Михаил Грабовский: Будь моя воля, назначил бы отца тренером сборной”

Лучший хоккеист Беларуси не стесняется своих шрамов, пытается стать бережливым и намерен в скором времени разучить на гитаре Баха

Михаил Грабовский: Будь моя воля, назначил бы отца тренером сборной”
Перебравшись из “Монреаля” в “Торонто”, где к новичку отнеслись с доверием, 25-летний Михаил Грабовский наконец-то заявил о себе в НХЛ и с ходу стал одним из лучших бомбардиров команды. На чемпионате мира в Швейцарии Мишаня-Космонавт, как называют его партнеры по сборной, тоже не затерялся. Напротив, был лидером и главной надеждой дружины Глена Хэнлона, любимцем болельщиков, которых покорил изощренным исполнением буллитов. Когда одна белорусская газета проводила традиционный опрос специалистов, в котором определялся лучший хоккеист Беларуси 2008 года, серьезных конкурентов у Грабовского не было. Даже Мезин остался далеко позади.
За успехами Михаила внимательнее всего следит его отец — Юрий Александрович. Еще бы, ведь именно он поставил сына на коньки, сумел влюбить его в хоккей. Михаил, кажется, на это не в обиде. Во всяком случае, более теплые отношения между отцом и сыном нечасто встретишь...

Языковые трудности не позволяют заглядывать в души американок
— В своих интервью ты часто упоминаешь отца. Можно сказать, что вы с ним лучшие друзья?
Михаил (М.): Скорее отец мой тренер. Он всегда учит меня жизни, а я, как и положено ученику, иногда с ним не соглашаюсь, спорю. Правда, в конце концов все делаю так, как хочет отец.
— И в личной жизни?
Юрий Александрович (Ю.А.): Сюда я стараюсь не вмешиваться. Хотя Миша сам иногда спрашивает моего совета насчет девушек.
— Незнакомые девушки часто одаривают тебя своим вниманием?
М.: Нет. Как они меня узнают на улице, если я всегда играю в шлеме (улыбается)?
— А где девушки лучше — за океаном или на родине?
М.: Везде по-своему хороши. Смотря что оценивать. По красоте лучше славянок трудно кого-то найти. Правда, для меня важны еще и внутренние качества.
— И здесь американки тебе больше нравятся?
М.: В душу американок мне трудно заглянуть, потому что я до сих пор недостаточно хорошо владею английским.
— С кем же тогда общаешься, выступая за “Торонто”?
М.: С русскоговорящими ребятами — Кулеминым и Поникаровским. Через день созваниваюсь с отцом. Тренер должен знать, как обстоят дела у его подопечного.

“Сам спортсменом не стал, решил сделать спортсмена из сына”
— Вы смотрите все Мишины матчи?
Ю.А.: У меня дома идет спортивный американский канал, где показывают очень много хоккея. Там транслируют около половины игр “Торонто”, я их прилежно записываю на DVD.
— Даете сыну советы, как надо играть?
Ю.А.: Я считаю себя дилетантом в хоккее. Единственное, что советую Мише — терпи и слушай тренера.
М.: Зря отец считает себя дилетантом. Он смыслит в хоккее больше многих профессиональных “коучей”. Будь моя воля, я бы вообще назначил отца тренером сборной.
— Кстати, известно, что именно вы привели Михаила в хоккей. Почему отдали его в этот вид спорта?
Ю.А.: Я сам играл в хоккей во дворе, в школе, но когда была запись в секцию, не прошел отбор. Из-за этого занялся конькобежным спортом. Однако здесь, как часто бывает, не проявил характера, настойчивости, девушки стали отвлекать...
М.: ...первый раз об этом слышу.
Ю.А.: Да, вот так, Миша. На первом курсе института забросил спорт окончательно. Возможно, у меня просто не было данных. Зато как сын родился, я решил сделать спортсмена из него. В два годика он у меня встал на коньки. Помню, это случилось в Германии, как раз была суровая зима. А потом мы переехали в Минск, у нас была хоккейная коробка возле дома на улице Армейской. Я постоянно с Мишей бегал, занимался. Так что и впрямь могу считать себя одним из его тренеров.
В память о маме
— Многие обращают внимание на твои татуировки...
М.: Сделал по молодости. На одной изображен хоккеист, а на другой — два моих лучших друга, с которыми мы когда-то вместе играли. Они и сейчас занимаются хоккеем — выступают за “Брест”.
— Они играют в “Бресте”, а ты — в НХЛ. Почему получилось именно так?
М.: Возможно, мне помогла поддержка отца. А возможно, я просто больше хотел, чем они.
Ю.А.: Пожалуй, главное — желание. Правда, хотеть недостаточно. Надо еще уметь работать.
— Какое главное качество выделите в характере сына?
Ю.А.: Как у нашей покойной мамы — настойчивость и трудолюбие. Кстати, на татуировке — не знаю, почему Миша об этом не говорит — изображен не просто хоккеист. Сверху на него смотрит мама. Как вы знаете, у нас мамы нет — моя жена умерла. Думаю, это от нее Мише досталась целеустремленность. Я в достижении цели не так настойчив. Быстро загорюсь и быстро отхожу. А он — другой. Добивается того, чего хочет.
— И какая у тебя сейчас цель, Михаил?
М.: Хочу, чтобы “Торонто” стабильно попадал в плей-офф. Думаю, это реально. У нас молодая команда, очень перспективная.
— Но успеха чаще добиваются опытные команды, нежели молодые.
М.: Сегодня в хоккее возраст ничего не значит. Посмотрите на финальный матч НХЛ. В “Питсбурге” молодежь на ведущих ролях, в “Детройте” она тоже решает очень многое. В “Торонто” собрались хорошие ребята. Многое будет зависеть от того, как тренер поставит игру.

Шрамы гордости
— Шрамы украшают мужчину?
М.: С каждым годом их становится все больше и больше, в том числе и на лице. Слава богу, пока еще никто за бандита не принимал.
— Какой шрам больше всего запомнился?
М.: Когда выступал за “Динамо”, шайба попала мне в лицо и выбила несколько передних зубов. Было очень неприятно.
Неожиданно вопрос задает Юрий Александрович. Делает это с иронией.
— А есть шрамы, которыми ты особо гордишься?
М.: С Кросби (молодой капитан “Питсбурга” является одной из главных звезд НХЛ. — О.Г.) как-то столкнулись. Он меня клюшкой ударил, рассек лицо, а судьи его даже не удалили. Планировал вернуть ему должок уже в следующей игре, но тогда мы крупно победили, и я поостыл. Тем не менее возможность поквитаться еще будет.


“Готовить умею, но ленюсь”
— Уезжая в Америку, ты не был таким накачанным. Может, тебя допингом кормят?
М.: Если бы кормили, был бы еще больше.
Ю.А.: Миша очень серьезно следит за питанием. Многим белорусским ребятам не мешало бы у него поучиться.
М.: Даже находясь в отпуске, прошу бабушку делать каши, отваривать мясо. Ем мало жирного.
— Как обстоят дела с питанием в Канаде? Часто решаешь этот вопрос при помощи фаст-фудов?
М.: Редко. В команде нас кормят хорошими стейками. Я тоже готовить умею, но не успеваю. Да и лень.
— У тебя в планах отдых. Может, собираешься поездить по Беларуси?
М.: Я уже поездил в свое время, поэтому меня больше интересуют другие страны. Хотя как-то проезжал через Браславские озера, и мне там очень понравилось. Было бы неплохо выбраться туда с друзьями на пикник.

“Голос у меня есть, но только он не координируется со слухом”
— Говорят, ты большой любитель концертов. На каких бывал в последнее время?
М.: В Америке на Мадонну ходил, AC/DC, Никель Бэнд. У нас в прошлом году пытался попасть на “Океан Эльзы”, когда они давали концерт в Мирском замке. Однако концерт был бесплатным, и там невозможно было протолкнуться.
— Твоя любимая группа — “Роллинг Стоунз”. Не совсем обычный выбор для молодого человека. Влияние отца?
Ю.А.: Это Миша мне рекомендует, а я бегаю за дисками. Так узнал “Кингз оф Леон”, “Радиохед”. Отличная музыка!
М.: Еще “подсадил” отца на транс ...
Ю.А.: Да, презентовал мне запись группы “Амнезия”, привез диск с Ибицы...
М.: Просто я знаю всю музыку, интересуюсь ее истоками. В частности, рок-н-роллом. У нас в стране люди, как правило, слушают поп-музыку. В Америке кантри, рок-концерты собирают по 50 тысяч человек. Мне попса не нравится. Я за натуральный голос, за хорошее настроение.
— Кого из белорусских исполнителей слушаешь?
М.: Единственный, кого знаю, это “Ляпис Трубецкой”. У них есть интересные вещи.
— Ты ведь и сам играешь на гитаре...
М.: Играю вещи тех же групп, которые слушаю.
— А как же Бах?
М.: До Баха и прочей классики только начинаю доходить. Мечтаю съездить на серьезный концерт классической музыки в Италию или Францию.
— Под гитару поешь?
М.: Конечно. Когда выпью. Если серьезно, как-то обращался к специалисту с вопросом, есть ли у меня голос. Он сказал, что голос есть, но вот  координация между голосом и слухом. Это оттого, что не тренируюсь. Если буду стараться, ситуация улучшится.

“В Америке стал более бережливым и простым”
— Америка на тебя повлияла?
М.: Стал более бережливым и простым. А то у нас многие ходят — пальцы веером, разбрасываются деньгами. В США люди больше ценят свою работу и соответственно относятся к заработку.
— То есть ты перестал быть мотом?
М.: Наверное, еще таковым остаюсь. Но меньше внимания уделяю шмоткам. По молодости любил переполненные шкафы.
Ю.А.: Возможно, потому что раньше мы жили очень скромно. Все уходило на хоккей, чтобы сын мог развиваться. А вообще узнаю о Мише новые вещи! Меня радует, что он стал ценить свои деньги, понимает, что зарабатывает их своим трудом и здоровьем. Молодец, сын, ты меня радуешь!
М.: Но я все равно деньги трачу. В основном просаживаю на вечеринках. И необдуманных покупок по-прежнему делаю много. Возможно, это и правильно — возраст у меня такой, что рано себе в чем-то отказывать.
— Чем ты себя угощаешь на вечеринках?
М.: В основном хорошим вином.
— Может, коллекционируешь его?
М.: К сожалению, все “начинания” моей коллекции сразу же уничтожаются папой.
07:01 16/06/2009




Loading...


загружаются комментарии