Кашкаров: Раубичи – моя любовь

В принципе, Юрий Кашкаров не нуждается в представлении: Олимпийский чемпион-84, многократный победитель и призер чемпионатов мира, настоящая легенда советского биатлона. Да и не только советского. После развала СССР уроженец Ханты-Мансийска защищал цвета суверенной Беларуси на международных стартах. Правда, недолго.

Судьба позвала Юрия Федоровича обратно в Россию, где он нашел себя как в качестве успешного тренера, так и в роли функционера. Но связь Кашкарова с Беларусью не прервалась, тем более что отношение к нему здесь, как к своему. Вот и в конце августа, когда в Раубичах проходил первый этап летнего первенства страны, он вместе еще с одним нашим человеком, Игорем Хохряковым (участник белорусской эстафеты на Играх-94 в норвежском Лиллехаммере), присутствовал на соревнованиях. Но главная цель визита — сбор команды Московской области, которую и курируют российские «белорусы».
ЭТО НАВСЕГДА!
— Юрий Федорович, известно, что и вы лично, и биатлонисты Московской области частые гости «белорусской Швейцарии». А учитывая ваш опыт, хотелось бы узнать: держат ли Раубичи марку, есть ли позитивные изменения?
— Традиции сохранены и приумножены. Как считал Раубичи лучшей базой в мире для летней подготовки, так и считаю по-прежнему. И это не дежурный комплимент радушным хозяевам. Преимуществ множество. Во-первых, она многофункциональна и привлекательна для представителей различных видов спорта. С введением в строй крытого катка возможности базы дополнительно расширились. Во-вторых, для биатлона существуют суперусловия. Все компактно, продумано, логично.
— Неужели совсем без недочетов?
— Так просто не бывает. Ничего идеального в мире нет. Конкретно в Раубичах, на мой взгляд, нуждаются в модернизации стрелковые установки. Не хватает ковриков на огневых рубежах. Но это очень маленькие нюансы со знаком «минус», да и ликвидировать их несложно. Было бы желание, а оно у руководителей Раубичей есть. Дело за финансированием. А для качественного проведения учебно-тренировочного процесса есть все — рельеф, роллерная трасса, стрельбище, умно спроектированные круги. Это и подтверждает мое мнение: лучше Раубичей летом ничего не найти, да и искать не надо. Что же касается зимы, то, как вы понимаете, многое зависит от наличия снега.
— Правда, ветровая обстановка сложная, а это мешает «ставить» стрелковую базу.
— Да, это так. Но к данной проблеме можно и нужно относиться по-разному. Ветер, действительно, весьма изменчив — дует то влево, то вправо. Однако чем труднее на тренировках, тем проще на соревнованиях. На Олимпиадах и чемпионатах мира ветер тоже чудит, а потому спортсмены, прошедшие подготовку в Раубичах, к этому готовы. В комнатных условиях смысла немного. А в таких естественных и нарабатываются навыки, помогающие побеждать.
СВОИ ЛЮДИ
— К вам, Хохрякову, Майгурову по-прежнему свойское отношение — наши люди. Как получилось, что трио, имеющее отношение к Беларуси, ныне трудится в Московской области?
— Прежде всего скажу о том, что знаменитые спортсмены — это по определению перспективные наставники. Поэтому и сам после завершения карьеры рискнул занять в большом спорте новую нишу и сейчас тщательно отбираю ребят, знающих толк в биатлоне, добившихся в нем громких успехов. Это целенаправленная кадровая политика. Люди находятся в теме, они грамотны, пропустили через себя специфику и многочисленные профессиональные нюансы. С ними легче работать и спортсменам, и чиновникам. Впрочем, это мировая практика. В Беларуси на тренерском поприще и Александр Попов, и Олег Рыженков, да и Сергей Булыгин в биатлоне. Не говоря уже о ветеранах. Поэтому все получается логично. Причем сам уже — играющий тренер, совмещающий труд наставника с административной деятельностью. А раз так, то подключили к команде Хохрякова, а Рожков, который, кстати, тоже мог стать год назад «белорусом», но не сложилось не по вашей вине, занимается организационными вопросами. В Московской области, да и во всей России есть хороший задел, и мы стремимся, чтобы спорт развивался, а не стоял на месте или, того хуже, деградировал. К слову, в области с подачи губернатора Громова этой теме уделяется приоритетное внимание, что и объясняет факт нашего сотрудничества. Есть большое желание делиться опытом с соратниками, что мы и делаем.
— Действительно, Подмосковье часто на слуху. Взять хотя бы весенние соревнования на сохраненном снеге.
— «Майская лыжня» — это наша фишка. Уже традиционные соревнования, внесенные в календарь Международного союза биатлонистов. Приглашаем звезд, и они приезжают. Не забываем и о ветеранах, чьи гонки пользуются неизменным успехом у зрителей. Так, в этом году из Беларуси приезжали Александр Попов и Елена Зубрилова. Если продолжить тему знаменитостей, то прошедшей весной на другой базе в Головино мы торжественно, но одновременно в соревновательном ключе проводили из большого спорта Сергея Рожкова. Снег, стрельба из «пневматики», цивилизованная организация. Планируем и там ежегодно в мае проводить состязания, пользующиеся популярностью и у спортсменов, и у болельщиков.
ПРОГРЕСС РЕЗУЛЬТАТОВ
— Если не подводит память, то именно вы первым разменяли час в классической индивидуальной гонке на 20 км…
— Абсолютно точно. Это случилось в 85-м году, после перехода с классического лыжного хода на «конек». К слову, тот сезон открывался гонками в Раубичах. Но достижение было установлено в первые дни именно 1985 года. Выиграл «двадцатку», отстрелявшись на ноль, и действительно выбежал из часа. Те ощущения до сих пор не забыты. Чувствовал себя настоящим небожителем. Но с переходом на свободный ход скорости росли стремительно. Начали за 25 — 26 минут бежать спринт, стали привыкать к новым горизонтам.
— Могли представить, что через каких-то двадцать лет скорости еще больше вырастут?
— Мог, но тут надо понимать нюансы. В современном биатлоне рельеф трасс лоялен к спортсменам, чего не было раньше. Такие жесткие требования по перепаду высот, что есть у лыжников, в биатлоне отсутствуют. Все проще, а значит, на хорошей «скользящей» лыжне можно показывать очень высокие скорости. Но это нисколько не принижает гонщицких талантов самых быстрых биатлонистов. Примеры тех же норвежцев Бьерндалена и Бергера, добившихся больших достижений и в чистых лыжах, говорят сами за себя. А рекорды били и будут продолжать бить. Те же технологии в производстве лыж и их подготовке к гонкам не стоят на месте. Да и в стрельбе прогресс несравненный. Здесь и точность, и повышение пресловутой скорострельности, над чем ныне работают во всех командах и странах. Биатлон однозначно не стоит на месте.
ЕСТЬ ЧЕМ ГОРДИТЬСЯ
— Положа руку на сердце: довольны, как сложилась жизнь после завершения активных выступлений?
— Да. Очень доволен. Как тренер начал трудиться с юношами, возил воспитанников на Европейские олимпийские игры. Потом переключился на юниоров, затем на молодежь. Поступательно рос как профессионал, добивался успехов в тренерской деятельности. В итоге поработал с национальной сборной России. Уже в качестве наставника покорял все ступени пьедестала почета на чемпионатах мира. Остался только один пробел — олимпийский. Но это та цель, которая позволяет находить мотивацию для работы.
— А как же администрирование? Вам не скучно в этой роли?
— Не сужу подобными категориями. Плюс мне помогает статус совместителя. Должность же главного тренера сборной Московской области автоматически вынуждает быть универсалом. Но признаю: это гораздо сложнее, чем работать просто наставником.
СОСТАВ НА ВАНКУВЕР ПОЧТИ ЯСЕН
— Уже год, как Российскую федерацию биатлона возглавляет олигарх Михаил Прохоров. Недавно он назначил нового исполнительного директора — Сергея Кущенко, которого многие считают лучшим спортивным менеджером России…
— Тут надо разделить смысловые «пласты». Для сборной России произошли изменения в лучшую сторону. Стабилизировалась финансовая ситуация, ушли в прошлое скандалы, возникавшие по рекламным моментам. Но за это время никакие новые веяния так и не добрались до регионов. Все, как и раньше, зиждется на старой базе. Федерация, несмотря на желание, до сих пор не готова объять такую огромную страну. Поэтому многие посылы имеют декларативный характер. Становление идет медленно. Но надеюсь, что с приходом Кущенко ситуация начнет изменяться, хотя пока контактов с регионами у него не было. Впрочем, он только приступает к работе после длительного отпуска, и на сентябрьском тренерском совете, который пройдет в рамках первенства России, должен состояться разговор, который даст понять, что к чему в отношениях с территориями. Ибо весь российский биатлон — это регионы. Если оттуда перестанут поступать в национальную команду хорошие спортсмены — не будет и медалей Олимпиад и чемпионатов мира.
— В Беларусь проникли слухи, что состав российской сборной на Ванкувер уже фактически определен…
— В этих разговорах есть большая доля правды. В обеих командах имеется ясность по шести будущим олимпийцам. Их имена широко известны, спортсмены проверены годами. Варианты ротации, конечно, возможны, но они минимальны. Например, у женщин возвращается в спорт после рождения ребенка Богалий-Титовец. Но костяк на Ванкувер сформирован, а о сочинской перспективе говорить преждевременно.
— Есть еще и весьма неприятный для россиян допинговый момент. Недавно было объявлено о позитивных пробах таких лыжных звезд, как Чепалова и Дементьев, причем они попались на все том же рекомбинантном эритропоэтине, выкосившем и биатлонные ряды…
— Что ж… Александр Тихонов любит говорить, что в России не воюют с допингом. На самом деле борьба идет, но проблема существует, и серьезная. Системный жесткий контроль организован не был. Теперь должно стать лучше. Очень на это рассчитываю, ибо категорически не приемлю запрещенных препаратов и методик.
 
10:07 10/09/2009




Loading...


загружаются комментарии