Сергей Шелюта против «Прессбола»

Газете «Прессбол» снова предъявлен иск. Не успели отбиться от “жирных котов из сытого органа Минспорта”, как на улице Кирова выспело очередное дело. На сей раз истцом выступает главный тренер национальной команды по таэквондо Сергей Шелюта, который требует с “Прессбола” якобы за компенсацию морального вреда уже 200 миллионов рублей. Ставки растут...

Сергей Шелюта против «Прессбола»
Австриец-недотепа
На Олимпийские игры белорусские таэквондисты не попадали ни разу. Зато нашумел этот вид спорта уже изрядно. Взять хотя бы последние полгода: “Воры под крышей Минспорта. Груши для битья” (“ПБ” от 24.12.2008), “Согласованный подлог” (“ПБ” от 4.02.2009) — родители спортсменов в своих обращениях в газету били в колокола: наших детей обманывают!
Кое-чего они действительно добились. Так, ревизия Минспорта установила, что старший тренер национальной команды Юлия Суховицкая и гостренер Наталья Старостенкова “незаконно присвоили денежные средства, выданные им на командировочные расходы для участия команды в международных соревнованиях, которые проходили с 25.06.2009 по 1.07.2008 в г. Инсбрук (Австрия) в сумме 1 360 100 и 1 234 022 соответственно”. Одна из фигуранток недодала тинейджерам четыреста евро суточных. Другая — примерно столько же “заработала” на оплате за гостиницу, в которой дети, по словам их родителей, “спали на полу, поскольку в двухместный номер поселили четверых”. Выяснилось, что гостренер отчиталась в Минспорта за гостиницу на сумму 900 евро. Хозяин же отеля письменно засвидетельствовал, что стоимость проживания у него белорусских гостей составила 486 евро. После обнародования этих фактов предприимчивых тренеров уволили. Деньги они возместили, одна — детям, другая — на счет Минспорта.
15 января родителям пришел положительный ответ из Комитета госконтроля: “Факты о присвоении должностными лицами Министерства спорта и туризма денежных средств, полученных для командирования делегации Республики Беларусь в г. Инсбрук, подтвердились. Материалы направлены в ГУВД Мингорисполкома для рассмотрения и принятия мер реагирования”.
На этой стадии и начинается самое интересное. Спустя два с половиной месяца капитан милиции, фамилию которого мы опустим, дело прикрыл. Если бы не держала это постановление в руках, ни за что не поверила бы, что такое возможно: опер пренебрег документом. Оказывается, хозяин-австриец ошибся! На 414 евро.
Капитан проигнорировал также и показания родителей, детей которых обманули с суточными. И витиевато сформулировал (стиль сохранен): “Учитывая, что в ходе проведенной проверки факты присвоения денежных средств со стороны старшего тренера национальной команды и гостренера не подтвердились, а также то, что денежные средства были возвращены заявителям, которые, по их мнению, были присвоены в ходе командировки, что не нашло своего подтверждения в результате проведенной проверки… в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц Министерства спорта и туризма отказать”.
В общем, хозяина гостиницы милиционер определил в недотепы — криминала нет. Но как же быть с ранее возвращенными сотнями евро? Ведь вернул их в качестве признания вины не австриец, а белорусские тренеры...
И, право слово, напрасно родители положили новое обращение по поводу проведения другого, отечественного, турнира по таэквондо на стол все того же капитана. С тем же успехом...

Мифические суммы

Очередная “проверка” в отношении очередного деятеля из таэквондо закончилась для того благополучно. И Шелюта, которого давно окрестили “непотопляемым” и которому приписывают покровителей в Минспорта и много выше, энергично принялся за самооговор. Но, увы, в Академии МВД, где Сергей Викторович учился, он не усвоил всех тонкостей судебных тяжб.
Его исковое заявление содержит ряд неточностей и измышлений. Так, Шелюта утверждает, что выражения, причинившие ему нравственные страдания, употреблены автором статьи “Согласованный подлог” (то есть Светланой Парамыгиной), а денежную компенсацию собрался взыскать с “ПБ”. Однако свои претензии истцу следует адресовать пятидесяти четырем родителям малолетних таэквондистов, которые подписали обращение к председателю Госконтроля Ломатю З.К., генпрокурору Василевичу Г.А., начальнику ГУВД Мингорисполкома Фармагею Л.К., мэру г. Минска Павлову М.Я., а копию этого обращения направили в “ПБ”. Родители, надо подчеркнуть, не выдвигают в письме безосновательных обвинений. Они приводят факты, имеющие документальное подтверждение, и (цитирую) “просят разобраться и дать правовую оценку ситуации”.
Странно, но истец, судя по его заявлению, пребывает в заблуждении, что дети этих 54 родителей принимали участие в турнире, директором которого Шелюта являлся. Он не удосужился даже взглянуть на протоколы. Но ребята, о которых идет речь, на XIII Минском Рождественском турнире по таэквондо (26-28 декабря 2008 года) не выступали. А причины неучастия как раз и составляют суть обращения родителей в высшие инстанции.
Во-первых, стартовый взнос на турнире, заявленном как республиканский, оформлялся как ежемесячный взнос члена общественного объединения “Клуб таэквондо “Олимпик”, председателем которого является истец (копия платежного поручения была прислана в редакцию). Во-вторых, согласно официальному положению о турнире, на этих соревнованиях были разрешены удары в голову в поединках даже между малолетними спортсменами. И то, и другое возмутило родителей. Они готовы прийти в суд и отстаивать свою позицию.
Истец рассказывает в заявлении, как “46 спортсменов сдали стартовый взнос в размере 14 000 рублей”. И тем самым противоречит официальному положению о турнире по керуги и пумсэ, подписанному замминистра спорта Шичко Д.Я., зампредом Мингорисполкома Титенковым М.С., председателем ОО “Белорусская республиканская федерация таэквондо” Иванюком В.В., а также самим Шелютой С.В. Согласно этому документу, “стартовый взнос с одного участника — 10 евро (за участие в нескольких видах программы + 5 евро). Стартовый взнос перечисляется в белорусских рублях”. Как следует из искового заявления, курс брался 2 800 рублей за евро. Значит, спортсмены сдавали либо по 28 000 рублей, либо, при условии участия в обоих видах программы (керуги и пумсэ), по 32 000 рублей. Но никак не по 14 000! Вместе с тем эти мифические 14 тысяч рублей, помноженные на число якобы сдавших их спортсменов, без сучка и задоринки вливаются в обозначенную истцом “общую сумму стартовых взносов (13 804 000 рублей)”.
Шелюта указывает, что эта самая общая сумма стартовых взносов рассчитывалась, исходя из следующего: “5 команд (78 спортсменов) были освобождены от уплаты стартового взноса на основании договоров о сотрудничестве. 470 спортсменов сдали стартовый взнос в размере 28 000 рублей, 46 спортсменов сдали стартовый взнос в размере 14 000 рублей”. Выходит, в турнире принимали участие 594 человека (78 + 470 + 46). Действительно, произведя необходимые арифметические действия, получим указанную в заявлении сумму в 13 804 000 рублей собранных стартовых взносов. Однако протоколы соревнований, размещенные на официальных сайтах ОО “Белорусская республиканская федерация таэквондо” и ОО “Клуб таэквондо “Олимпик”, свидетельствуют о совершенно другом количестве участников. Оно на сотню (!) меньше, чем заявляет истец (не трудитесь напрасно — здесь и далее не подчищайте документы задним числом — опубликованные цифры должным образом зафиксированы). Таким образом, расчеты Шелюты, в результате которых у него вышла общая сумма стартовых взносов в 13 804 000 рублей, не выдерживают никакой критики. Впрочем, лица, осуществлявшие проверку, руководствовались, очевидно, иной логикой.
Истец, кстати, утверждает, что “денежные средства переводились путем безналичного перечисления от организаций-участников либо лично физическими лицами через банк”. И действительно, согласно упоминавшемуся положению о турнире, сбор стартовых взносов так и должен был осуществляться. Однако у нас есть свидетели, сдававшие деньги наличными отнюдь не в банк, а представителям “Олимпика”, причем так же в наличной форме принимались стартовые взносы и на турнирах предыдущих лет. То есть речь идет о практике, сложившейся в клубе.
И еще одно измышление. Истец заявляет (построение предложений и пунктуация сохранены): “Распространенные газетой сведения о том, что я как председатель общественного объединения ”Клуб таэквондо “Олимпик” занимался поборами и вымогательством денежных средств с детей в целях личной наживы. Указанные сведения влекут за собой следующие неблагоприятные последствия для моих законных прав: формируют негативное общественное мнение о том, что я — являюсь нечистоплотным человеком…”
О каких там правах речь, честно говоря, неясно. Главный тренер национальной команды благополучно работает на своем месте, выезжает за рубеж, постоянно с улыбкой мелькает на экране и в прессе. А вот процитированной фразы, якобы ущемляющей эти самые права, в письме родителей нет. Словосочетания “личная нажива”, “нечистоплотный человек” отсутствуют. По Фрейду, что ли, оговорился?

Миллион календариков

Приложенная к исковому заявлению “Смета-отчет расходов на организацию и проведение XIII Минского Рождественского турнира”, которую утвердил истец как председатель “Олимпика”, заслуживает отдельного разговора. Ведь она должна была быть объектом проверки. Вместе с тем в этой смете и исковом заявлении, а также в официальном положении о соревнованиях без труда обнаруживаются противоречия.
Так, Шелюта заявляет, что “в рамках проведения турнира были изготовлены рекламно-информационные плакаты, памятные календари и календарики, буклеты, ручки, блокноты, сертификаты, диплоты и др., которые расходовались по назначению”.
Однако, как следует из утвержденной сметы, проведение детского турнира по виду спорта, который никак не назовешь популярным, потребовало изготовления 1 000 000 календариков. Миллион штук при фактических пятистах участниках! Да этой рекламной продукцией “Олимпика” можно одарить едва ли не каждого десятого жителя Беларуси, включая младенцев! Здесь даже тираж главной газеты страны блекнет... Вот только участники турнира, с которыми мы разговаривали, в глаза эти календарики не видели!
И еще: при пятистах участниках турнира проводящая организация “Олимпик” отчитывается за 800 новогодних подарков на сумму 4 389 600 рублей. Причем они были куплены уже по истечении последнего срока подачи предварительных заявок, указанного в положении о турнире (после 18.12.2008).
Это значит, что три сотни подарков на сумму примерно 1,6 миллиона рублей остались в ОО “Клуб таэквондо “Олимпик”. Впрочем, милицейская “проверка” умалчивает и об этом.
Кроме того, истец констатирует, что “для обслуживания транспортных расходов клуба, связанных с подготовкой и проведением соревнований… было закуплено топливо”.
Здесь налицо чрезвычайно редкий случай: в смете-отчете предполагаемый расход (500 000 рублей) совпал с фактическим! Вместе с тем, согласно официальному положению о турнире, транспортные расходы несет РЦОП единоборств, чей руководитель Иванюк в числе прочих подписал этот документ. Таким образом, директор турнира Шелюта использовал и эти полмиллиона не по целевому назначению.

Чаши весов

Неточности и противоречия искового заявления свидетельствуют по меньшей мере о склонности Шелюты трактовать факты и документы по своему усмотрению, выдавать желаемое за действительное. Поэтому неудивительно, что так же вольно Сергей Викторович истолковывает смысл слов и выражений, употребленных 54 родителями в своем обращении к правоохранителям.
Так, истец, судя по его заявлению в суд, испытал нравственные страдания, прочитав в письме родителей малолетних таэквондистов выражения “погоня за сбором денег в фантастических размерах”, “жажда наживы”, “поборы”. Однако Толковый словарь русского языка трактует слово “поборы” как чрезмерные, непосильные сборы. И это право родителей, с которых собирали деньги, считать, что 10-15 евро — слишком высокая для них планка. Да еще перед самым Новым годом.
Тем более что есть с чем сравнивать. К примеру, 6-7 июня 2009 года Витебское областное отделение ОО “БРФТ” проводит детский турнир со стартовым взносом 15 000 рублей. В соседней Польше в конце этой недели пройдет популярный “Bydgoszcz Cup”, там с участников берут по 5 евро.
Еще два упомянутых “опорочивших” истца выражения грубо вырваны из контекста, вне которого ускользает очевидное: когда на чашах весов деньги и здоровье детей, родители приоритетом ставят последнее. Они в своем письме восклицают: “В погоне за сборами денег в фантастических размерах про здоровье наших детей никто и не подумал! Ведь бить в голову детям до 11 лет категорически запрещено!!! Вы же знаете про смертельный случай в октябре 2008 года на соревнованиях на Украине, когда от удара в голову умер мальчик! Так неужели жажда наживы позволит государственным мужам закрывать глаза на здоровье наших детей? А после несчастного случая бегать и искать виновных. Это надо пресечь на корню самым решительным образом!”
Родители слышали, как по каналу ОНТ организаторы турнира объявили о 700 участниках. Они прикинули: стартовых взносов собрали на 7 тысяч евро. А что, разве это не фантастическая сумма для рядовых граждан нашей страны? Впрочем, возможно, у истца в этом смысле своя шкала измерений. Но как бы то ни было, ничье достоинство приведенный отрывок письма не задевает. К тому же выражение “жажда наживы” употреблено в вопросительном предложении вместе с частицей “неужели”, что выражает лишь сомнение: а так ли, правда ли?
А осенью в Кременчуге действительно прямо во время соревновательного поединка от удара в голову погиб Ярослав Яско. Комиссия установила, что соперники использовали только разрешенные технические приемы, каждый вел бой согласно правилам, в защитном снаряжении, имел соответствующий уровень квалификации и допуск врача...
Так что проблема действительно актуальна и не может не волновать родителей, тем более когда спортсменам совсем мало лет, когда их техника еще несовершенна, а реакция пока не молниеносна. Вот люди и приложили к своему обращению документ, исходящий из НИИ физкультуры и спорта. Его директор еще в 2005 году писал: “Для обеспечения безопасности и профилактики травматизма… запретить во время проведения тренировок и соревнований наносить удары в голову до 11 лет”. И этих рекомендаций на турнирах, проводившихся под патронажем БФРТ, раньше придерживались.
Два года назад сменился председатель федерации. Изменилась и ситуация. Иллюстрацией тому — ответ из Минспорта за подписью замминистра Шичко, который родители получили через месяц с лишним после публикации своего обращения о Рождественском турнире. Из ответа следует: “Соревнования проводились в соответствии с правилами Всемирной федерации таэквондо, в которых никаких ограничений и возможности изменений со стороны национальных федераций не предусмотрено. Поэтому информация о том, что наносить удары в голову детям до 11 лет категорически запрещено, необоснованна”.
Вместе с тем, открыв правила Всемирной федерации таэквондо на ее официальном сайте, прочитаем, что, во-первых, речь в них идет только о возрастах от 14 лет и старше, а во-вторых, что “любая национальная Ассоциация, желающая изменять какую-либо часть правил соревнований, должна прежде получить одобрение ВТФ”. То есть изменять на самом деле можно!
Соревнования среди кадетов (12-14 лет) регулирует Европейский союз таэквондо. Правила же для более младшего возраста — это прерогатива сугубо национальных федераций. Удары в голову детям запрещены в Польше, Германии, Латвии. Для примера возьмем такой серьезный турнир как “Trelleborg Open 2009”, который состоялся 14-15 февраля в Швеции. Он проводится под эгидой Европейского союза таэквондо. Главный судья Шакир Шелбат работал на Олимпийских играх 2004 и 2008 годов. В положении о турнире значится: “Для кадетов и детей используются правила Шведской федерации таэквондо (удары в голову не разрешены)”.
Следовательно, это ответ Минспорта на крик отчаяния родителей трудно признать обоснованным. И фраза родителей о том, что “государственные мужи закрывают глаза на здоровье детей”, точна.

Клубная хроника

За клубом “Олимпик”, которым со дня основания фактически руководит Шелюта, давно тянется шлейф обид и скандалов. Об этом свидетельствует архив БРФТ.
Из письма министру спорта и туризма Ворсину Е.Н. от 26.12.2000: “Особую заботу и тревогу у руководства ОО “БРФТ” вызывают факты незаконной тренерско-преподавательской деятельности в клубе “Олимпик”, их массовый охват детей, незаконная аттестация спортсменов лицами, не имеющими на то полномочий — а именно аттестация детей-спортсменов на цветные пояса таэквондо олимпийской версии. Это очередная “финансовая пирамида”, но только в спорте, по результатам деятельности которой Минспорта в скором будущем все равно придется разбираться”…
Из письма в НОК от 25.08.2005: “Самое страшное в деятельности руководства клуба “Олимпик” — то, что, мягко выражаясь, они наносят вред психологии людей. А именно — психологии детей, родителей и ряда тренеров, обманывая их, получая с них деньги якобы за проведение аттестации спортсменов на цветные пояса, которые присваиваются незаконно, лишая их возможности участия во всех официальных — как международных, так и республиканских — соревнованиях законным путем. Причем руководство клуба “Олимпик” это прекрасно понимает, делая эти правонарушения сознательно и, наверное, из-за денег и других материальных выгод…
Руководство спортивного клуба “Олимпик” продолжает грубейшим образом нарушать не только требования уставов Всемирной федерации и Европейского союза таэквондо, приглашая иностранных инструкторов (граждан КНДР) без согласования с компетентными органами. Но при этом нарушает законы Республики Беларусь по пребыванию иностранных граждан на территории нашей страны — подполковник спецслужб Северной Кореи Хан-Чоль выдворен за пределы Беларуси по инициативе УКГБ по Минской области летом прошлого года”.
Из письма в оргкомитет турнира “Austrian Open” от 26.05.2005: “Мы информируем вас, что клуб “Олимпик” не является членом Белорусской республиканской федерации таэквондо. В соответствии с правилами Всемирной федерации этот клуб не может участвовать в вашем турнире”“.
Официальный орган Минспорта 7.10.2005 опубликовал интервью тогдашнего председателя ОО “БРФТ” Олега Меджитова, где тот заявил: “Беларуси предложили провести серьезный старт — Кубок Европы. Однако подвел один из белорусских клубов — “Олимпик”, который принимал участие в турнире неолимпийской версии. Из-за него мы оказались лишены права на эти соревнования. Их отдали другой стране”.
Есть в редакции и копия письма МОКа в НОК Беларуси. Тема та же — клуб таэквондо “Олимпик”: “После обсуждения с консультантом по вопросам интеллектуальной собственности МОК считает, что использование названия “Олимпик” следует прекратить”.
Таким образом, постоянно муссирующаяся на разных уровнях информация о нарушениях со стороны возглавляемого истцом ОО “Клуб таэквондо “Олимпик”, волей или неволей, опосредованно или напрямую, но оказала негативное влияние на родителей, подписавших обращение. И они имели основания отказаться сдавать стартовый взнос на турнир под видом ежемесячного взноса члена общественного объединения “Клуб таэквондо “Олимпик”. Тем паче что их дети входят в состав совсем других организаций.

Служебная выгода

Ну а то, что подписанты сочли подмену стартового взноса ежемесячным взносом члена клуба “обычным вымогательством” — это их право. Дело в том, что в положении о турнире об этой так называемой “замене” нет ни слова! Да и вообще, в природе существуют, как выяснилось, аж два “Положения о проведении открытого Республиканского соревнования “XIII Минский Рождественский турнир по таэквондо (WTF)”. Одно из них может увидеть каждый, кто зайдет на официальный сайт ОО “Белорусская республиканская федерация таэквондо”. Дата опубликования — 18.12.2008. Именно на этот документ ориентировались тренеры детей, родители которых подписали обращение. И в данном положении речи о стартовом взносе нет! Тренеры информировали родителей о бесплатном участии. Вдобавок сие убеждение подкреплялось аналогичными устными утверждениями непосредственного начальства. (Тренеры готовы выступить в суде в качестве свидетелей). В итоге родители были взбудоражены внезапной необходимостью платить на счет “Олимпика”. Они писали в своем обращении: “Почему все отдается на откуп общественному клубу таэквондо “Олимпик”, председатель которого Шелюта С.В. является и генеральным секретарем федерации, и главным тренером национальной команды Республики Беларусь (т. е. работником Минспорта), и даже директором частного УП “Белспортинг”, у которого клуб “Олимпик” закупил то ли призы, то ли медали?!”
Конечно, после выхода статьи сайт БРФТ могут и зачистить, однако смету-отчет, приложенную к исковому заявлению, не скорректируешь. А она подтверждает, что призы, медали и сувениры для участников турнира были приобретены в ЧУП “Белспортинг”. Затраты составили половину от указанной истцом общей суммы собранных с детей взносов — 6 587 104 рубля.
Обращаю внимание, что куплено 235 медалей. В протоколах же призеров соревнований числится всего 200. Разница ощутимая. Тем более что почти десятидневный временной запас (срок между последним днем подачи предварительных заявок — 18 декабря — и первым днем соревнований — 27 декабря) не предполагал аврала с закупкой призов. Однако медали и кубки были оплачены еще 15 декабря! И более того: те призеры, с которыми мы разговаривали, медальки-то не получали…
Так что родители не случайно акцентировали внимание на том, что директор республиканского турнира Шелюта — не только работник Минспорта и председатель клуба “Олимпик”, на счет которого перечислялись стартовые взносы, но и директор, и учредитель ЧУП “Белспортинг”, торгующего российским товаром. (Копия данных ЧУП была прислана в редакцию.) Вместе с тем в Минске можно найти белорусские фирмы, предлагающие схожий ассортимент по более низким ценам (свидетели готовы предоставить суду соответствующие каталоги).
То есть истец, используя служебное положение, выгодно купил сам у себя. Новый закон о борьбе с коррупцией значительно расширил ряд субъектов нарушений. Знают ли в милиции об этой стороне искомых медалей?
В Минспорта, по крайней мере, осведомлены. Надо же! В ответе родителям замминистра Шичко указывает: “Шелюта С.В. на момент проведения турнира в декабре 2008 года в Минспорта не работал. Назначен на должность главного тренера национальной команды Республики Беларусь по таэквондо с 6.01.2009”.
Вот только не вяжется этот ответ со словами самого Шелюты, опубликованными в интервью официальному органу Минспорта 15.01.2009: “Первым стартом в роли главного тренера стал командный чемпионат Европы”. А прошел сей чемпионат еще в начале декабря! И здесь очевидны противоречия, квалифицировать которые лучше в рамках иного расследования — не журналистского.
Кроме того, любопытен и факт, что Шелюта на данный момент уже не является директором ЧУП “Белспортинг”. Значит, слово “коррупция” в устах родителей произвело-таки впечатление, и теперь порядка, пусть хотя бы только видимого, будет больше…

Источник обогащения

Не знаю, кто уж там нашептывал истцу текст искового заявления, но цель преследовалась глобальная — 200 миллионов в случае удовлетворения иска лягут на “Прессбол” непосильным грузом. И Шелюта не церемонится, обвиняет газету “в очернении и дискредитации белорусского спорта”. Ничтоже сумняшеся он требует, чтобы “ПБ” опроверг текст письма родителей, и ссылается при этом на Закон о печати. Однако истец снова произвольно истолковал документ. По закону, физические лица только тогда вправе требовать опровержения, если распространенные сведения не соответствуют действительности. Ну а если уж соответствуют, то спасение чести, достоинства и деловой репутации — забота самого героя публикации.
Истец сам вынудил нас вытащить на белый свет еще одно письмецо (от 7.03.2003). Оно поможет Сергею Викторовичу Шелюте продлить свою “минуту славы”. Обращение адресовано в НОК. Подписано бывшими членами клуба “Олимпик” — президентом, вице-президентом, членом попечительского совета, менеджером, тренером, членами родительского комитета и спортсменами (всего тринадцать подписей). Цитируем выдержки из него:
“Мы, родители детей и совершеннолетние спортсмены, прошедшие в разное время школу ”Олимпик", хотим пролить свет на истинное положение вещей, происходящих в клубе. Клуб “Олимпик”, созданный в 1997 году с целью популяризации таэквондо и развития физических и творческих способностей юных спортсменов, превратился в источник личного обогащения главного тренера Шелюты С.В.
Начиная с 1998 года, каждый член клуба обязан (!) приобрести следующие атрибуты с клубной символикой: нашивка (2 $), сумка спортивная (25 $), костюм спортивный (45-80 $ в зависимости от степени приближения к Шелюте). Активно предлагаются майки (10 $). Показателен пример, когда Бородичу С.А., бывшему вице-президенту клуба, организовавшему и оплатившему изготовление этих маек, стоимостью 2 $, майка была продана за 10 $. Календарики и плакаты, изготовленные бесплатно, продавались за 0,5-1 $ или выдавались вместо выделенных какими-либо организациями ценных призов. Спортивная форма и оборудование продается с коммерческой наценкой 30-50%...
Постоянно происходят мыслимые и немыслимые поборы, занесенные в разряд “добровольных”. К примеру, в 2000 году деньги собирались на ремонт клуба (по 5-50 $) — ремонт же провели бесплатно шефы (стройтрест и лакокрасочный завод). На компьютер собирали кто и сколько может, хотя бы по 1 $ — компьютер и принтер служба соцобеспечения выделила клубу бесплатно.
О напольном покрытии зала ходит легенда, что долларами, собранными на него, можно было бы выстелить сам зал. Деньги собирались дважды по 10 $ с человека, но Шелюта при каждом удобном случае настаивал на том, что не оплачена еще и половина этого злосчастного покрытия и покрытие вот-вот могут забрать.
Списки не уплативших “добровольные” взносы вывешивались на всеобщее обозрение, а сами должники наказывались — от непосильных приседаний до удаления с тренировок.
С 1999 года клуб “Олимпик” стал самостоятельно, без согласования с Белорусской республиканской федерацией таэквондо, выезжать на соревнования в страны СНГ и дальнего зарубежья, что явилось еще одним неконтролируемым источником дохода. Вместо того чтобы стараться обеспечить лучшие условия для проживания и проезда, горячее питание и элементарный присмотр за детьми, предприимчивый тренер ухитрялся сэкономить на всем, что могло принести доход.
Санкт-Петербург, май 1999 года. Личные деньги, выданные Бородичем С.А. Шелюте на воду детям, бесследно исчезли. В ответ на предложение пойти пообедать, Шелюта заявил: “Зачем? Пойду пробегусь по детям!”, т. е. отъем кусок от того, что было дано детям с собой. Хотя есть вероятность, что родители давали на поездку последние деньги.
Ульяновск, ноябрь 1999 года. Деньги сдавались на плацкартные билеты. Но детей мучили в общих вагонах, лживо заверяя, что в кассах проблема с билетами.
Санкт-Петербург, январь 2000 года. Шелюта вместо полных билетов взял детские. За что был публично пристыжен перед своими воспитанниками проводником вагона, которая возмущалась, как такой аферист может тренировать детей и чему он может их научить.
Ну почему же, кое-чему может. К примеру, военный следователь Шелюта привлек своих воспитанников к “учебно-тренировочному” воровству силового тренажера “Кетлер” в день отъезда после УТС с лагеря “Чайка” (п. Нарочь) в августе 2000 года. Сейчас красавец “Кетлер” украшает платный тренажерный зал клуба “Олимпик”…
Деньги в основной массе сдавались в долларах США, нигде не фиксировались. Как любит выражаться Шелюта С.В.: “У нас все на доверии”. А ведь суммы набегают немаленькие. Последний президент клуба Макаревич А.А., решив разобраться в финансовой деятельности общественной организации, выявил серьезные нарушения. И поставил Шелюту перед фактом. На следующий же день Макаревич узнал, что в клубе вывешен приказ о снятии его с должности президента, как порочащего честь клуба. А журналы учета исчезли.
Что же тогда можно говорить о простых, рядовых людях? “Олимпик” из спортклуба превратился в авторитарную секту, где существует власть, мнение только одного главного тренера. Народ запуган, все знают, что каждое “неугодное” боссу слово может отразиться на детях. Доходит до абсурда. После встречи группы родителей с руководством БРФТ половина из них отказалась подписать протокол встречи, боясь мести со стороны Шелюты.
Немного о качестве работы КТ “Олимпик”. В клубе занимаются около четырехсот человек. Кто их тренирует? Два тренера с незаконченным спортивным образованием… Как могут два человека качественно обучить высокому искусству таэквондо четыреста человек в основном центре и трех филиалах? Весь фокус в том, что детей тренируют дети-стажеры, бесплатная рабочая сила. Кто, когда и где будет исправлять неверно поставленную технику и возможно ли это? Кто за это в ответе?
“А как насчет кубков в фойе клуба?” — спросят очевидцы. Да и сам Шелюта, нагрузившись этими кубками, любит ходить по различным инстанциям. Но эти награды, как и сами соревнования, являются весьма спорным показателем мастерства спортсменов “Олимпика”. Кубки в подавляющем большинстве не командные, а личные, каждый ребенок хотел бы видеть их у себя дома, но как заберешь? Проблема.
Мы знаем ребят, которые хотели бы уйти из “Олимпика”, но кубки, дорогие каждому из них, находятся у Шелюты. “Что к Шелюте попадет, от него уже не уйдет!” — гласит клубная поговорка. Да и всем известна поучительная история о молодом тренере, который остался без своих наград и даже без собственной спортивной экипировки, которую заработал, будучи на тренерской работе, а часть покупал за собственные средства.
С конца 1999 года клуб “Олимпик” проводит аттестацию спортсменов без согласования с Белорусской республиканской федерацией таэквондо, о чем ни спортсмены, ни их родители не были уведомлены. Сейчас выяснилось, что выданные “Олимпиком” сертификаты недействительны… Кто вернет деньги, которые Шелюта собрал, не имея на это права?..”
Так что не публикации в газете “Прессбол” дискредитируют белорусский спорт, а действия дельцов от спорта.
А чтобы наш герой не подал на “ПБ” в суд и за это письмо, мы разыскали людей, его подписавших. Они готовы выступить в суде в качестве свидетелей поборов и вымогательства в клубе “Олимпик”.
Но разбирательство откладывается. Повестка вызывала “ПБ” в суд Центрального района в минувший вторник. Истец в назначенный час не явился.
07:24 29/05/2009




Loading...


загружаются комментарии