Фигурное катание. Олимпиада пройдет без белорусов

Белорусские фигуристы  не поедут на олимпийские игры в  Канаду. Единственным белорусом, который  мог бы получить право представлять страну был Александр Казаков  в мужском одиночном катании, последнее время бравший уроки в Питере у олимпийского чемпиона Алексея Урманова. Но он не стал принимать участие в отборочном турнире в Германии...

Еще до старта в  Оберстдорфе досужие знатоки  предрекали этому фигуристу провал. На пресс-конференции, приуроченной к началу минского этапа Гран-при среди юниоров, один из гостей ненароком обронил, что Казаков в эти дни отбирается в Германии. На него посмотрели с укоризной: мол, зачем афишировать то, что заранее обречено на неудачу. Экс-россиянин, а если точнее, фигурист с двойным гражданством, белорусским и российским, как потом в кулуарах объяснили всезнающие доки, чересчур эмоционален, нестоек и максимум способен без особых нареканий прокатать короткую программу. На большее же его не хватает, хотя, по отзывам тех же честно смотрящих на вещи людей, парень обладает набором элементов, которые могли бы открыть дорогу на Игры.

О проблемах  белорусского фигурного катания  пишет «Спортивная Панорама»: 
Дорога в Ванкувер для Казакова пока не закрыта: он занял  15-е место в отборочном турнире, но седьмое среди тех, кто оспаривал право на канадские путевки. Шесть лучших в Германии получали прямую плацкарту в Ванкувер, а остальные могли надеяться на счастливый случай. Казаков стоит первым запасным в листе ожидания, и если после 30 октября кто-то из конкурентов откажется ехать за океан, то наш Александр его заменит. Поговаривают, что такой шанс вполне вероятен, поскольку Корея объявила, что в целях экономии повезет в Канаду только спортсменов, способных биться за попадание на пьедестал. Однако поживем — увидим, мы желаем Казакову попасть на Игры, но, положа руку на сердце, спросим: на что белорусский фигурист сможет рассчитывать в Ванкувере — на попадание в двадцатку? 
Почему, кроме  легионера Казакова, никто из членов белорусской сборной, назовем именно так, поскольку в ее составе хватает приезжих, не замахнулся на олимпийский турнир-2010? Одни, узнав, что от них хотят, отказывались отвечать, другие, слегка приоткрыв занавес, просили не называть их фамилии, третьи, рассказав, поставили условие — хотя бы не фотографировать. Словом, отношение чиновников от фигурного катания, мягко говоря, выглядело чересчур настороженным… 
Это стало особенно заметно на минском этапе юниорского Гран-при, когда первые два дня  журналисты, работавшие на турнире, были наглухо отгорожены от спортсменов и тренеров. Зато в пресс-центр, на Интернет, наведывались все, кому не лень, правда, в основном те, кто отказывался от комментариев или не представлял интерес для СМИ. Один из организаторов, выслушав от прессы претензии, высказал далеко не сокровенную мысль: «Я бы вас вообще никуда не пускал, копаете вы очень мелко, поверхностно, не смотрите в корень, поэтому польза от вас невелика». Кстати говоря, когда мы попросили его заглянуть в корень, вглубь проблемы, он долго отказывался, потом на разговор согласился, однако до глубинных слоев не дошел. 
В какой-то мере игра в молчанку некоторых специалистов объясняется просто: каждое высказывание коллег по цеху встречается в штыки, нещадно критикуется, поэтому большинство предпочитает, как говорится, не высовываться. 
Хотим напомнить  нашим критикам, что каждый волен  высказать свое суждение. Ведь не зря  говорят: сколько людей, столько  и мнений, поэтому собираемся сразу  предупредить, что автор и его  респонденты не претендуют на истину в последней инстанции, а лишь на ее обсуждение. 
На минском  этапе юниорского Гран-при приезжие специалисты, среди которых был  и мэтр тренерского цеха Алексей  Мишин, заприметили в среде белорусских  одиночников скромного паренька Алексея Мелехина. Молодой фигурист каллиграфически четко выписывал обязательные фигуры, был ловок в прыжках, больше преуспев в короткой программе. Генеральный секретарь Белорусского союза конькобежцев Юлия Комлева называла его в списке будущих счастливцев, способных пробиться на Игры в Сочи. Но его минская наставница Ирина Токаревская, которая кроме ученичества в спортивной школе еще и читает лекции по педагогике в нашем университете физической культуры больше говорила о достижениях своих коллег. 
Она тепло отзывалась об ученике Елены Исаченко — белорусском тренере, работавшей во Франции и умершей три года назад. Ее воспитанник завоевал «бронзу» на юниорском «мире» и ныне, приехав в Минск, отдавал дань уважения бывшей наставнице. Елену Исаченко помнят многие, в ее честь проводятся во Франции турниры. 
— В своем  Отечестве пророка нет, — с  большой грустью отзывается Ирина  ТОКАРЕВСКАЯ, — из страны уезжают  тренеры. Скажем, тот же достаточно известный Александр Веркович работает в Англии, Наталья Лебедева вернулась в Россию… Те же, кто остался, больше подходят под категорию энтузиастов, поскольку несмотря на огромное количество ледовых дворцов они могут только мечтать об удобном льде. 
Поэтому, по словам Ирины Токаревской, фигуристам как  воздух необходим отдельный каток, где они сами могут распоряжаться не только временем, но и температурным режимом. От последнего напрямую зависит качества льда, которое здорово отличается от того, что полезно хоккеистам. А то ведь получается, что фигуристы, а это чаще всего дети, тренируются при одной температуре, как правило, более низкой, а выступают при другой. 
Уже всем набило оскомину, что вряд ли можно ребенка, прибежавшего на тренировку к 7-8 часам  утрам, научить сложным прыжкам. Ведь его организм только-только просыпается, врабатывается в нагрузки, и редкий ребенок способен усвоить трудную науку. Но большинству школ, в том числе и минской, выделяется столь же «бросовое» время и для второй тренировки, которое приходится на биологическую яму, с 14.00. 
Редко кто из фигуристов может похвастаться специализированным тренажерным залом, а в современном спорте он нужен не один. В Ледовом дворце на улице Притыцкого спортсмены занимаются ОФП в узком холле, в котором потолок нависает над головой, и им сложно отработать высокий прыжок. 
— Самое первое, что необходимо для сложнокоординационных  видов спорта, это стабильное расписание, — считает Ирина Токаревская. — У нас же оно прыгающее, мало того, чтобы успеть завершить соревнования до 16.00, их необходимо начинать в 8.00 утра. Дело в том, что нам в субботу и воскресенье предоставляют окна, свободные от хоккея и массового катания. Это совершенно неправильно. Скажу больше, наш вид не развивается, а существует вопреки здравому смыслу. Удивительно, что мы после этого еще что-то изображаем. 
Не стану лукавить, наш тренерский уровень, к сожалению, далеко не лучший. Все известные  специалисты фигурного катания, с которыми общаешься, в один голос  твердят: вам нужна общая компания, как сейчас модно говорить, рабочая  «тусовка». Тогда бы вы наглядно видели нынешний уровень катания, работу на тренировках, ее ритм. В наше время малоэффективно и дорого отправить на стажировку одного-двух наставников или спортсмена к ведущим тренерам. С точки зрения более рационального расходования государственных средств действеннее было бы пригласить известного специалиста к нам. Однако и здесь возникают неожиданные проблемы. Недавно пожелала к нам приехать тренер из Украины, но ей выставили такие финансовые условия, что пришлось отказаться. Мало того, мы не имеем возможности выбирать удобное время для тренировок, достаточное количество льда, которое интересует приезжих тренеров… 
Немалое внимание в становлении будущего фигуриста  отводится воспитанию эстетического, музыкального вкуса. Но даже при профессиональных стереофонических записях звучание музыки на плохо оборудованных катках получается посредственным. 
Многие наставники справедливо считают, что им по силам  потянуть полную загрузку льда новых  катков, организовав при этом платные  группы по фигурному катанию. Благодаря телевидению и программам типа «Ледникового периода» начался настоящий бум в фигурном катании. Многие хотят научиться кататься, но, как правило, платные группы открыты для маленьких. Однако на лед стремятся школьники, подростки, которые уже опоздали в спортивные школы. Почему нельзя их пригласить в хозрасчетные секции и тем самым решить проблему досуга? С другой стороны, набирается немало талантливых детей, чьи родители не могут приобрести дорогой спортинвентарь, оплатить тренировочные сборы. Почему бы за счет платных групп не помочь таким детям, которые подчас вынуждены уходить из фигурного катания? 
— Мы большие  надежды возлагаем на каток «Минск-Арены», — размышляет Ирина Токаревская. — Ее обещали, кроме конькобежного  овала, отдать фигуристам, но боюсь, что к нам опять кого-то «привяжут». Очень хотелось бы, чтобы мы сохранили и лед на улице Притыцкого. Ведь одной школы по фигурному катанию мало, почему бы при таком количестве арен не открыть их в иных районах мегаполиса, да и не добавить в другие города страны? 
Думаю, что если бы совпали условия, при которых  собралось трио единомышленников —  спортсмен, тренер, хореограф — можно  и своего чемпиона вырастить. Уверена, что не стоит больше вкладывать деньги в легионеров, поскольку они, как  показывает время, не решают проблемы. Но можно понять того же Сережу Давыдова, который после окончания карьеры не вернулся на тренерскую стезю в нашу страну — ведь его лишили квартиры. Да и условия для подготовки в том же Минске разнятся от, скажем, московских. 
Обидно, что многие тренеры разъехались, поэтому, думаю, надо собрать способных детей, тренеров-единомышленников. Легче к цели двигаться сообща, пока же у нас существует серьезная  разобщенность, которая не идет на пользу дела. Но созывать, на мой взгляд, нужно не только тренеров, но и хореографов, подключать науку, специалистов из других областей двигательной деятельности и создать сплоченную команду. Ведь мы, по существу, обходимся без помощи медиков, физиологов, без научного обеспечения учебно-тренировочного процесса. Без всего этого претендовать на серьезные успехи глупо. Ныне так работать нельзя. 
С появлением на спортивной карте ледовых дворцов  в различных точках страны начали возникать отделения фигурного  катания. Подобные группы открылись  в городской ДЮСШ в Гомеле, при хоккейных клубах «Витебск» и «Брест», с вводом катка в Пружанах начала работать молодой специалист Ольга Уважаная. А вот в Могилеве выпускника из Минска не дождались, и там пока группы не набраны. Те, что возникли, разобщены, у них в большей или меньшей степени возникают проблемы, о которых мы рассказали выше. 
По словам директора  самой крупной, минской, ДЮСШ по фигурному  катанию Дмитрия Каплуна, только в этом году стали формировать  группы по каждому году обучения, а  раньше их создавали с разбежкой в год-два. Но дальше пирамида фигурного катания выстроена не до конца, во-первых, по словам директора, не отработана система отбора, во-вторых, у нее нет вершины. Если быть точным, то вроде она есть в наличии, но острие притупилось. В УОРе нет специализации, позволяющей принимать на учебу выпускников спортшкол. 
Гостренер по фигурному  катанию Елена Шевчик уточнила, что  по ежегодному плану комплектования наиболее достойных включают в так  называемый дополнительный контингент, в котором ныне отведено место четырем представителям этого зимнего вида. По ее мнению, больше претендентов на занятия в стенах УОР не было. 
Заметим, что  две танцевальные пары — воспитанники Татьяны Беляевой — занимаются в  Республиканском центре зимних видов  в Раубичах. 
Вот такая непростая  ситуация, которую нарисовали наши собеседники, сложилась во внешне привлекательном  виде. И абсолютно право большинство  респондентов: чтобы ждать от спортсменов  космических взлетов, каскада с  включением хотя бы тройного «тулупа», надо для начала перевести этот вид на современные рельсы, по которым двигаются соседи, лидеры европейского катания. И, пожалуй, пришла пора не только отправлять белорусских спортсменов в российские центры, но и приглашать опытных специалистов на работу к нам. Скажем, не прочь помочь нашему фигурному катанию такой известный тренер, как Эдуард Плинер, но пока его приглашение притормозили.
23:21 21/10/2009




Loading...


загружаются комментарии