Чемпион до востребования

Почему Иван Иванков предпочел студентов спортсменам?

Чемпион до востребования
Раньше или позже у нас начинают потихоньку забывать даже о звездах. Это раньше Ваня Иванков был всегда в центре внимания и большую часть времени проводил вместе со сборной Беларуси. Сегодня дороги Ивана и команды, частью которой он был на протяжении долгих лет, разошлись, оставив противоречивые чувства даже у тех, кто еще совсем недавно восхищался техникой абсолютного чемпиона мира и Европы, и у тех, вместе с кем Иванков поднимался к вершине славы. Вопросов к нему действительно накопилось немало, хотя сам Иван считает, что большинство из них имеет риторический характер. Тем не менее ненадолго вернувшись в Минск из Иллинойса, где он работает с командой местного университета, Иванков согласился на откровенный разговор.

— Я в Минск на операцию приехал, — говорит Ваня, сидя в знакомом зале «Кольца славы», откуда в свое время начался его путь в гимнастику. — Пятую уже. Здешний доктор мои ахиллы вдоль и поперек изучил — поэтому и решил опять к нему обратиться.

— Выходит, проблемы, из–за которых ты решил завершить карьеру, все еще дают о себе знать?

— Проблем больше, чем было о них сказано: позвоночник, ахиллы... Поэтому, оглядываясь, ничуть не жалею, что решил завершить карьеру. Хотя решение это, поверьте, давалось мне очень непросто. Считаю, что на Олимпиаду нужно ехать для того, чтобы бороться за награды. А я понимал, что в Пекине опять не смогу подняться выше четвертого–пятого места — это меня не устраивало.

— А командные соревнования? Как ты относишься к мнению о том, что с Иванковым ребята вполне могли бороться за награды?

— Глупости, команде тем более ничего не светило. Конечно, для нас было бы престижно попасть в финал, но рассчитывать на большее мы не могли. Китай и Япония — сборные гораздо более высокого уровня, американцы очень сильны. А у нас команда молодая, только формируется, и тягаться с грандами очень сложно.

— Ты видел в деле молодежь, которая пришла в сборную?

— Почти нет: сейчас я не успеваю следить за событиями в гимнастике. Но, судя по последнему чемпионату Европы, ситуация, мягко говоря, не самая лучшая. Будем надеяться, что опытным ребятам удастся восстановиться после травм...

— Судя по всему, Иван Иванков от большой гимнастики самоустранился полностью?

— От большой, пожалуй, да. Сегодня я ассистент главного тренера университетской команды, тренирую студентов. Но должен сказать, что уровень ребят, с которыми сегодня работаю, мало чем уступает мировому. А встречаются и очень талантливые спортсмены, из которых вполне реально подготовить кандидата в олимпийскую команду.

— Рассчитываешь подготовить американского олимпийского чемпиона?

— Я уже работаю с парнем, из которого, если он выдержит нагрузки и не сломается психологически, может выйти толк.

— Заниматься чем–то подобным тебе предлагали и в Беларуси. Причем, насколько мне известно, в разных качествах: от функционера федерации до главного тренера сборной.

— Начнем с того, что такой цели — подготовить олимпийского чемпиона — у меня сегодня нет. Я просто работаю. Но если, допустим, я подготовлю спортсмена высокого уровня в США, то это сразу влечет за собой множество различных бонусов: признание, уважение... Я с удовольствием воспитал бы олимпийского чемпиона здесь, в Беларуси, но условий, которые устроили бы, мне здесь не предоставили.

— Многих твой отказ обидел.

— Обижаться не на что. Проблема в том, что мы давно разучились ценить людей, которые еще вчера не только выступали, но и готовили на своем примере, на своем опыте молодые поколения. Это «традиция», которая сложилась уже давно: я ведь не первый, кто уехал. В Америке сейчас вся элита советской гимнастики сидит и точно по тем же самым причинам, что и я.

— Ты имеешь в виду деньги?

— Мне вот говорят: мы же предлагали тебе работу! Предлагали. Но почему вы не уточняете, на каких условиях? А эти условия таковы, что у меня не будет ни гарантий на будущее, ни материальной базы, ни достойной зарплаты. Меня ценили как спортсмена, но как тренер, несмотря на весь громадный опыт, я никого не интересую.

— Неужели должность ассистента тренера университетской команды в США привлекательнее и перспективнее, чем пост главного тренера национальной сборной Беларуси?

— Гораздо привлекательнее. И не только в плане зарплаты. Есть социальная программа, которая защищает меня и мою семью. Страховки, пенсионный фонд... Много всего, о чем сегодня здесь стоит задуматься: как защитить спортсменов, которые, покидая спорт, оказываются никому не нужными и теряются в этой жизни? А что касается самореализации и перспектив, то не так давно я был признан лучшим ассистентом года в Центральном регионе. А это, по–моему, лучше всяких слов говорит, что я могу работать тренером, что отнюдь не ноль в этой области и способности у меня есть. И я не могу объяснить, почему здесь это не оценили.

— Возможности уйти более красиво не было?

— Я пытался объяснить свою позицию. Как мужчине мне нужно зарабатывать деньги, содержать семью, помогать родителям, перед которыми у меня, как у сына, есть определенные обязанности. А что касается карьеры, то закончил я ее красиво. По большому счету, сразу после Афин мог ставить точку. И тогда бы никто слова не сказал. Но решил попробовать, посмотреть, смогу ли еще чем–то помочь. Не получилось — и я почему–то сразу оказался врагом. Хотя причина не во мне, а в том, что здесь не смогли вырастить никого, кто смог бы заменить Иванкова. Это не только наша проблема: в России, например, ситуация не многим лучше. Вероятно, теперь необходим какой–то период времени, чтобы выросла новая команда. Но их растить надо, искать. А у нас всегда предпочитали искать виноватых...
06:35 22/05/2009




Loading...


загружаются комментарии