Виктор Каменков: Возникла потребность в спортивных судах

Сегодня все больше возникает потребность в спортивных судах, — считает председатель Высшего Хозяйственного Суда Беларуси, доктор юридических наук, профессор Виктор Каменков.

Виктор Каменков: Возникла потребность в спортивных судах
— Виктор Сергеевич, вы — человек многоплановый, работаете сразу в нескольких направлениях. Не так давно стали председателем одной из спортивных федераций. Поделитесь, как юрист, практик и ученый, первыми впечатлениями от более тесного знакомства с новой для вас сферой.

— Действительно, недавно я возглавил общественное объединение «Белорусская федерация баскетбола» и столкнулся с множеством вопросов различного рода, которые нужно решать в ближайшее время и в перспективе. Как юристу, мне бросилось в глаза то, что уровень правового регулирования особенностей развития общественных отношений, связанных с профессиональным спортом и защитой прав тех людей, которые им занимаются, у нас в стране достаточно низкий. К тому же почти полностью отсутствуют научные исследования на эту тему (потому в своих рассуждениях я буду во многом основываться на исследования российских коллег). Между тем проблемы в этой сфере требуют своего разрешения.

В ст. 32 национального закона о спорте сказано: «Отношения, возникающие в профессиональном спорте между спортсменами, тренерами, судьями, иными гражданами, осуществляющими деятельность в сфере физической культуры и спорта, а также организациями физической культуры и спорта, иными организациями, осуществляющими деятельность в сфере физической культуры и спорта, регулируются Гражданским кодексом Республики Беларусь, Трудовым кодексом Республики Беларусь, настоящим Законом и иными актами законодательства». К сожалению, в законодательстве не указывается, что между субъектами в области спорта могут складываться и специфические отношения, которые нельзя в чистом виде отнести ни к одной из известных отраслей права и законодательства. Например, отношения между спортивной федерацией и клубом по организации соревнований, между федерациями, между клубом, спортсменом и федерацией по вопросам участия спортсмена в соревнованиях.

— О чем свидетельствует международный опыт?

— Специфика спортивных отношений и споров просматривается на примере Олимпийской хартии. Последний 74-й ее пункт, озаглавленный «Арбитраж», специально посвящен проблеме разрешения споров, возникающих во время или в связи с Олимпийскими играми. Подобные споры могут быть разрешены исключительно Арбитражным спортивным судом в соответствии с Арбитражным кодексом по спортивным вопросам. Свои уставы (или иные подобные регламентирующие документы) имеют все международные спортивные федерации, в которых, как правило, детально, дабы исключить вольное прочтение и трактовку, расписан порядок как их деятельности, так и разрешения спорных ситуаций.

Верно подметила российский исследователь Е. Погосян: спорт, в особенности профессиональный, не может существовать без конфликтов — между спортсменами, спортивными организациями, тренерами и болельщиками. Связано это прежде всего с тем, что спортивным отношениям присущ такой особый признак, как соревновательность. Спортивные соревнования всегда направлены на выявление победителя. Поэтому основу соревновательной деятельности составляет конкуренция, которая, в свою очередь, является главной предпосылкой для возникновения конфликтных ситуаций в спортивной среде. Но если выделять спортивные споры в какую-то отдельную категорию (а это нужно делать для их квалифицированного разрешения), то надо учитывать только специфические спортивные споры, которые характеризуются особенностью отношений между субъектами. Другой путь чреват скатыванием к уже имеющимся классификациям споров с определенными правилами подведомственности или к ненужному дроблению обычных споров по субъектному составу. Поэтому права Е. Погосян, нет смысла выделять категорию общих спортивных споров, где «…спортсмены выступают в качестве субъектов семейных, земельных, потребительских правоотношений, а споры с их участием рассматриваются с соблюдением общих правил подведомственности и подсудности в рамках системы судов общей юрисдикции». Ведь не будем же мы классифицировать в особую категорию гражданско-правовые, трудовые и семейные споры с участием, например, профессиональных парикмахеров или врачей.

Во всем мире споры в сфере профессионального спорта, как правило, разрешаются специализированными (спортивными) третейскими судами. Их преимущество заключается в том, что арбитры (судьи) этих судов имеют хорошие знания и в области конкретных спортивных отношений, и в области юриспруденции. Такие третейские суды, как Бельгийская арбитражная комиссия по спорту (Comission Belge d’arbitrage pour le sport), Палата по решению споров в области спорта в Италии (Camera di Conciliazione e Arbitrate per lo Sport), Международный спортивный арбитражный суд в Швейцарии (Court of Arbitration for Sport, CAS), хорошо известны и спортсменам, и правоведам спортивной сферы. В Российской Федерации споры в области профессионального спорта рассматриваются преимущественно в рамках спортивных федераций по видам спорта. К сожалению, в Беларуси о порядке и органах рассмотрения спортивных споров еще мало известно.

Имеются и специализированные спортивные арбитражные суды. Систему таких третейских судов возглавляет Спортивный арбитражный суд в Швейцарии (г. Лозанна). В состав этого суда входит около 300 арбитров из 87 стран мира. Процессуальный порядок разрешения споров и вопросы организации деятельности суда регулируются Спортивно-арбитражным кодексом. Выделяют три основные функции, осуществляемые этим судом: разрешение спортивных споров в качестве арбитражного суда первой и последней инстанции в области профессионального спорта (это, во-первых, споры экономического, коммерческого характера, возникающие из договоров по спонсорству, продажи прав трансляции в СМИ, организации спортивных соревнований, трансферту игроков и т.п. А во-вторых — споры дисциплинарного характера — по решениям дисциплинарных, контрольных или иных органов спортивных ассоциаций и федераций); рассмотрение апелляций одной стороны спора на решение, принятое руководящими органами международных или национальных федераций и других спортивных организаций; юридическое консультирование по основным проблемам спортивной деятельности.

— Что предусмотрели для разрешения этих специфических споров наши ближайшие соседи, прежде всего Россия?

— Здесь создан спортивный арбитражный суд при автономной некоммерческой организации «Спортивная арбитражная палата» России, спортивный арбитраж при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (в Центре арбитража и посредничества).

— А что может предложить для разрешения проблем такого рода отечественное хозяйственное правосудие?

— В хозяйственных судах Беларуси достаточно эффективно используется процедура посредничества, когда спор регулируется с помощью должностного лица хозяйственного суда (но не судьи), а достигнутые результаты (мировое соглашение, отказ от иска, новый договор и т.п.) проверяются и утверждаются судом. Читателям «Р» из других публикаций уже известно, что недостижение результата в процедуре посредничества не препятствует сторонам вернуться к обычной судебной процедуре. Таким же образом могут рассматриваться и спортивные споры. Выбор способа защиты всегда остается за спорящими сторонами. При этом они руководствуются наличием или отсутствием в той или иной процедуре интересных для них преимуществ: оперативность разрешения спора, отсутствие публичности и конфиденциальность, сохранение добрых отношений, материальная экономичность.

Названные выше преимущества альтернативных способов урегулирования спортивных споров во многих иностранных государствах широко используются. Так, в странах англосаксонской правовой системы (Великобритания, США) суды вмешиваются в разрешение спортивных споров только в исключительных случаях, как правило, если имело место нарушение норм естественного права при отправлении правосудия. В странах романо-германской правовой системы суды также поощряют обращение сторон к несудебным, альтернативным формам разрешения спортивных споров. И откладывают судебное разбирательство по делу в случае, если в договоре между сторонами содержится условие о передаче спора, возникшего или могущего возникнуть между ними, на рассмотрение арбитража (арбитражная оговорка) или условие о разрешении спора с использованием альтернативных форм (например, посредничество, примирение). И только в случае невозможности достигнуть согласия между сторонами при рассмотрении споров с использованием альтернативных форм суд вправе принять дело к производству и разрешить его по существу. Такой подход апробирован веками и оправдал себя. Он, безусловно, соответствует идеям и задачам современного процессуального права и спорта — дальнейшее сохранение между спорящими сторонами нормальных деловых, спортивных и экономических отношений за счет примирения.

— Могут ли субъекты спортивных отношений найти эффективный способ защиты своих прав?

— К сожалению, в настоящее время в Беларуси действующий закон о спорте не закрепляет понятие «спортивный спор» и не содержит процессуальных норм о возможном порядке рассмотрения спортивных споров. Однако анализ всего массива действующего белорусского законодательства показывает, что субъекты спортивных отношений могут при желании воспользоваться следующими способами защиты своих прав и охраняемых законом интересов.

Во-первых, в зависимости от характера спора, его субъектного состава возможно обращение в соответствующий государственный суд (общий или хозяйственный), решения которого подлежат принудительному исполнению. Напомню, что спортивные споры, вытекающие из жилищных, трудовых отношений, рассматриваются общими судами. Спортивные же споры, вытекающие из хозяйственных (экономических) отношений, участниками которых являются юридические лица (спортивные клубы, организации) и индивидуальные предприниматели, рассматриваются хозяйственными судами.

Во-вторых, возможно обращение к третейскому суду. В Беларуси на сегодняшний день действует один такой суд — Международный арбитражный суд при Торгово-промышленной палате. Действующее законодательство не препятствует образованию и других третейских судов, в том числе и спортивным федерациям, которые в Беларуси имеют статус общественных организаций. Во всяком случае, подобный суд мог бы быть создан при такой общественной организации, как Белорусский республиканский союз юристов. Уже разработан проект нового закона о третейских судах.

В-третьих, возможно, как указывалось ранее, обращение к альтернативным методам разрешения спортивных споров. Национальное законодательство не чинит препятствий, а, наоборот, поощряет такие формы разрешения споров.

— Наверное, Виктор Сергеевич, не обойтись и без законодательных новшеств или доработок…

— Действительно, было бы вполне обоснованным и правильным предусмотреть в национальном законе о спорте или в законе о третейских судах отдельные нормы, посвященные спортивным спорам и спортивным судам. В них, в частности, нужно отразить следующие положения: в сфере профессионального спорта спортивными федерациями (ассоциациями) могут создаваться постоянно действующие третейские суды, третейские суды для решения конкретного спора и иные органы для разрешения спортивных споров в досудебном порядке. Следует обозначить субъектный состав тех лиц, кто вправе обращаться в спортивный суд. Определить законодательство, которым вправе руководствоваться такой суд, а также порядок разрешения им споров, обжалования и исполнения его решений.
07:55 10/06/2009




Loading...


загружаются комментарии