Сергей Бервенский: на изломе

Сейчас известный арбитр Сергей Бервенский переживает не лучшие времена, которые не позволяют встретить полувековой юбилей подобающим образом. Исполнилось четыре месяца, как рефери получил пожизненный запрет на любимую работу. В беседе с корреспондентом “Прессбола” он впервые рассказал о своем февральском срыве, а также объяснил, почему это произошло.

Сергей Бервенский: на изломе
— Финиш моей судейской карьеры, мягко говоря, не удался, отчего и пятидесятилетие не в радость. Получив запрет на занятие любимым делом, ощутил сильный удар не только по самолюбию, но и по здоровью. Прекрасно понимаю, что в сложившейся ситуации в большей степени виноват сам, однако считаю, что наказание мне вынесли слишком суровое и где-то даже несправедливое. Могу привести сотни примеров, когда подобные проступки прощались не просто рядовым, а великим хоккеистам. Возьмем ситуацию, в свое время произошедшую с легендарным капитаном московского ЦСКА и сборной СССР. Фамилию называть не буду, думаю, читатели догадаются. Так вот однажды в Киеве возле гостиницы “Москва”, будучи подшофе, он повздорил с таксистами и поломал нескольким мужикам челюсти. В итоге дело замяли, а хоккеист продолжил карьеру. И это в советское время! Тогда могли наказать рублем, по партийной линии — но отстранить от любимого дела... Поверьте, это только один из тысячи примеров. Белорусские игроки тоже далеко не ангелы, однако никого из них права на профессию не лишили.

— Доводилось слышать, что вас попросту подставили...
— Возможно, и это имело место. Просто в данной ситуации надо было действовать чуточку умнее, хитрее, не поддаваться на провокации.
Но коль это произошло, значит, было угодно всевышнему или еще кому-то. Сейчас уже ничего не попишешь, нужно просто продолжать жить, а в моем конкретном случае — выживать.

— Чем занимаетесь сейчас?
— Вне любимой игры себя никогда не представлял. Ностальгия гложет, однако жизнь продолжается, и кормить семью необходимо. Не поверите, но пока временно работаю грузчиком на продуктовой базе.

— Наверняка вам известно, что в схожую с вашей ситуацию немногим ранее попал известный белорусский футбольный арбитр Сергей Шмолик. Считаете, что наложенная на него пожизненная дисквалификация также слишком сурова?
— Не хочу касаться этой темы, так как, во-первых, не знаю всех нюансов скандала, а во-вторых, не уверен, что преподнесенная СМИ информация достоверна. Обсуждая проступки человека, необходимо знать, что им двигало и что привело к инциденту. В моем случае сказались семейные проблемы, иные неурядицы. Время расставит все по местам. Если специалист с 25-летним стажем при остром дефиците судей нашей стране не нужен — мне остается только развести руками.

— В тяжелые минуты выявляются друзья истинные и мнимые. Кого определите в первую категорию?
— По сей день из хоккейного мира слова поддержки высказали лишь два человека: лайнсмен Иван Дедюля и тренер Валерий Евдокимов. В остальном — тишина...
Ни одного звонка. К настоящим друзьям, которые не оставили в беде, отнесу Александра Гришанова и Сергея Давидовича. Сын первого продолжает хоккейную карьеру, а второго был вынужден покинуть профессиональный спорт из-за болезни. Удивительно, но после той неприятной ситуации стали более теплыми отношения в семье. Сейчас надеюсь, что справедливость все-таки восторжествует, и руководители федерации задумаются и поймут, что Бервенский еще может быть полезен. Уверен, мой богатейший опыт пригодится для воспитания не одного поколения арбитров. Я обслуживал поединки многих крупных международных стартов: четыре чемпионата мира в группе “B” (ныне дивизион 1. — “ПБ”.), пять состязаний на приз газеты “Известия”, поединки клубной суперсерии “Сокол” — “Калгари” в 89-м и рижского “Динамо” с “Монреалем” в 90-м, финальные матчи МХЛ в 94-м, а также три из четырех турниров Евролиги. Не удалось поработать лишь на первенстве мира в элитном дивизионе. Хотя в 98-м имел все шансы на поездку в Швейцарию. Но ситуация сложилась не в мою пользу.

— Чем запомнилась судейская карьера длиною в 25 лет?
— За эти годы пережил много прекрасных моментов, и сейчас испытываю огромную досаду, что все это уже позади. Благодаря любимой работе объездил полмира, познакомился с множеством прекрасных людей, получил неоценимый жизненный и профессиональный опыт, расширил кругозор. За карьеру стал свидетелем и участником сотни забавных и поучительных ситуаций.

— Расскажите хотя бы об одной из них.
— Почему-то сейчас в памяти всплыла история, произошедшая пятнадцать лет назад в Санкт-Петербурге. В 94-м обслуживал полуфинальный поединок Кубка МХЛ между местным СКА и “Ладой”. По ходу третьего периода, когда гости остались вчетвером, в одном из эпизодов защитник волжан столкнулся с форвардом армейцев. Главком тольяттинцев Геннадий Цыгуров усмотрел в этом моменте нарушение со стороны нападающего питерского клуба и в нецензурной форме выразил недовольство по поводу проигнорированного мною “фола”. Не медля, наказал наставника малым штрафом за вмешательство в действия главного арбитра. Почти две минуты хоккеисты “Лады” играли втроем, однако выстояли и в итоге вырвали победу не только в том матче, но и во всей серии. И вот я приезжаю в Тольятти на третий поединок финала, в котором хозяева принимали московское “Динамо”. Выхожу из подтрибунного помещения в компании председателя судейского комитета Наума Резникова, президента МХЛ Роберта Черенкова, а также известного комментатора Владимира Перетурина, а навстречу идет Цыгуров. Протягивает руку и говорит: “Ну что, Сережа, сегодня опять меня удалишь? Если вновь позволю себе подобное — наказывай смело! Извини, я был не прав”. Слова этого великого тренера надолго запали в душу. От наших наставников, которые заметно уступают Цыгурову в квалификации, подобного слышать не приходилось.

— В интервью “ПБ” пятилетней давности вы отметили, что не ощущаете груза прожитых лет. Как обстоят дела сейчас?
— Нынче “полтинник” давит. С приближением полувекового юбилея становилось все сложнее и сложнее. До тридцати восьми все шло по нарастающей, но после того, как супервайзер господин Комиссаров поставил крест на моих международных перспективах, заявив, что я стар для ИИХФ, карьера пошла по нисходящей. Расцвет же у арбитра наступает с сорока лет, что нынче и доказывают судьи на чемпионатах мира. Я же этот период вынужденно упустил. Сейчас стало сложнее психологически, да и физические силы восстанавливаются не так быстро, как в молодости. Хотя многим отечественным судьям, которые имеют передо мной преимущество в возрасте, фору еще дам.

— Кто, помимо Ивана Дедюли, может заявить о себе на международном уровне, и каков ныне потенциал белорусского арбитража?
— Хорошие перспективы у Димы Голяка, однако парень сейчас восстанавливается после серьезной травмы и пока не готов для больших дел. Что до общего уровня, то как он может вырасти, если последние годы на матчи плей-офф экстралиги ФХРБ приглашает иностранных судей. Для нас, как и для тренеров, лучшим экзаменом являются поединки нокаут-раунда. В отличие от наставников в свою “аудиторию” арбитров в большинстве случаев не пускают. А при таком подходе о каком прогрессе может идти речь! За все время для развития судейского комитета руководством ФХРБ ничего не сделано. Все, на что сподобились — два года назад поставили на ставку председателя нашей структуры. Правда, полномочия того же Мерзлякова ограничены, самостоятельных решений он принимать не может. Пока судейский комитет не обретет независимость и не получит нормальное финансирование, ничего хорошего ждать не приходится.

— Почему для хоккеистов проводятся всевозможные кэмпы, а для судей подобные мероприятия практически не организуются?
— Меня тоже беспокоит этот вопрос. Судьи в отличие от грибов в лесу под дождем не вырастают. После серии провалов юношеской и молодежной сборных руководители федерации поняли, что результат придет только в том случае, если в детско-юношеский хоккей будут вкладываться деньги. Отдача, уверен, со временем придет, вот только квалифицированно судить ребят будет некому. Все что сейчас сделано для арбитров — двухдневный сбор, включающий поверхностные теоретические занятия и сдачу нормативов. О какой-либо помощи и говорить не приходится: больше десяти лет мы не получаем форму, коньки — экипируемся полностью за свой счет. За посещение тренажерного зала, восстановительные процедуры, фармакологию также рассчитываемся из собственного кармана. Как федерация тратит деньги на подготовку игроков, так же она должна уделять внимание и судьям.

— В следующем сезоне в отечественной экстралиге выступят шестнадцать команд. Найдется ли у нас необходимое число квалифицированных арбитров?
— Нет. Нам опять придется прибегать к помощи украинских, латвийских и, возможно, даже российских рефери. Сейчас чемпионаты ведущих хоккейных держав комплектуют бригады из четырех судей, белорусам же о подобном приходится только мечтать.

— Как выйти из сложившейся ситуации?
— Когда Владимир Владимирович Наумов стал председателем федерации, мы имели беседу, по итогам которой пришли к выводу о необходимости создания “Школы молодого арбитра”. К сожалению, воплощение идея не получила, все так и осталось на уровне разговоров. Для воспитания квалифицированного рефери должна быть хорошо выстроенная система. Например, у финнов существует семь ступеней подготовки: от юношеского до международного уровня. И каждая группа работает под началом специально закрепленного супервайзера. У нас же за судьями на детских соревнованиях нет никакого контроля. А ведь все начинается с малого.

— Организовать школу судейства самому реально?
— Для этого необходимы финансовый и административный ресурсы. Ни того ни другого у меня нет. Известный белорусский голкипер Александр Шумидуб долгое время пытался открыть школу вратарей в Минске, однако постоянно сталкивался со стеной безразличия и непонимания. В итоге в столице он махнул на все рукой и подался в Гомель. Уже сегодня на примере Игоря Брикуна можно оценить качество его работы. Именно Шумидуб в полной мере раскрыл талант этого парня.

— Самой сложной для арбитра командой в белорусском чемпионате является...
— “Юность”. Вокруг этого клуба постоянно плетутся какие-то интриги, а на судей оказывается большое психологическое давление.
Тяжелая аура “Юности” и постоянно нагнетающий страсти ее главком Михаил Захаров держат в колоссальном напряжении. Поверьте, что каждый рефери, приезжающий обслуживать поединок в парке Горького, думает лишь об одном: только бы проскочить.
В прошлом сезоне в Жлобине мне проскочить не удалось — я попал в немилость Михаилу Михайловичу. Попал в немилость к тренеру, который при моем участии стал трехкратным чемпионом. По инициативе Захарова, принесшего в ФХРБ видеонарезку спорных моментов не только поединка с “Металлургом”, но и других матчей, которые я обслуживал, Бервенского серьезно наказали. Правда, впоследствии, выслушав мои аргументы, реабилитировали.

— Получается, если тренеры влияют на судейский комитет, то арбитры в нашей стране полностью беззащитны?
— Так и есть. Белорусские арбитры не обладают статусом профессионалов и вынуждены искать работу в иных сферах. Это я большую часть жизни посвятил судейству: с 93-го у меня пустая трудовая книжка. Хорошо, что хоть удалось урегулировать вопрос с пенсионными отчислениями.

— Доводилось ли вам слышать о договорных матчах в нашем хоккее?
— Со свечкой не стоял, поэтому утверждать не берусь. Правда, необычные встречи случались: порой проливаешь на площадке седьмой пот, а команды будто на массовое катание вышли. Мне не хочется верить, что у нас случались “договорняки”. Сейчас хоккеисты зарабатывают, по белорусским меркам, хорошие деньги и вряд ли рискнут поставить под сомнение свою репутацию.

— Надеетесь ли на снисхождение руководства ФХРБ и получение инспекторской должности?
— Опыт, знания и здоровье позволят делать эту работу качественно. Хочется верить, что буду востребован и получу шанс передать накопленные знания молодым коллегам. Когда пришел на решающий поединок чемпионата Беларуси во Дворец спорта, защемило в груди, а ком застрял в горле. Прекрасно осознавал, что мог работать на этом матче, но...
07:14 22/06/2009




Loading...


загружаются комментарии