Куда плывет отечественное плавание?

Олимпиада в Пекине принесла в целом неутешительные итоги для белорусской сборной по плаванию. Участие лишь в одном финальном заплыве Александры Герасимени на 50 м вольным стилем, как и национальный рекорд лидера команды на этой дистанции, стали слабым утешением.

Куда плывет отечественное плавание?
Белорусская пловчиха, действительно, показала отличный результат, уверенно разменяв 25 секунд, но этого хватило лишь на восьмое место, а следовательно, только на одно зачетное очко в общекомандную копилку. Еще более печальным получилось осознание того факта, что если мы на дороге прогресса сделали шаг вперед, то соперники отмерили как минимум два, вновь оторвавшись от белорусов в этом медалеемком и высокотехнологичном в современных условиях виде спорта.

Разумеется, столь неубедительные старты в Пекине не остались незамеченными, приведя к оргмерам кадрового характера. С главным тренером сборной Михаилом Чугуевым не продлили контракт, ведущий тренер-практик Елена Климова, чьими ученицами являются Герасименя и Хохлова, перешла на работу в минскую ШВСМ. Однако время не стоит на месте! Пекинские Игры остались позади, но мир плавания уже живет ожиданием лондонского олимпийского праздника. Первой значимой ступенью на лестнице, ведущей в столицу Англии, станет чемпионат мира в Риме, который состоится грядущим летом. При этом весна подарила болельщикам очередной обвал мировых рекордов на национальных чемпионатах различных стран (особенно выделим мужские достижения французов на кролевых спринтерских дистанциях 100 и 50 м), возвращение отбывшего «наркотическую» дисквалификацию Майкла Фелпса и очередной скандал, связанный с нелегальными комбинезонами.

Что же касается белорусских реалий, то 20 апреля сборная получила старшего тренера Марка Закутнева, чей воспитанник Павел Лагун совсем недавно являлся одним из лидеров команды и добивался серьезных результатов на международных стартах. А чтобы окончательно расставить точки над «i» в вопросе: «На каком свете сейчас находится отечественное плавание?», «СП» организовала заседание «круглого стола», в котором приняли участие Марк ЗАКУТНЕВ, новый/старый государственный тренер Татьяна ПАРАХОВСКАЯ и ведущий специалист Экспертного совета Минспорта, а также бывший главный тренер сборной, при котором наше плавание пережило самые громкие успехи, Наталья ШОЛОМИЦКАЯ.

НАЗРЕВШИЕ ПЕРЕМЕНЫ

— Состоявшаяся в прошлом августе Олимпиада никому не принесла удовлетворения. Однако жизнь продолжается?

Шоломицкая: Безусловно. В нашем плавании появились новые руководители — государственный тренер Татьяна Параховская, работавшая в этой должности в 90-х годах, и старший тренер Марк Закутнев. Это прекрасно известные специалисты, ранее долго и плодотворно работавшие с национальной командой, но, скажем так, пропустившие предыдущий цикл по независящим от них причинам. Татьяна Викторовна трудилась в городском центре плавания, а Марк Юрьевич тренировал юную смену в ДЮСШ. Но квалификация и организаторские способности обоих не вызывают сомнений, и их возвращение в обойму — повод для оптимизма и радости. Причем могу авторитетно засвидетельствовать, что Параховская и Закутнев взялись за работу с большим энтузиазмом, засучив рукава.

— Татьяна Викторовна, роль государственного тренера чрезвычайно важна, в чем неоднократно приходилось убеждаться на той же Олимпиаде в Пекине. Не сомневались, принимая решение второй раз войти в ту же реку?

Параховская: Разумеется, размышляла, а согласилась, видимо, с испугу (смеется. — Прим. «СП»). Но дело заключается в том, что работа гостренера, его функции, обязанности и степень ответственности для меня не в новинку. С 1994 по 1996 год трудилась именно в этой ипостаси, плюс еще 11 лет была в национальной команде старшим тренером. Поэтому все азы мне известны, и в плавании я не «плаваю».

— Марк Юрьевич, после завершения карьеры личного воспитанника Лагуна вы ушли в тень…

Закутнев: Свое дело можно хорошо делать на любом уровне, работая как с элитными спортсменами, так и с резервом. Поверьте, время прошло не зря: многое переосмыслил, обрел знания. Никакого разочарования, никакого застоя. Более того, благодаря пережитому периоду и почувствовал в себе потенциал помочь команде, принести пользу отечественному плаванию своим опытом, своими мыслями.

— То есть вы пришли в сборную с конкретной программой?

Закутнев: Разумеется. Прежде всего, белорусской сборной необходимо обретение силы. Под этим подразумеваю следующие моменты. Во-первых, формирование психологии победителей. Ведь успех рождается в сознании. Это дисциплина ума, качество мыслей, концентрация внимания, олимпийское спокойствие. Во-вторых, создание благоприятной обстановки единства в команде. Только это одно даст прирост работоспособности. Сила в равновесии, а не в столкновениях. Считаю, что тренерам незачем тратить творческую энергию на выяснение межличностных отношений, а спортсмен должен бороться за тренера своими результатами. В-третьих, знание методики тренировки и творческая интуиция. Знания — это главная движущая сила прогресса, а тот, кто владеет информацией, тот владеет миром.

— С этим невозможно не согласиться…

Закутнев: При этом подчеркну: в отделе плавания накоплен большой объем информации по методике тренировки, плюс могу посоветовать коллегам обращаться к источникам в «мировой паутине», легко доступным для любого компьютерного пользователя. Также отмечу, что на сегодняшний день уже существует движение вперед. На Кубке Беларуси были установлены пять национальных рекордов и два юниорских достижения на первенстве республики. Да и в мировом рейтинге в 2009 году белорусы не на последних ролях, что позволяет надеяться на высокие для наших реалий места на чемпионате мира в Риме. Хотя основным критерием уровня оценки мастерства, естественно, является рейтинг на конец 2008 года. Там наши позиции значительно ниже, но задел для большего постепенно создается, и мы закрепляемся на новых рубежах.

СОБРАТЬ ВСЕХ В КУЛАК

— Повторю один из тезисов Марка Юрьевича — «создание единства» в команде. Но не секрет, что покой белорусскому плаванию в последние годы только снится, а нормальная рабочая атмосфера в команде существовала лишь на бумаге. Действительно ли сейчас удается разрулить сложные межличностные отношения, поставить крест на склоках и интригах?

Параховская: Дело в том, что по иронии судьбы в последнем олимпийском цикле национальная команда была разделена на женскую и мужскую части. В итоге белорусы на собственном горьком опыте убедились в том, что этого ни в коем случае нельзя допускать. Отсутствие пресловутого единства, разбитый коллектив — и соответственно остались у разбитого корыта. Поэтому возвращаемся к проверенной модели совместной работы, не забывая и о подключении перспективных юниоров. Ведь молодежи надо учиться! Причем в условиях отсутствия профессионального и простого человеческого общения.

— Насколько реально беспроблемно идти по этой дороге? Ведь прекрасно известно, что, например, нашему ведущему специалисту Елене Климовой, тренирующей лидеров сборной, перед Пекином был дан карт-бланш на автономную, независимую программу подготовки, обеспечивавшуюся финансово…

Параховская: Сейчас этого нет и не будет. Начался новый этап, и Елена Владимировна находится вместе с командой на всех тренировочных сборах, не пытаясь уединяться. Наоборот, Климова стремится к созданию единого коллектива и дружеской атмосферы, передавая свой опыт коллегам. А у нее есть чему поучиться.

— Марк Юрьевич, как у вас выстраиваются отношения с Климовой и другими личными наставниками белорусских пловцов?

Закутнев: Всех коллег хорошо знаю и со всеми нахожу общий язык, взаимопонимание. Елена Владимировна — ведущий специалист, продолжающий доказывать свою состоятельность на каждых ответственных соревнованиях. На том же Кубке Беларуси три ее ученицы подтвердили норматив мастера спорта международного класса. Это очень высокий уровень. К тому же Климову всегда отличала и отличает следующая профессиональная черта, заслуживающая перенимания, — плотный контакт с учеными. На это хотелось бы обратить внимание остальных наставников: успех всегда рождается на базе знаний. За примерами далеко ходить не надо. Возьмите хотя бы опыт Владимира Шантаровича в гребле на байдарках и каноэ, его концепцию, организацию, методы управления. Если будем трудиться в том же ключе, то отечественное плавание выйдет на высокий мировой уровень.

— Наталья Валентиновна, что подсказывает ваш опыт? Ведь только при вас и была стабильность в команде.

Шоломицкая: Повторю, что этих специалистов знаю давно, и исключительно с хорошей стороны, а с Климовой много лет проработала в одной упряжке. Могу констатировать: общий язык в коллективе уже найден, что очень важно. Продуктивно работать в обстановке недоверия просто нельзя. Согласна с Закутневым: у нас в стране есть замечательные специалисты, у которых надо учиться, чей опыт необходимо перенимать. Как член Экспертного совета убеждаюсь в этом каждый день. Поэтому хочется, чтобы и плавание вышло на столь же высокий уровень профессионализма. Порядок и дисциплина, методика и четкая организация процесса позволят прогрессировать и для начала зацепиться за десятки лучших мирового рейтинга. А если появится стабильность элитарного формата, то и за медалями дело не станет. Это диалектика спорта.

В СВЯЗКЕ С УЧЕНЫМИ

— О приоритете науки сейчас говорят все, вот только часто слова остаются словами. А тем временем на того же Фелпса работают целые институты.

Шоломицкая: Конечно, белорусам, к сожалению, далеко до уровня научного сопровождения Фелпса, но и наши слова — не простая декларация. У нас есть свой НИИ, в котором имеются хорошие специалисты. В мое время сборная плотно сотрудничала с учеными, привлекала бригады КНГ, биохимиков. А главное в общение с ними — это понимание тренера, что он хочет получить, чего жаждет добиться. Наш же институт может дать любую информацию, обеспечить любой заказ. И опять-таки все зависит от тренера. Каждый индивидуальность, по-разному воспринимает и переваривает полученную информацию.

Параховская: Причем кто-то, действительно, стремится к сотрудничеству, а кто-то, считая себя самым умным, пытается опровергать науку.

— Сейчас много разговоров ведется о возвращении методического приоритета над фармакологией.

Параховская: По моему глубокому убеждению, без качественного «фарма» в плавании не обойтись. Но методика, разумеется, имеет огромное значение. И одно не исключает другого. Напротив, дополняет.

Шоломицкая: Касательно фармакологического сопровождения команды при подготовке к Пекину отмечу следующее: она была обеспечена всем необходимым для плодотворной работы.

— В продолжение методической темы. При Михаиле Чугуеве белорусы перманентно проводили сборы в условиях среднегорья в армянском Цахкадзоре…

Закутнев: Мы планируем два-три сбора на высоте. Или во Франции, или в том же Цахкадзоре. Возможно, поднимемся и повыше в испанскую Сьерра-Неваду. Те же россияне в годичном цикле подготовки плавают на морском побережье, затем поднимаются в горы — Фон-Ремо, Сьерра-Невада, Цахкадзор. А прогресс наших соседей очевиден.

Шоломицкая: Согласна. Тот же наставник спринтеров-кролистов Воронцов постоянно работает в Цахкадзоре.

ТОЛЬКО ОДНА ПОТЕРЯ

— Марк Юрьевич сказал о том, что спортсмен должен бороться за своего тренера результатами. В наших мини-командах нет конфликтов?

Параховская: Сохранение вполне боеспособной команды и есть наше главное постолимпийское достижение. Все лидеры в строю, никто, за редким исключением, не завершил карьеру.

— Кто это исключение?

Параховская: Кролист-спринтер Станислав Неверовский — рекордсмен страны на 100 м. Он посчитал, что реализовал себя в полной мере. Стас, к слову, много сделал для плавания.

Закутнев: Вернусь к вопросу о мини-командах. Когда на совещаниях тренер борется за спортсмена, которому не хватило нескольких десятых долей секунды до выполнения заветного отборочного норматива, то оказывает подопечному медвежью услугу. Пловец просто привыкнет к этому и позволит себе расслабленность на тренировках, надеясь на пробивную мощь наставника. Эту практику будем ликвидировать. Только объективная оценка, проведение соревнований по международной таблице ФИНА, а также отбор на крупнейшие форумы по нормативу мастера спорта международного класса.

— Жестко.

Закутнев: Такова моя позиция. К этому все равно надо приходить. Пускай не сразу, но обязательно.

— Костяк команды?

Закутнев: Подопечные Климовой — Герасименя, Хохлова, Нефедова, Ковалева, Капишина, а также Санкович, Хитрая, Вабищевич. Конечно, молодежь еще полностью не окрепла, но для этого надо развивать эстафеты, предоставляя дополнительную возможность принять участие в крупнейших соревнованиях.

— Ирина Нефедова давно находится в обойме…

Шоломицкая: Рост ее результатов был замедлен проблемами со здоровьем. Но сегодня все нормально, и она специализируется в баттерфляе на спринтерских дистанциях.

Закутнев: На Кубке Беларуси Нефедова выступила обнадеживающе как на «полтиннике», так и на «сотне». Перспективы несомненны, тем более что Ирина только осваивается на 100 м. Плюс «сотня» «дельфином» помогает реализовать потенциал на аналогичной дистанции кролем, что важно для эстафеты вольным стилем. В четверке Нефедова необходима.

— Санковича раньше воспринимали как «спиниста». Но он тоже стал осваивать баттерфляй.

Закутнев: Взрослея, спортсмены начинают плавать дополнительным способом. Они мужают, становятся тяжелее в воде.

Здесь важно искать перспективу, ибо, если плавать только одним способом, может создаться динамический стереотип, приводящий к скоростному барьеру. Поэтому Павел помимо 100 м на спине плавает и баттерфляем, и комплексом, установив, кстати, национальный рекорд. Санковичу и его тренеру Геннадию Вишнякову надо не останавливаться на достигнутом. Талант Павла и Вабищевича необходимо развивать.

— Продолжим про эстафеты.

Закутнев: Наиболее перспективной является женская кролевая четверка — Герасименя, Хохлова, Хитрая и Нефедова. Также в основном и переменном составах есть другие пловчихи, способные претендовать на место в квартете. Выступавшая на Олимпиаде в Пекине мужская комбинированная эстафета — еще один коллектив. Санкович плавает на спине и баттерфляем, Лазука — «дельфином», Вабищевич и Васильев — брассом, Радионов — кролем. Но тут надо учитывать, что в «комбинации» конкуренция самая острая. Во многих странах есть сильные пловцы в каждом виде. И с моей точки зрения, нам требуется поднимать мужские кролевые эстафеты. Опыт есть: в олимпийском Сиднее белорусские четверки выступали и в 4х100 м, и в 4х200 м, заняв соответственно 10-е и 12-е места.

— Радионов по-прежнему тренируется в США?

Параховская: Да. Но в мае он будет дома, чтобы готовиться и участвовать в чемпионате Беларуси.

— Эстафеты — это серьезное финансирование. Потянем?

Параховская: Потянуть надо. Перспективы неплохие. В Лондоне женщины могут участвовать в финальном заплыве.

— Позвольте задать абсолютно дилетантский вопрос. Мы говорим, что эстафеты нужны, причем очень нужны. А, собственно говоря, почему и зачем?

Шоломицкая: Первый год каждого очередного олимпийского цикла — это базовая работа. Эстафеты и позволяют осуществить закладку фундамента. Расширить состав и соревновательный спектр, не отметая, разумеется, индивидуальных дистанций. В последующие годы станет ясно, каковы перспективы квартетов, насколько правильно они укомплектованы. За лидерами потянется молодежь, что и обеспечит вероятность кадровой ротации. То есть грамотная работа позволит поднять и индивидуальные, и командные результаты. Кроме того, не следует забывать о престижности эстафет.

— Но у нас в прошлом случались ситуации, когда личные интересы превалировали над эстафетами.

Шоломицкая: По моему мнению, приоритет в этих моментах должен отдаваться интересам страны. Что перспективнее на конкретных соревнованиях — тому зеленый свет. И еще. Поиск компромиссных вариантов. Тупиковых ситуаций практически не бывает.

— Марк Юрьевич, готовы принимать окончательные решения, следить за их строгим выполнением и нести ответственность?

Закутнев: Необходимо обсуждать спорные вопросы с коллегами, уметь их слышать. Но за старшим тренером или главным тренером — последнее слово, право на выбор решения.

БОБРУЙСК — ДОМ ПЛОВЦОВ

— Мы уже поднимали тему зарубежных сборов. А каковы современные условия для тренировок дома?

Параховская: Нет баз с открытой водой — это минус. Поэтому вынуждены выезжать за рубеж. Что же касается закрытых бассейнов, то отличные условия созданы в Бобруйске, где работает национальная команда, а резерв перебазировался в Пинск. Отличная база. Сборную полностью устраивает Бобруйск. И питание, и восстановление, и отношение — на высочайшем уровне.

— Жлобин?

Параховская: Эта база включена в список объектов для подготовки к Олимпиаде в Лондоне.

— Как составлен у нас календарь до чемпионата мира?

Параховская: В мае на соревнования в Бельгию отправятся пловцы, уже отобравшиеся в Рим, — Герасименя, Хохлова, Нефедова, Ковалева, Хитрая и Санкович. Потом домашняя подготовка, национальный чемпионат, Универсиада.

— В идеале какие виды мы хотим «закрыть» в Вечном городе?

Закутнев: Герасименя — это 50 м на спине и кролем, 100 м вольным стилем. Хохлова «полтинники» баттерфляем и кролем. Причем замечу, что Светлана уже на Кубке Беларуси показала вольным стилем 25,17. Нефедова — 50 м «дельфином», Санкович — 100 м баттерфляем и на спине. Хитрая — 50 м вольным стилем. Плюс женская кролевая эстафета, в которой можно замахнуться на попадание в финал. Однако надеюсь, что принесет приятные сюрпризы июньский чемпионат страны. И ведь все просто: выполняешь отборочный норматив — едешь в Рим.

— Шанс на открытие нового имени есть?

Закутнев: Есть прогрессирующие юниоры — Владимир Жигарев (1500 м, вольный стиль), Юрий Суворов (400 м, комплекс), Юлия Головач (100 м, вольный стиль). Но, конечно, дерзать на взрослом уровне им еще рановато.

КОСТЮМЫ И ДОПИНГ

— Рост результатов в плавании просто ошеломляет! Психологически это не угнетает?

Закутнев: Есть разные, конечно, моменты. Но тут надо уточнить: на Олимпиаде, да и после, элитные спортсмены крушили рекорды в суперсовременных костюмах. В Пекине блестяще показали себя комбинезоны «Speedo». 24 из 25 рекордов мира были установлены в них. Теперь поднялась «Arena». Наша задача — иметь в своем распоряжении такие костюмы.

Шоломицкая: Отмечу, что ФИНА стала ужесточать требования к комбинезонам, и на этой неделе признала отдельные варианты нелегальными. Посыл понятен: плавание надо сохранить как соперничество людей, а не технологий.

Параховская: Контракты пока не заключены, но контакты со «Speedo» налажены, и все, надеюсь, разрешится для нас положительно. Отстать от прогресса не должны. Скажу и о том, что ищем новых партнеров, открыты для сотрудничества.

— Тут многое зависит и от руководства федерации.

Параховская: У нас отличные отношения. Федерация всячески нам помогает и еще никогда ни в чем не отказала. Никаких проблем.

Шоломицкая: В плавании замечательный административный ресурс со стороны министра ЖКХ Владимира Белохвостова. И помогает, и продвигает, и пользуется заслуженным уважением. Плаванию повезло с председателем.

— Допинг. Как в плавании налажен контроль?

Закутнев: Мы чувствуем себя спокойно. По моему мнению, запрещенные препараты сегодня применяют люди, не дружащие с головой. Ведь борьба ведется жестко, с консервированием проб на длительный срок. Наш акцент — методика тренировки. Фармакология — поддерживающий элемент.

Шоломицкая: В команде проведены образовательные мероприятия, спортсмены прекрасно осведомлены о степени личной ответственности, и вся антидопинговая работа организована по международным требованиям. А это и информирование о местонахождении, о переездах и так далее. Кроме того, в июне в рамках национального чемпионата будет проведен специальный образовательный антидопинговый семинар.

Параховская: В этом году нас уже посещали допинг-офицеры из-за рубежа. Были они и в 2008-м.

— Появятся результаты, визиты, наверняка, участятся. А о чем мечтается на старте очередного олимпийского четырехлетия?

Закутнев: Об обретении силы. Силы психологии, мышления, сознания, чтобы тренироваться с концентрацией внимания и с олимпийским спокойствием. Без суетливых мыслей, не способствующих концентрации энергетики. В этом случае результаты будут.

Параховская: Я вернулась в плавание, второй раз войдя в ту же реку, чтобы приносить пользу.

09:12 24/05/2009




Loading...


загружаются комментарии