Баскетбол. Для того чтобы выступать в еврокубках надо играть не в белорусской команде

Лучший тренер национального первенства 2008/2009 Андрей Кривонос рассказал «Прессболу» о подготовке к новому сезону и высказал мнение, что в других странах игровые виды спорта развиваются лучше, хотя государство уделяет там спорту гораздо меньше внимания:

Баскетбол. Для того чтобы выступать в еврокубках надо играть не в белорусской команде
«Спасибо всем, кто голосовал за меня. Раньше выбирался как игрок и вот впервые в качестве тренера. Воспринимаю это как своеобразный аванс. А опускать планку в следующем сезоне вовсе не собираюсь. Только вперед! Рад, что команда поняла, чего я от нее хочу, и это благотворно сказалось на результате. Допускал ли ошибки? Наверное. Я ведь начинающий тренер, и многому еще нужно учиться.
Увы, кубковую задачу выполнить не смогли, и эта заноза бередит душу. Но в итоге мы доказали, что сильнее всех, и выиграли чемпионат. А эта вершина покруче. Впрочем, не считаю, что у нас тогда вышла осечка. Плохо сыграли и мы, и виталюровцы, но нам повезло меньше. Если уж говорить о проваленных матчах, то, скорее, надо вспомнить поражения в Осиповичах и Гродно. Тем не менее они тоже принесли определенную пользу: помогли понять, за счет каких внутренних ресурсов, если у команды наступает ступор, можно спасти матч. Это очень ценно для тренера.
Да, у нас укомплектованная команда. Но ведь у каждого в предсезонке был шанс сделать то же самое. И если не воспользовались им, зачем наводить тень на плетень? Мне, например, было не так просто руководить коллективом, в котором с половиной баскетболистов еще сам играл. Однако удалось добиться дисциплины, все нормально организовать. В том же «Виталюре» состав был не хуже, но во всех матчах, кроме кубкового, мы его переиграли.
В моем распоряжении были Шарко и Тростинецкий, игравшие вместе в «Виталюре». Но остальные связи приходилось налаживать почти с нуля. В этом моя задача и состояла: создать коллектив, который жил бы, как единый организм, — и на площадке, и вне ее. По себе знаю, как бывает, когда приезжаешь за границу. Беда в том, что команда разбита на группировки, и разобщенность невольно сказывается на игре. У нас ничего подобного не было. Микроклимат — прекрасный.
Стиггерс, Хурт и Харрисон — друзья, соответственно, держались вместе, даже жили общиной. Но при этом с той же открытостью общались с партнерами. После окончания сезона откровенно признались, что им очень понравилась атмосфера в команде. Где раньше ни играли, ничего подобного не встречали. И это говорит о многом. Мог без переводчика быстро объясниться с ними. Понимал их разговор, чувствовал, чем вызваны эмоции. Конечно, на своем жаргоне они могут сказать что–то такое, чего не пойму. Но в целом контакт между нами был постоянно.
За короткий отрезок времени нужно донести как можно больше информации. Нарисуешь на макете, пару слов на русском, пару на английском — все понятно. Помню, в начале сезона, когда только приехал из Польши, у самого порой возникали трудности с русским, так что выручал английский.
Процесс натурализации иностранных баскетболистов используют многие. Надо и нам попробовать. Если у тренеров хватит терпения и навыков использовать его с максимальной пользой для команды, все будет нормально. В том числе и для самого Данте. Обычная практика: если играешь за сборную, у тебя намного больше шансов засветиться и получить приглашение хорошего клуба.
Стиггерс—адекватный, контактный человек. Он два года играл в «Минске», и это многое дало ему в плане адаптации к нашей жизни. В сборной тоже хороший коллектив, ребята наверняка примут его по–дружески, без ревности.
Если судить по тому, как сборная провела прошлогодние игры и что коллектив выглядит сплоченным. Не вижу в нашем квартете никого, кто смотрелся бы сильнее. Шансы пробиться в дивизион «А» довольно высоки. Поэтому все в наших руках. Больно смотреть на руины.
Перевести стрелки проще всего. Каждый борется за медаль, и никто не хочет, чтобы его права ущемлялись. Если бы федерация решила провести все игры во дворце, никто даже не дискутировал бы. Но нам предложили оба домашних матча сыграть на нейтральном поле, потом дважды ехать в гости к «Виталюру» и только в пятой встрече, если бы до нее дошло дело, принимать на Уральской — а это неправильно. Нас пытались поставить в неравное положение с соперником. Если уж федерация так печется об удобстве зрителей, то почему не организует во дворце «Матчи звезд» или игры мужской сборной? Ведь в августе ей снова придется мотаться в Могилев.
Константин Николаевич занимается руководством клуба и финансами, а я с Игорем Корнеенковым — тренировочным процессом и играми. Да, мы обсуждали с ним какие-
то вопросы, но решение оставалось за нами. Вмешательства Шереверя себе не позволял, за что ему отдельная признательность. Он старался делать так, чтобы не возникало финансовых проблем, ведь это тоже серьезно влияет на результат. Мы же стремились вывести команду на максимальный уровень, чтобы добиться чемпионства.
Последний сезон, который я доигрывал, был неэффективным. Бегал и бегал. Да и денежные варианты были не такими, как хотелось. А терзать себя и ждать, что кто–то пригласит... Класс уже не повысишь, в хорошую команду не поедешь, ограничиваться Могилевом не хотелось. Поиграл годик в Гродно. Посмотрел, какая это дыра. Я считаю, там была непрофессиональная команда, непрофессиональное руководство, которое, кроме побед, ничего не интересовало: ни человеческие отношения, ни перспективы. Даже не ожидал, что такое возможно в структуре, которая ежегодно становилась лучшей
в стране. Да и жена все время говорила: пора заканчивать. Действительно, бегать было тяжело, хромал, спина болела. Так постепенно и подходил к этой мысли. А когда из Польши поступило предложение возглавить молодежную команду — поехал. Выступили, считаю, нормально: шестые в стране — достойный результат.
Все–таки от игроцкого инстинкта окончательно не избавился: когда моя команда обороняется, хожу вдоль боковой линии, подсказываю. Если тренер и скамейка живут игрой, то есть шанс победить, даже когда все складывается шиворот–навыворот. Как было, к примеру, в Осиповичах, где мы проигрывали «минус 28», потом сумели сравнять счет, но на огромной эмоциональной волне допустили в концовке пару ошибок, исправить которые уже не хватило времени. Действуй мы хладнокровнее, вполне могли выиграть. У Шарко характер лидера Володя обладает лидерскими качествами, не терпит проигрывать, заводит партнеров, ведет за собой. Ребята к нему тянутся, прислушиваются. Для тренера он как правая рука. Фейман не смог его удержать в команде и, думаю, не раз об этом пожалел. «Виталюру» не нужно было покупать легионеров, следовало сохранить Шарко. Его ценное качество — чем сложнее матч, тем сильнее играет. При любом физическом состоянии он всегда на тренировке и готов работать через боль.
Поедем на недельку с женой в Польшу, а потом к морю. Пусть Таня (имеется в виду Татьяна Троина) выбирает, куда. Ей надо отдохнуть и восстановиться. Я то физически не так устаю — больше психологически.
Таня решила поиграть в еврокубках, поэтому двинет в Румынию. Но это уже не та страна, над которой мы раньше подтрунивали. Пару лет назад отдыхали там — нормально. Во всех отношениях Румыния шагнула вперед. В том числе и в баскетбольном. Если бы в Беларуси была команда, выступающая на приличном уровне в еврокубках, можно было бы играть дома. Но ведь этого нет. А спортивная карьера коротка... В жизни мы движемся то в горку, то вниз. Одно время мои доходы были большими, теперь — Танины. Но я не обращаю внимания на то, кто сколько зарабатывает. Мы ведь половинки единого целого».
15:03 24/06/2009




Loading...


загружаются комментарии