Футбол, фасоль и белорусский язык в жизни легионера из Бразилии

Ренан Брессан, центральный полузащитник футбольного клуба "Гомель", болельщиками клуба неоднократно признается лучшим игроком. За легионера из Бразилии белорусы искренне болеют, на сайтах его называют "красавцем" не только за внешний вид, но и за игру.

Футбол, фасоль и белорусский язык в жизни легионера из Бразилии
Ему только 21 год, и из них два с половиной он работает в нашей стране. На него заглядываются не только девушки, но и скауты, которые просчитывают потенциал футболиста и возможность перекупить его в другие клубы. А он тем временем дает неплохие передачи партнерам на поле, совершенствует свои знания в языке, помогает родителям и планирует жениться на любимой девушке.
— Вы сделали для себя футбол профессией?
— Когда был помоложе, футбол был как игра для каждого мальчишки, потом понял, что этим занятием можно заработать деньги и надо идти в профессиональный футбол. Я всегда любил спорт. Футбол для меня на первом месте, а волейбол — на втором. Я играл и в волейбол раньше, но больше нравится все же футбол.
— Таким образом, на мебельную фабрику, как отец и брат, работать не пойдете?
— Нет-нет... Пока я не хочу, да и зачем?
— До приезда в нашу страну у вас было какое-нибудь представление о ней?
— Я сначала очень мало знал о Беларуси. Знал, что тут холодно очень. У нас нет такой холодной погоды. Два с половиной года прошло, привык, сейчас без проблем — и минус 10 можно. Мне нравится здесь.
— Ренан, как вы изучали язык?
— Очень сложно, конечно, было сначала. Это же третий в мире по сложности — русский язык! Но все же надо было учить, надо... Сам изучал, по учебникам. Обо всем, что не знал, спрашивал. У меня был друг — сербский защитник Милош Живкович. Он знал и русский, и английский языки. Вот он мне и переводил сначала — на английский. А потом я каждый день занимался вечером: писал, читал, телевизор смотрел и спрашивал обо всем, чего не понимаю. Мой родной— португальский язык, и я плохо владею английским. Первые слова были: "Привет! Как дела?". Потом белорусы меня немного научили и другой лексике, не совсем литературной. Я много слов и сейчас не понимаю, но всегда прошу, чтобы мне объяснили как-то по-другому. У футбольного языка есть своя специфика, хотя и там надо понимать, если слышишь "лево-право"... Сейчас нет языковых проблем — ни с тренерами, ни с партнерами. Самое главное — у меня есть желание учить язык. Тогда будет все получаться.
— Что-нибудь понимаете по-белорусски?
— Нет, к сожалению.
— Неужели никогда не сталкивались с ситуацией, когда говорят "дзякуй"?
— Это "спасибо", да?
— А говорите, что не знаете! Вы и белорусский язык так выучите скоро... А вас когда-нибудь нашими национальными блюдами угощали? Драниками, например?
— Нет, пока не знаю даже, что это такое. Самым сложным для меня сначала, помимо погоды, было питание. У нас тоже готовят из картофеля, риса и макарон, но  совсем иначе. И у нас больше по объему едят, чем у вас. Для меня очень важно, чтобы была фасоль, тут ее очень мало. Но это не  страшно — игре не мешает. В целом же у нас много похожего. Разумеется, люди немного другие. Пьют тут больше, курят тоже больше.
— Что в Гомеле вы видели, помимо спортивной базы?
— Музей военной славы. Мы там много фотографировались. В центре Гомеля я все знаю — где можно отдохнуть и хорошо поужинать, например. В гомельском парке мы прогуливались с девушкой. Между прочим, когда Марианна приехала из Бразилии сюда в апреле, она замерзала. Не знаю, что бы с ней было, если бы она приехала в январе!
— Отношение к легионерам в команде далеко не всегда хорошее, насколько я знаю...
— Когда я приехал, было очень сложно. Было так, что доходило до драки, кричали на меня. Я ничего не сделал плохого, а со мной ругались. Агент мне всегда говорил — спокойно, ты должен выдержать, если на тебя кричат. Но  сейчас, мне кажется, все наладилось. Таких проблем нет.
— Вы же, Ренан, человек темпераментный — без этого в спорте нечего делать...
— Только на поле. А в жизни я спокойный. Вся энергия на поле остается.
— Болельщики наши как к вам относятся?
— Болельщики очень хорошие тут. Когда мы играем на выезде, с МТЗ, например, там болельщиков может быть 500 человек, а тут всегда — 4-5 тысяч. Независимо от матча. Болельщики футбола меня любят, я тоже их люблю. Значит, я должен еще лучше играть.
— Помимо футбола, что существует в вашей жизни?
— Дома я люблю пляж, шашлык, отдых со своей семьей и друзьями. А тут основное — интернет. Каждый день я связываюсь через мировую сеть с мамой, папой, братьями, друзьями... Они знают, как проходит каждый день моей жизни. В выходной день я люблю поспать и погулять где-нибудь в парке.
— Что самое важное вы сделали в своей жизни?
— Возможно то, что получается время от времени помогать своей семье. Когда надо, я им посылаю то, что зарабатываю. Они меня любят и всегда поддерживают. Если бы это было не так, мне кажется, я бы не выдержал и уехал домой. У нас очень дружная семья и моя девушка уже стала ее частью.
— Ваш возраст можно назвать юношеским. У вас огромные планы на будущее?
— Разумеется, все футболисты хотят заработать денег — я тоже. Я хочу играть уже тут — в Европе, ведь знаю язык...
Естественно, я хочу жениться на моей любимой девушке, хочу, чтобы у нас были дети — дочка и сын.
— Футбольная жизнь когда-нибудь заканчивается. Чем вы ее продолжите?
— Пока у меня нет определенных планов на этот счет. Я не знаю, сколько денег смогу заработать. Если много — возможно, открою ресторан. Но  пока еще рано об этом думать. Пока я играю и думаю только о футболе.
 
15:14 25/08/2009




Loading...


загружаются комментарии