезжала в США работать по контракту: объяснить, рассказать, как лучше добраться. На этом все. А второй раз мы с Юлей случайно встретились уже в Америке, на дне рождения одного из наших спортсменов. И так получилось, что прилипли друг к другу навсегда. Теперь у нас двое прекрасных пацанов, которые в будущем, я надеюсь, будут защищать честь нашей страны или в гимнастике, или в борьбе...

Летом прошлого года Сергей Викторович привозил в Минск крестить своих пацанов — Никиту и Илью. Тогда, по его словам, «в борцовской среде уже ходили разговоры, что грядут изменения». Кстати, многие думают, что Китаёв — приятель Юрия Чижа по борцовскому цеху и потому занял место главного тренера сборной, по дружбе, так сказать.

— Какова история вашего знакомства с Юрием Чижом? — спрашиваю и даже не подозреваю, каким будет ответ.

— Предполагаю, что в поисках нового наставника Юрий Александрович перекопал все, что можно, — и здесь, и за рубежом, — вспоминает Китаёв. — Наверняка интересовался мнением специалистов. Так всплыло мое имя. Он позвонил мне в Америку.

— То есть до этого звонка вы с Юрием Александровичем знакомы не были?

— Нет, повстречались только во время переговоров. Я слышал, конечно, его фамилию, когда боролся, но он был «классиком» и наши пути не пересекались. Ну и знал, естественно, что в бизнесе это большой человек.

Ближайший крупный турнир, к которому сейчас готовится сборная страны по вольной борьбе, — сентябрьский чемпионат мира. Первый старт, к которому Сергей Китаёв целенаправленно будет вести подготовку, собирать команду. Теперь он здесь, он свой, он наш. И жена, имевшая работу в штате Огайо, тоже вернулась, сказав ему: «Нет, дорогой, мы с тобой — вместе...» Душевная история со счастливым концом. И теперь я понимаю Сергея Китаёва, кода он говорит, что вернулся домой «всерьез и надолго». Первая ласточка?
07:54 14/05/2009




Loading...


загружаются комментарии