Гандбол. Как создаются суперкоманды

В нынешнем сезоне белорусская гандбольная федерация создала суперкоманду, собранную из лучших игроков страны, минское «Динамо». В республиканском чемпионате команда не знала поражений и уверенно заняла 1 место. Спортивным директором клуба был поставлен в прошлом известный белорусский гандболист Андрей Паращенко. Об успехах команды он рассказа «Прессболу».

Гандбол. Как создаются суперкоманды

... Он вернулся домой с Канарских островов в 2002-м, поставив точку в благополучной легионерской карьере. Но с тех пор неизменно пребывал на виду у гандбольной публики, отнюдь не зарываясь с головой в успешно начатый на родине бизнес. Стоит напомнить, что именно Андрей Паращенко был в идейных лидерах той инициативной группы, которая публичным обращением к главе государства, по сути, катализировала возрождение в Беларуси игровых видов спорта.
Директивно взятый под опеку властей предержащих, ровнее задышал и гандбол. А наш герой вот уже скоро год как убедительно смотрится в амплуа респектабельного госслужащего — спортивного директора минского клуба «Динамо», который начал биографию с золота чемпионата страны.

Вопрос: Сколько помню, в оценках состояния нашего гандбола и того, как в нем надлежит хозяйствовать, ты был неизменно радикален. Отсюда и вопрос с подвохом: насколько прежние твои взгляды совпали с тем, что довелось нынче воплощать в жизнь?
— Когда на тебе нет ответственности решений и исполнения конкретной работы, рассуждать проще и говорить можно многое. Когда такая ответственность появляется, то, естественно, ситуация меняется. Сказать, что погрузился в управленческую работу и отрекся от прежних убеждений, не могу. Они в принципе не изменились. Однако теперь я в гуще событий и участвую в общем деле. Логично, что мои суждения будут более дипломатичны. Есть круг единомышленников, с которыми мы можем спорить на любые темы. Но, когда я выхожу на публику в роли официального лица, то должен помнить о некой консолидированной позиции и интересах корпоративных. О последствиях сказанного для клуба «Динамо» или для федерации. Так что не взыщи: мое общение с журналистами проходит теперь немного в ином ключе, нежели прежде.

Вопрос: Зайдем с другой стороны. Еще будучи игроком испанского «Гальдара», во взглядах на спорт и его экономику Андрей Паращенко представал этаким рыночником-демократом, сторонником европейских традиций клубного строительства. Без осуждения в тоне просто констатирую: у нас здесь все по-другому…
— О положении в других белорусских клубах знаю лишь понаслышке. Но все, что происходит в «Динамо», — для меня это и есть европейский подход к делу. Говоря так, исхожу из воспоминаний о своем испанском клубе. Или из того, что знаю от друзей об организации работы в «Барселоне», «Сьюдад-Реале» или «Сан-Антонио». Подозреваю, что представление о гандбольном «Динамо» у многих сложилось превратное. Мол, это официоз, бюджетные деньги, рапорты, политинформации перед утренней тренировкой, одним словом — совок.
На самом же деле любой коллектив — живой организм, где все зависит от людей. Так вот, наш клуб абсолютно соответствует моим представлениям о демократических методах работы. Демократия здесь полнейшая! Каждый четко понимает, что должен делать и чего от него ждут. Я, к примеру, сполна реализую здесь то, о чем лишь мечтал, когда был в кресле руководителя предприятия. Можешь поговорить с любым игроком из тех, кто поиграл в Европе. И он скажет, что не встречал лучших человеческих отношений и возможностей для реализации творческих способностей, чем созданы у нас.

Вопрос: Знаешь, в прекрасную советскую пору было принято создавать плакатные образцово-показательные хозяйства, всячески поддерживая их в режиме полной демократии…
— Если это намек на взбудораживший гандбольную общественность указ о государственной поддержке нашего клуба, то его критикам советую глубже вникнуть в содержание документа. Мы финансируемся главным образом за счет средств, заработанных обществом «Динамо». У него есть сложившийся рентабельный бизнес. Это более десятка предприятий, где создано немало рабочих мест, где получают хорошую зарплату, где платят налоги с прибыли. Указ не был спущен сверху. Его инициировало само «Динамо», попросив о праве распоряжаться деньгами, которые оно же и зарабатывает. Документ разрабатывался в течение семи-восьми месяцев. И спасибо президенту за то, что он оценил заслуги общества, его возможности и гарантии. И потом ведь на эту ситуацию можно взглянуть под другим углом. Думаю, изначальные и давние возможности инициировать подобные преференции для того же СКА у Минобороны были ничуть не хуже динамовских. Кстати, они есть и сейчас. Пускай работают! У всех одинаковые головы и руки. Это больше вопрос желания и инициативности. Стартовые условия для всех схожи.

Вопрос: Углов зрения здесь и впрямь много. Скажем, указ оговаривает ответственность клуба, общества «Динамо» и даже БФГ за результаты команды. Иными словами, за деньги, которые вам дают в работу, вы отвечаете в каком-то смысле головой. Не породит ли это ситуацию, когда вы станете добывать этот результат любыми доступными методами? Соперничать станет бессмысленно. Будет убита конкуренция.
— Если бы этого указа не было вовсе, мы все равно отвечали бы за результат головой. Я, во всяком случае, так воспитан. А как иначе? Тебе дают средства, поле для реализации идей. И ты должен выкладываться на все сто. Пора менять менталитет людей, которые в большинстве сидят на гарантированной зарплате и живут по накатанной. Да, мы будем прилагать максимум усилий, чтобы быть первыми. Это безусловно. Мы будем идти к цели твердо и всеми дозволенными путями: усилим состав, укрепим тренерский штаб. И пускай оппоненты думают что угодно.

Вопрос: Вот они и подумают первым делом о вашем административном ресурсе…
— Это что, влияние на судей?

Вопрос: Ну, к примеру…
— Пригрозить людям неприятностями на работе, сделать их «невыездными»? Давай все же исходить из того, что мы живем в цивилизованном обществе. Фантазировать и обсуждать ситуацию с других позиций считаю бессмыслицей.

Вопрос: Как клубный управленец ты отбил атаки безукоризненно. А как быть с заинтересованностью в прогрессе всего белорусского гандбола? До какой степени вам выгодно будет всех крушить и топтать?
— Ясно, что от европейского уровня мы пока далеки. В финансовом отношении Беларусь не настолько сильна, чтобы иметь ровную лигу из семи-восьми добротных команд. Мы пока не на той стадии экономического развития, когда приходят и добровольно просятся в спонсоры, как это происходит в Германии. Там у сильнейших команд бундеслиги число доноров доходит до 70-80. У средних — до 30-50. Все платят понемногу, но в итоге складывается нормальный боеспособный бюджет. У нас до появления указа о поддержке гандбола не бедствовал только БГК, где похвально работала частная инициатива. Затем лучше зажили и другие. А теперь появилось «Динамо» с его возможностями уйти в отрыв. И что? Искусственно себя сдерживать, подстраиваться под уровень нашего чемпионата? А в чем тогда смысл выделения денег, привлечения человеческих ресурсов? Считаю, мы уже сделали большое дело, взорвав ситуацию. Мы подогрели честолюбие тех же братьев Мешковых — в Бресте будут укрепляться. За нами потянется и СКА, и, хорошо бы, еще пара команд. Не думаю, что стоит печалиться, если на какое-то время снова угаснет интрига в национальном чемпионате. Важно, что мы взялись исполнить роль тягача. Главное — заявить о себе и в Европе. Сейчас о Беларуси знают по выступлениям сборной как о середнячке. Из имен на слуху только Рутенко и Горбок. А надо, чтобы появился авторитетный клуб, который добавит нашему гандболу престижа и уважения. Скажем, в преддверии нового сезона мы активно работаем на трансферном рынке. И как же трудно убедить поехать к нам нерусскоязычных игроков, даже из соседней Польши! Нам говорят: заявите о себе за два-три года в Лиге чемпионов — и все будет по-другому. То же — на балканском направлении. Слышим: да, у вас все стабильно и хорошо, но сделайте бренд! На уровне сборной его быстро не создашь. В клубе может получиться быстрее. Естественно, у такой постановки вопроса будут противники, будут сторонники. Но чем-то жертвовать надо.

Вопрос: То есть из провозглашенной двуединой задачи — поднимать гандбол на уровне как клубов, так и сборной — ты вычленяешь клубный интерес?
— Я говорю сейчас как представитель «Динамо», желающий клубу максимальных успехов. Но здесь очевидно прослеживаются интересы национальные. Допустим, мы успешно выступаем в Лиге чемпионов. Большинство молодых сборников играют у нас. Они обкатываются в топ-турнире, копят опыт, повышают мастерство, сыгрываются. К ним формируется уважительное отношение судейского пула — это важно. Возникнет интерес к ребятам со стороны лучших клубов мира — мы готовы их отпускать. Но у каждого игрока своя цена. И жизнь в спорте коротка. В конце концов, мы помогаем белорусским спортсменам делать карьеру в Минске. А это не сравнить с игрой за те же деньги в польской провинции. А еще для скачка в развитии игры бывает достаточно импульса, яркого события. Например, в Испании гандбол до 92-го года был посредственным. Но после барселонской Олимпиады тамошние клубы пригласили полтора десятка игроков из бывшего СССР. С тех пор испанцев не остановить. Они на всех топ-турнирах, постоянно в финалах еврокубков. И в Германии гандбол развивается по синусоиде. После золота сборной на чемпионате мира 2007 года там в гандбольные школы стали проситься пятилетние дети. Сейчас что-то отдаленно схожее началось и у нас. Думаю, толчком было создание «Динамо». Появились телетрансляции матчей чемпионата страны. Мы сыграли во Дворце спорта…

Вопрос: Вы вообще толково поработали в плане создания для клуба позитивного имиджа…
— Причем, как это делать, нам не подсказал бы никакой инструктор-политрук. В спорте важны навыки предпринимательства. И здесь по крупице вносил лепту каждый из нашего клубного менеджмента. Делали упор на то, чтобы о клубе больше узнали, так сказать, в народе. И жирную точку в этой работе поставили, став чемпионами. Много планов на будущее. Не скажу, что многое выдумываем. Зачем изобретать колесо? Все это давно наработано в Европе. Достаточно вспомнить и выбрать лучшее. Кстати, и здесь мы в роли локомотива. Вот скажи, когда у БГК появилась активная группа поддержки? На седьмом году жизни клуба — после того как мы свозили своих болельщиков в Брест и там не захотели отставать. К слову, мы своих фанатов даже не искали. Были приятно удивлены, когда к нам пришли поклонники футбольного «Динамо» и предложили поддержку. Мы их приняли, общаемся, дружим. Вот что значит клубный бренд!

Вопрос: Что входит в круг обязанностей динамовского спортдиректора?
— Многое. Главное — селекция, переговоры, подготовка контрактов. Прямой контакт с игроками и тренерами. Контроль над учебно-тренировочным процессом.

Вопрос: Номинально главный тренер в твоем подчинении?
— Да. Но Александр Малиновский — профессионал, которому в клубе доверяют всецело. Наши отношения наладились как-то сразу, будто сложился пазл. Здесь важно, что мы вместе играли в СКА, были соседями по комнате. С тех пор у нас одинаковые представления об игре, о подходе к игрокам и тренировочному процессу. Тренеру часто бывает интересно мое мнение. Выстраиваем стратегию. Обсуждаем тактику. При этом ничего не навязываю. У нас откровенный классный диалог. Сезон показал: когда сотрудничаем подобным образом, все получается. Недавно Саша признался, что за всю тренерскую карьеру не работал в атмосфере, настолько располагающей к творчеству. При подборе клубного штата нам вообще везло на профессионалов и хороших людей. В новом коллективе бывает проще сработаться с нуля, нежели что-то перестраивать в уже сложившейся системе. За неполный год жизни клуба мы многое успели. Выиграли золото. На 70 процентов сформировали вторую команду во главе с отличным тренером Василием Павленко. На этом не остановимся. Будем создавать школу.

Вопрос: Сильно ли обновится к осени главная команда?
— Как и планировали, примерно на треть. Некоторые контракты уже подписаны. Некоторые в стадии подготовки. Все в движении. Закончим переформирование в конце мая.

Вопрос: Сейчас заниматься этим легче, чем год назад?
— В плане выбора и предложений — конечно. Теперь нам звонят, а не мы. Стало проще убеждать. О клубе узнали. Но ответственность за принятое решение намного выше. Когда на одно место конкурс в четыре человека, не прогадать бывает сложно.

Вопрос: «Динамо» не грозит превратиться в сборную ближнего зарубежья, как произошло это с БГК?
— Здесь актуально найти золотую середину. Возможно, федерации стоит вернуть разумный лимит на легионеров: не больше четырех-пяти в клубе. Это исключило бы соблазн комплектоваться средними игроками из-за рубежа. Брали бы оттуда действительно классных гандболистов, рядом с которыми быстрее крепли бы наши белорусские кадры. И они не засиживались бы на скамейках. Да и деньги тратились бы по назначению, а не на укрепление сборных стран-соседок.

Вопрос: Для стороннего наблюдения отношения «Динамо» с конкурентом из Бреста выглядят как вражда, которую будет непросто примирить.
— Болельщики со стажем помнят соперничество минского СКА и ЦСКА советских времен. Наверное, это был образец конкуренции, которая основывалась исключительно на уважении и спортивном духе, без всякой вражды. Вот и нам бы так! Появление “Динамо” и свои проигрыши в Бресте приняли ревниво и очень болезненно. Причины неудач стали искать вовне, а не в себе. Мы отнеслись к этому спокойно. С улыбкой читали газеты, где расписывалось, какие мы монстры: расставляли всех по местам, не выходя на площадку. Мне кажется, что сейчас руководители БГК пришли в себя, оценили ситуацию, успокоились. И наши отношения выглядят вполне дружескими. После недавней победы брестчан в Кубке страны они, надеюсь, искренне, благодарили за наше появление. За то, что заставили их по-новому заработать и заиграть. Мы подняли бокалы с шампанским за весь белорусский гандбол. За его силу и нашу честную конкуренцию.


14:09 14/05/2009




Loading...


загружаются комментарии