Николай Козеко: От добра добра не ищут

За 11 лет, минувших после зимних Игр в Нагано, где совсем молодой дебютант Дмитрий Дащинский завоевал «бронзу», белорусские фристайлисты лишь дважды возвращались с крупнейших официальных турниров без наград. Первую осечку наши лыжные акробаты допустили на чемпионате мира 1999 года. Она дала повод скептикам и паникерам посудачить об исчерпанном потенциале команды. Но уже финал на следующем планетарном форуме наши парни свели к собственной дуэли, оставив на откуп соперникам лишь «бронзу».

Николай Козеко: От добра добра не ищут
Почти нет сомнений, что и за вторую неудачу, случившуюся ровно через десять лет — на нынешнем чемпионате мира в Японии, мастера свободного стиля возьмут реванш не откладывая в долгий ящик — уже на грядущей Олимпиаде в Ванкувере. Подготовка к ней идет полным ходом. В настоящий момент фристайлисты уже приступили к отработке базовых элементов прыжков на водном трамплине в Швейцарии. О том, какую работу они успели проделать за два месяца, перед самым отъездом на данный сбор рассказал главный тренер национальной сборной Николай КОЗЕКО:

— Если в начале олимпийского цикла мы могли позволить себе неспешное втягивание в работу, то, учитывая важность предстоящего сезона, нынче практически не раскачивались — уже в мае активно тренировались. Это позволило раньше обычного провести и контрольные соревнования.

— Что они показали?

— То, что лидеры находятся в хорошей для данного периода форме. В первую очередь следует отметить молодого Максима Булаша, который возглавил итоговый протокол. По традиции очень здорово все тесты сдал Денис Осипов, занявший второе место. Он, правда, уступил Антону Кушниру, который лишился своей позиции из-за нарушения требований допуска к соревнованиям. Он выступал без страховки, которая в нашем виде обязательна. В первый день Антона допустили условно. Спортсмен пообещал купить ее, но вовремя этого не сделал и поэтому назавтра был переведен в разряд выступавших вне конкурса. А, в принципе, хорошо себя зарекомендовал.

Можно отметить также Ассоль Сливец, хотя она от сдачи некоторых нормативов, поскольку еще кормила грудью, была освобождена. Но в остальных тестах после двухлетнего перерыва выглядела довольно обнадеживающе.

— Ее возвращение в спорт из-за проблем со здоровьем было под вопросом. Прошла ли спортсменка специальное медицинское обследование?

— Да. И получила допуск к тренировкам поначалу, правда, с малопонятной оговоркой, будто ей рекомендуются тренировочные нагрузки в пульсовом режиме… 52-60 ударов в минуту. До сих пор не понимаю, что имелось в виду. Возможно, это была просто описка. Совсем недавно Ассоль повторно обследовалась, после чего получила разрешение на выполнение нагрузок практически без ограничений. Будучи кормящей мамой, она до сих пор работала в щадящем режиме в тренажерном зале и меньше бегала. По окончании же периода лактации приступит к тренировкам в полном объеме. И по возвращении из Швейцарии ее ждет еще более углубленное обследование, которое должно снять все вопросы. Как показали тренировки на лонже, большой перерыв, конечно, сказался. Многие прыжковые нюансы подзабылись, их приходится вспоминать. Но в целом Ассоль довольно быстро восстанавливается. Большой плюс в том, что она не набрала вес. Если со здоровьем все будет в порядке, на что очень надеемся, думаю, она уже к августу восстановит свою прежнюю форму.

— Вы, помнится, сетовали на качество медицинского обследования...

— К сожалению, и совсем недавно пришлось столкнуться с фактом, подтверждающим это. Один наш спортсмен, являясь призывником, проходил медицинскую комиссию и его чуть не «забраковали», обнаружив сколиоз, что для нас стало большой неожиданностью. Парень регулярно проходил обследования, и подобный диагноз ему не ставился. Но ведь эти проблемы с позвоночником в одночасье не образуются. Я могу допустить, что тренировки их усугубили, но почему они не были обнаружены раньше? Вместе с тем команда теперь обязательно проходит УЗИ внутренних органов и МРТ. В последний раз это делалось в октябре прошлого года. И стоит кому-то из парней или девчат на что-то пожаловаться, сразу же подключаем медиков-специалистов, чтобы не затягивать лечение.

— Как чувствует себя после операции на колене, сделанной в феврале в Америке, Алла Цупер?

— Нормально. Уже бегает, кувыркается потихоньку. Пробовала и какие-то прыжки крутить на лонже. Расписанная заокеанскими медиками ее программа реабилитации предусматривает полное восстановление через полгода. Мы стараемся придерживаться этих рекомендаций, ничего не форсировать. К концу июля Алла наверняка сможет тренироваться уже в полном объеме.

— Как работают другие ребята?

— В общем-то, ни к кому не могу предъявить претензий. Как и прошлым летом, с похвальным энтузиазмом готовится Алексей Гришин. Это же можно сказать и о Дмитрии Дащинском, всегда серьезно подходившем к тренировочному процессу. Антон Кушнир немного отвлекался на бытовые вопросы, домой ездил, из-за чего в несколько рваном режиме работал. Это и на соревнованиях отразилось, когда он недооценил роль страховки.

Ритмично отработали минувшие два месяца Тимофей Сливец и Денис Осипов. На водном трамплине в Швейцарии сейчас основное внимание будет уделяться отработке базовых элементов программных прыжков. Первый этап всегда именно этому посвящается.

— Вы ничего не сказали о Густике…

— Максим на чемпионате России порвал связку стопы. Ему сделали операцию. Сейчас спортсмен восстанавливается. Надеемся на его скорейшее возвращение в строй.

— Привлекаются ли к подготовке Анна Гуськова и Мария Щербина?

— Участие второй из них в Олимпиаде не планируется. Марии нужно собрать конкурентоспособную программу. Если сможет это сделать, попытаемся подключить ее на некоторые этапы Кубка мира. А для Ани главная задача — освоить два новых прыжка — разные варианты двойного сальто с тремя пируэтами. Тогда у нее появятся олимпийские перспективы.

— Как обстоят дела с инвентарем?

— У нас есть все необходимое — лыжи, ботинки, крепления. Команду устраивает имеющийся для воды инвентарь. Только Антон Кушнир предпочитает на «Соломонах» прыгать, на которые ставит крепление «Росиньол». Они ему больше нравятся.

— Россияне уехали готовиться за океан…

— У каждой команды своя программа. В наши планы летние американские сборы не входят. Считаю, что от добра добра не ищут. Сейчас мы уезжаем на 18 дней в Швейцарию. По возвращении оттуда в Минске упор будет сделан на специальную работу на лонже. В августе намечен основной 24-дневный сбор на том же водном трамплине в Швейцарии, где с каждым индивидуально будем оттачивать программные прыжки. На снег собираемся выйти в октябре.

— В июне вместе с вами работал и Дима Рак?

— Да, три раза в неделю, когда тренировались в спорткомлексе Республиканского центра учащейся молодежи на проспекте Победителей, кто-то из ребят привозил его и затем отвозил домой. К сожалению, у него еще остаются проблемы с короткой памятью. Чтобы реабилитация продвигалась быстрее, и решили привлекать его к занятиям в зале. На батуте Дима, конечно, не прыгает, но занимается хореографией, делает какие-то физические упражнения, небольшие прыжки. Да и просто общение с командой ему очень полезно. Буквально перед отъездом мы поздравили Диму и Ассоль Сливец с днем рождения.

— Вы говорили, что из команды ушел врач. Нашли ему замену?

— Постоянного пока нет. Но это не значит, что работаем без медиков. По нашей заявке на сборы нам выделяют врача-куратора. Кроме того, в штате команды теперь есть массажист Егор Шамшур.

Дмитрий ДАЩИНСКИЙ:

БУДУ ПРОБОВАТЬ «ТРИ С ПЯТЬЮ»

Как рассказал один из самых титулованных белорусских фристайлистов Дмитрий ДАЩИНСКИЙ, которому уже дважды удавалось подняться на олимпийский пьедестал, заключительный этап подготовки к Играм в Ванкувере он начал с 10-дневного восстановительного сбора в Объединенных Арабских Эмиратах.

— Можно было, конечно, и дома отдохнуть. Но это не дало бы желаемого эффекта. Слава Богу, сегодня уже не приходится объяснять, что восстановление тоже работает на результат, и оно должно быть качественным. Что не менее важно, мы смогли взять с собой в Эмираты семьи. Мой сын Данилка, которому 15 июля исполнится два года, был просто счастлив. Он обожает воду и песок. Любимое место во дворе у него сейчас, как и у других детей такого возраста, — песочница. Так что там для него раздолье было. По возвращении в Минск прошли медицинский осмотр и в конце апреля начали работать. К этому моменту мы уже сдали тесты по летней подготовке. Лично я их результатами остался, в общем-то, доволен. ОФП прошел даже чуть лучше, чем обычно. А на батуте еще не вышел на максимальный уровень сложности, что и повлияло на итоговое место. Я не попал в призовую тройку, остановился рядом с ней. Ничего страшного в том, что проиграл молодым ребятам, не вижу. Так и должно быть. Я помню себя в юниорском возрасте — насколько серьезно относился к этим соревнованиям, как старался обыграть опытных фристайлистов. Чаще именно кто-то из молодых такие старты и выигрывал.

Для меня они стали как бы переломными. Несмотря на то, что перерыв после зимы оказался небольшим, втягивался в работу с трудом. Вроде и нагрузки были небольшими, а давались тяжеловато. А тут увидел, что вышел на неплохой физический уровень. Сейчас уже нормально тренируюсь.

— Старые проблемы со спиной тому не были причиной? Как себя чувствуете?

— Обычно у меня еще в отпуске боли появлялись. Видимо, когда прекращал тренироваться, мышцы несколько ослабевали и сразу дискомфорт появлялся. Нынче, возможно, из-за того, что отдыхали чуть меньше, все было нормально. Но стоило возобновить тренировки, возникли некоторые неприятные ощущения. Сейчас все нормализовалось. Мы взяли в команду массажиста — Егора Шамшура. И все очень довольны тем, как он работает. Массаж для нас, наверное, основной элемент восстановления после физических нагрузок. Поэтому на собрании и решили, что важнее, чтобы он, а не врач постоянно находился с командой на сборах. Ведь если что-то случается, за первой помощью мы в любом случае обращаемся к медикам на склоне или в какой-то медицинский центр по страховке. Егор, кроме того, мне и уколы делал — подпитывал позвоночные диски гомеопатическими препаратами. Я и раньше к ним прибегал, но, как правило, в периоды обострений. А в этот раз решил провести профилактический курс, чтобы предотвратить возможные проблемы.

— Вам, помнится, дарили лечебный китайский пояс, с которым вы должны были забыть обо всех болях…

— Он действительно очень интересный. Я зимой пользовался им. Вот только в какой-то момент, возможно, сильно увлекся, и у меня раздражение появилось — типа аллергии. Он здорово спасал в Америке в 30-градусные морозы. Достаточно побыть в нем 15 минут, чтобы потом чуть ли не до конца соревнований тепло сохранялось. Единственное, я пока толком не уяснил, на какое время этот пояс нужно надевать, чтобы не передержать, поскольку в таком случае появлялось жжение. Нужно хорошо инструкцию изучить. И насколько он лечебный, тоже не знаю. Но точно хорошо согревающий.

— Вы наверняка анализировали прошлый сезон, который получился не лучшим в карьере. Нашли причину, почему на тренировках, как правило, все прыжки неплохо получались, а на соревнованиях дела складывались не так, как хотелось бы?

— Скорее всего не хватало эмоционального заряда. На тренировках ведь спокойно реагируешь на ошибку в каком-то прыжке, стараясь подкорректировать следующий. И на соревнованиях почти так же относился к неудачам: мол, ладно, исправлюсь в следующей попытке. А там еще и длинные перерывы между ними сказывались. За это время успевал остыть и адреналин потерять. Как будто с ноля каждый раз начинать приходилось. Не исключаю, и общая усталость давала о себе знать. По крайней мере чувствовалась какая-то апатия к прыжкам. Остался доволен выступлением на московском этапе, где призером стал. На чемпионате мира затем вроде присутствовало столь необходимое небольшое волнение, но чего-то, увы, не хватило.

— Тройное сальто с пятью винтами собираетесь осваивать?

— Да. В принципе, мы планировали попробовать его еще прошлой зимой. Но из-за возникших ближе к весне проблем со спиной не смог на нормальном уровне сделать два винта в первом сальто, а это основной элемент прыжка. Почти нигде не прыгал этот вариант — то погода не позволяла, то еще что. Но в следующем сезоне настроен выйти на «три с пятью». Ведь перед Олимпиадой наверняка многие соперники постараются усложнить свои программы. Над составными частями этого прыжка мы давно работаем. Много внимания уделяем шлифовке двойного сальто с четырьмя пируэтами на лонже — «два винта-два винта». Перед выездом на воду и тройные стараемся прокрутить, вспомнить их.
07:13 02/07/2009




Loading...


загружаются комментарии