Юрий Шевцов пришел, чтобы наступать

Пресс–конференция — не лучшее место для разговоров по душам. Стандартный набор вопросов, в большинстве своем такие же ответы, которые мгновенно растягивают на цитаты (порой не заботясь о сохранении контекста) собравшиеся в зале журналисты. Поэтому и предложение Юрия Шевцова пообщаться после окончания официальной презентации поначалу вызвало лишь досаду.

Юрий Шевцов пришел, чтобы наступать
Опять придется скакать галопом по Европам. И лишь когда Юрий Анатольевич, только что отбарабанивший полуторачасовую «обязательную программу», с готовностью опустился на приготовленный для него стул, стало понятно: профи. «Общение с прессой — одна из самых важных вещей, которым я научился в Германии, — улыбается он. — Мы делаем одно дело». А дел у олимпийского чемпиона, обладателя несметного числа клубных трофеев и самого успешного белорусского наставника на ближайшие три года будет хоть отбавляй. Программа–минимум — квалификация чемпионата мира и Олимпиада, программа–максимум — будущее всего белорусского гандбола.
— Меня не раз звали в сборную, — вспоминает Юрий Анатольевич. — Причем я и сам был бы не против. 18 лет в сильнейшем чемпионате мира — это много, и мне всегда хотелось поработать с национальной командой. Особенно с белорусской. Хотя предложения поступали от многих стран, да и немецкое гражданство мне готовы дать хоть завтра.
— Так почему же не соглашались?
— Дальше разговоров дело обычно не шло. Владимир Коноплев стал первым, кто согласился выслушать мою позицию, мою философию гандбола и предложил конкретный вариант. И то обстоятельство, что я оказался без клуба, здесь ни при чем. После расставания с «Райн Левен» у меня было достаточно предложений возглавить другие клубы и, кстати, национальные сборные различных стран.
— А как насчет совместительства? Прежним наставникам нашей команды удавалось сидеть на двух стульях сразу...
— Я дал понять, что такой вариант меня не устроит. Если всерьез заняться тем количеством проблем, которые сегодня есть в белорусском гандболе, времени на эффективную работу в клубе не останется. Нужно, например, точно определить, с какими игроками я в первую очередь хочу работать, наладить контакт, выяснить их сильные и слабые стороны... Это требует времени.
— Ваш приход в команду после Георгия Свириденко автоматически подразумевает, что вас постоянно будут сравнивать.
— Я не боюсь сравнений и не думаю, что, если при мне команда будет показывать лучший результат, найдутся те, кто захочет бросить камень в Свириденко. Ведь результат не отражает всей работы, которая была проделана за год, а Свириденко успел сделать многое. Мы, кстати, часто созванивались с ним, обсуждали какие–то рабочие моменты. Видя ситуацию со стороны, я могу совершенно точно сказать: у него практически не было шансов. Равноценно заменить выбывших травмированных игроков было просто некем. Другое дело, что передо мной сегодня стоит задача не допустить повторения этой ситуации.
— Трудные задачи, кажется, ваш профиль. Несмотря на то что работать за границу вы уехали одним из последних, именно Юрий Шевцов умудрился стать самым успешным белорусским тренером бундеслиги. В чем секрет?
— Если честно, я вообще не хотел уезжать. Хотя в то время многие стремились за рубеж, а мне нравилось работать для белорусского гандбола. Я и сейчас, спустя 18 лет, проведенных в Германии, остаюсь белорусом и по паспорту, и по менталитету. Другое дело, что обстоятельства сложились так... Тренером я всегда хотел быть. Душа, что называется, лежала. И именно перспектива профессионального роста в одном из сильнейших чемпионатов мира заставила меня в конечном счете изменить планы. Но при каждом удобном случае старался приехать домой, заглянуть в Слуцк, где до сих пор живут родители.
— О своем решении, судя по всему, не жалеете?
— Конечно. Столько лет работы с различными командами бундеслиги не могли не наложить отпечаток на меня и на мое видение игры. То, чему я научился в Беларуси, я смешал с особенностями немецкого гандбола. Вдобавок к этому через мои руки прошло огромное число представителей совершенно разных игровых школ. Исландия, Дания, Хорватия, Норвегия... Только румынов, наверное, не тренировал. И я ведь не только их учил, но и сам старался найти в игре своих подопечных что–то новое для себя, что сегодня применяю в работе.
— В карьере Юрия Шевцова был и такой период, когда в составе его «Шпандау» играл Георгий Свириденко...
— Было дело. Но я на это смотрю исключительно как на рабочий момент. Играл и играл. Никаких проблем по поводу того, что в подчинении находится друг и бывший партнер по сборной Союза, у меня не возникало. Наоборот: на площадке был свой человек, в котором я был уверен на все сто. Георгий был моим помощником тогда, и я надеюсь, что со сборной Беларуси мы также будем работать вместе.
— А как к такому «протекционизму» да еще со стороны советского наставника относились местные игроки?
— Различные, конечно, были ситуации... Но талант наставника — это в первую очередь умение работать с людьми. Когда тренер приходит в команду, он должен первым делом создать там хорошую рабочую атмосферу.
— Другими словами, заняться дисциплиной?
— Не совсем. Если в команде собраны профессионалы, то их не нужно заставлять работать. В Германии, например, никто из тренеров и подумать не может, что над игроками нужно стоять с палкой. Раздал задания, и ребята работают. Потом проверил. Если игрок не выполнил программу, его меняют. А атмосфера подразумевает, скорее, единство. Ситуацию, когда все чувствуют себя одним целым, доверяют тренеру и точно знают, что если наставник решил сегодня выпустить на площадку тот или иной состав, значит, эти ребята, по крайней мере, на сегодня лучше.
— Бундеслига считается не только одним из сильнейших чемпионатов Европы, но и самым «белорусским». Это поможет в работе со сборной?
— В какой–то мере. Наших ребят сейчас там всего человека 4, да и россиян стало гораздо меньше. Почему? Это отражение уровня развития гандбола в России. Больше всего русских было в 1996 — 1997 годах, когда я работал в «Лемго», а сборная России была одной из лучших. Сегодня же российский гандбол находится на 16–й строчке мирового рейтинга. Мне сложно судить о том, насколько объективна такая оценка, но это факт. Как фактом остается и сокращение количества выходцев из бывшего СССР в европейских чемпионатах. Их места заняли шведы, исландцы... И все эти процессы говорят о том, что развитие гандбола в любой стране в первую очередь оценивается по уровню выступления сборной. И наоборот. Когда немцы выиграли чемпионат мира, буквально за два года популярность гандбола выросла настолько, что зрители моментально заполняли трибуны любой вместительности. Да и спонсоров у команд стало на порядок больше.
— Быть может, и нам сейчас не хватает какого–нибудь громкого результата?
— Нам в первую очередь не хватает структуры. Нет тесной взаимосвязи сборной с клубами. Я сам был клубным тренером и прекрасно знаю, что на этих людях лежит большая ответственность за результат, что они десять раз подумают, прежде чем отпускать игрока в сборную. Им нужно, чтобы ребята свою лучшую игру показывали в клубе. Но при этом не нужно забывать, что результаты сборной и уровень игры команд напрямую зависят друг от друга. И лично меня, например, в связи с этим радует появление «Динамо», которое составило конкуренцию «БГК имени Мешкова».
07:51 28/07/2009




Loading...


загружаются комментарии