Новый министр спорта первое интервью дал "Прессболу"

“Мы не были в этом кабинете что-то около четырех лет, пока в нем восседал начальник, разделивший людей на своих и чужих, а газеты — на частные и государственные. После лишения аккредитации в Минспорта и НОКе "частную газетенку" иногда не пускали в само здание на Кирова, 8, а тут...

Новый министр спорта первое интервью дал "Прессболу"
До боли знакомая обстановка. Вот потайная дверца, за которой угощал коньячком покойный Владимир Рыженков; вот трубка гербового телефона, к ней особо прислушивался Владимир Макейчик; вот тумбочка, где искали криминальный конверт Николая Ананьева; вот длинный стол, за ним чаевничали с Евгением Ворсиным и Юрием Сиваковым... "Не хотите ли чаю, — предложил седьмой по счету министр спорта Олег КАЧАН корреспондентам "ПБ" Светлане Парамыгиной и Владимиру Бережкову. — У нас есть 40 минут"...
Мы пробеседовали около часа, и это очень много для человека нового, не искушенного в номенклатурных понятиях, бюрократических играх и дипломатической лексике. Он едва заступил на этот горячий пост, и мы отдаем себе отчет в том, что каждое сказанное им сегодня слово может быть легко обращено против него самого. Матерый чиновник это хорошо понимает, вот Григоров, например, так и не ответил на вопросы "ПБ", не раз адресованные ему, начиная с июля 2005-го. Разумеется, не простыми были заданные темы, но отговорку Александр Владимирович придумал незатейливую и не стеснялся ее повторять: "Газет много, а я один. Есть ведь и другие издания, другие вопросы"...
Вопросы Олегу Леонидовичу заранее не составляли, просто в пятницу, когда его определили на должность, устно попросили об интервью. И уже во вторник, на второй рабочий день, раздался звонок из приемной: "Приходите, министр ждет вас в 14.00"...
— Олег Леонидович, вам не страшно встречаться с монстрами? Всем известно, что вы беседуете с журналистами, объявленными вашим предшественником персонами нон грата? Гостренеры, работники министерства, НОКа с опаской оглядываются, когда к ним обращается "Прессбол", существует негласный запрет на общение с нами. Как вы вообще относитесь к тому, что спортивную прессу четко разделили на государственную частную тире свою и чужую?
— Вы находитесь не просто в министерстве, а в кабинете министра. И это ответ на ваш вопрос по поводу аккредитации и дискриминации. Для меня как представителя власти доминирующими являются интересы государства, в котором и на которое работают предприятия разных форм собственности. В Логойске есть два горнолыжных комплекса. Один принадлежит частнику, другой является государственной собственностью, они конкурируют между собой, а значит работают на белорусский народ. То же самое касается и газет. Мы с вами делаем одно дело, решаем единую задачу, поставленную президентом. Спорт — это здоровье нации как в прямом, так и в переносном смыслах. Значит, будем вместе работать на здоровье. Вы не против?
— Только за. Но предыдущие четыре года у нас как-то не складывалось. По мнению предыдущего министра и его окружения, "частная газетенка" работала на разрушение. Президента даже публично попросили оградить общество от "Прессбола". Вот скажите, как бы вы, будучи членом исполкома НОКа, проголосовали по вопросу лишения наших журналистов аккредитации в олимпийском Пекине?
— Я пока не член исполкома НОКа, можно мы этот вопрос опустим?
— Увы. Нас засмеют читатели, если его не зададим. Никто не поверит, что не спросили такое...

Полностью интервью с министром спорта Олегом Качаном газета опубликует в следующем номере.
07:21 01/07/2009




Loading...


загружаются комментарии