О перспективах белорусского хоккея - Владимир Наумов

Председатель федерации хоккея республики Беларусь Владимир Наумов рассказал «Прессболу» о череде отставок в белорусских клубах и сборной и о перспективах развития белорусского хоккея.

О перспективах белорусского хоккея - Владимир Наумов
— В воскресенье вечером о нежелании работать со сборной заявил Цыплаков, а мне передали просьбу Хэнлона о встрече. На которой и Глен заявил о своей моральной неготовности продолжать работу с национальной дружиной.
— Для вас это было неожиданностью?
— Нет. Не скажу, что ожидал, что это произойдет здесь и сейчас, но, откровенно говоря, не совсем понимал, как мы продолжим тесно взаимодействовать. И, уверяю вас, проблема началась не неделю-полторы назад с отставкой Хэнлона с поста тренера “Динамо”. Просто искренность, которая раньше сопровождала нашу работу и отношения, куда-то пропала.
— Какова была ваша реакция на заявление канадца?
— Я ему прямо сказал, что он не прав. Нужно было или отказываться на прошлой неделе, когда для этого были все основания, или, согласившись остаться, уже идти до конца. По крайней мере не бросать дело за день до выезда команды на «Кубок Полесья».
— Тем более зная, что все возможные «пожарные» преемники сейчас при деле: Андриевский запланировал сбор с «Динамо» и «Шахтером», Спиридонов в Канаде с молодежной сборной, Сафонов — в Пинске с юношеской…
— А вот здесь как раз не уверен: Глен как-то не слишком интересовался работой белорусских коллег.
— Не можем не вспомнить ваше июньское интервью «Прессболу», взятое в этом же кабинете. Судя по всему, сейчас вы жалеете, что тогда Глен сумел вас убедить во многих вопросах. В частности — в необходимости привлечь столько легионеров.
— Не жалею. Объясню почему. Не пройди мы это, были бы сомнения: а вдруг стоило попробовать. Зато сейчас пришел к четкому выводу: есть психология славянина и психология североамериканца, и порой они трудносовместимы. Надеялся, что, поработав в Финляндии, Глен стал большим европейцем, но этого не случилось.
Для меня было странным слышать его откровения, мол, он сам не просил об отставке. Как же нет, если за 10 дней до того как она произошла, он уже свои вещи из кабинета вынес! Впрочем, главное не в этом. Я понимаю, что в Канаде принято играть сердцем. Допускаю, что все строится на взаимном уважении. Но невозможно у нас думать только о нем, когда нужно выходить и биться в кровь. Думаю, многие болельщики так или иначе смотрели последние матчи «Динамо» с московским и рижским «Динамо» и ЦСКА. Так вот такого самоотверженного хоккея, как в этих играх, я в хэнлоновском «Динамо» не видел. Ясно, что на одной воле побеждать из матча в матч не будешь. Но, уверен, с этим составом и таким подходом «Динамо» способно выполнить задачу на сезон, невзирая ни на какие потрясения.
— И все-таки сейчас, получается, мы переживаем очередной переломный момент — конец эпохи Хэнлона…
— Не стал бы так говорить. Вот раньше Крикунов приезжал сюда на 20 дней в сезоне и добивался фантастического результата. И что, это была эпоха Крикунова?
— Речь не о фамилиях, а о канадском векторе. Мы с ним закончили?
— Хэнлон — не его воплощение. Из заокеанских тренеров, работавших у нас, он, наверное, был наименее канадским. Даже словак Покович во время руководства «Динамо» был большим канадцем, чем Глен. Мне говорили люди, хорошо знающие Любомира: «Зря ты так сделал за месяц до того, как он стал чемпионом». Отвечал: «Он бы не стал чемпионом». Как специалист Покович был непревзойденным в Беларуси мастером: по двадцать часов не выходил из интернета, анализировал, составлял планы, изучал методики… А передать с душой хоккеистам не мог. Игру он поставил — будь здоров, нужна была самая малость — эмоции. Вы видели, как команда стала действовать после того, как Занковцу был предоставлен шанс считать, что это он привел ее к чемпионству. (Смеется.)
— Ну вот вам живой пример: после среды вы стали жертвой собственноручно же созданного героя.
— Вы с прошлой среды довели меня до такого состояния, что, начни я говорить все и обо всех, мало никому не показалось бы. Но Занковец, кстати, при мне никогда больше работать в сборной не будет.
— Вы уверены, что это для печати? И сразу напрашивается вопрос: почему?
— Пусть он вам сам ответит, почему, если мужчина. Объяснит, откуда у нас с ним психологическая несовместимость. Такая, что я уже два месяца назад был против его поездки на Олимпиаду со сборной. Свое видение патриотизма пусть изложит.
— Пока наш разговор носит несколько сумбурный характер. Давайте пойдем шаг за шагом, начав с ток-шоу «Выбор». Вас приглашали на эту передачу?
— Нет. Генеральный директор «Динамо» неделю носил мне вопросы, согласовывал. Приглашали его, Хэнлона, обо мне не было и разговора. При мне журналисты приходили во Дворец спорта, обсуждали что-то по программе с Белым и Андриевским, ко мне никто не подходил. Хотя, казалось бы, кто объявил об отставке Хэнлона? Наумов! Ну так пригласите его, обсудите с ним. В конце концов, контрольный пакет акций «Динамо» принадлежит федерации хоккея, поэтому все вопросы, будь то приобретение игроков, кого за сколько, назначение или увольнение тренера, не обходятся без моего участия.
— Раз уж речь зашла об акциях: вам, безусловно, известно громкое заявление БФСО «Динамо» о выходе из состава учредителей хоккейного клуба в знак несогласия с увольнением Хэнлона?
— Знаю, и, как мне кажется, с подобным заявлением они слегка запоздали. Нужно было это делать сразу, в первые дни, когда на меня был направлен гнев общественного мнения.
А пока БФСО присматривалось к ситуации, волна пошла на спад. Поверьте, я действительно знаю настроения болельщиков: в Москве на матче с тамошним «Динамо» специально подошел к нашей группе поддержки и минут сорок с ними беседовал. В результате мы сошлись на том, что ничего страшного не произошло, жизнь не кончилась, играем дальше.
— У журналистов обычно есть возможность дописать недосказанное. Возможно, и у вас есть нечто, о чем хотели бы сказать после просмотра «Выбора»?
— Самое интересное, что ту программу я практически не смотрел. Минут через пятнадцать выключил телевизор и поехал на вокзал — у меня была командировка в Москву. И только потом, уже в поезде, мне было пару звонков знакомых — с возмущением, которое передалось мне.
— Что же возмущаться, если даже не смотрели?
— Если бы просто была дискуссия о положении дел в «Динамо» — никаких вопросов. Но обсуждать меня в мое отсутствие — это, извините, через край. Как будто я мертвый, не могу ответить за себя сам.
— Вообще-то все участники постарались обойти вашу тему как раз из этических соображений. Единственно, Михаил Захаров пожелал вам определиться с основным направлением работы — федерация или «Динамо», а не сидеть на двух стульях. Что об этом думаете?
— Это глупое сравнение, особенно если вспомнить, что Миша чуть раньше провел параллель с Берлускони. Мол, тот покинул футбольный клуб «Милан», став премьер-министром Италии. Но в том-то и дело, что сейчас я как раз и не занимаю никаких государственных постов, а сосредоточен только на хоккее.
Почему, когда я являлся главой МВД, Захарова не задевало мое совмещение?!
Вот сейчас я сижу как раз на одном стуле, а на следующей неделе собираюсь в Новополоцк, чтобы глубже вникнуть в проблемы тамошнего хоккея и оказать любую возможную помощь. Благо интересные задумки есть. «Динамо», как ни крути, остается базовым клубом сборной, сейчас делегирует в нее 11 человек, а в связке с «Шахтером» и того больше. Так какие два стула?..
Что, кому-то станет лучше, если я буду сидеть с умным лицом в своем кабинете в федерации? Особенно когда в Пинске одна команда, в Бобруйске вторая, а в Канаде третья. Меньше внимания уделять «Динамо»? Ну это тоже абсурд…
— Так все-таки ваш прогноз: выйдет ли БФСО «Динамо» из состава учредителей?
— Сложно сказать. Но, как мне кажется, его интересует главным образом одно (следует пантомима, обозначающая деньги). При этом там исходят из изначально неверного посыла, что в госбюджете есть отдельная статья расходов на хоккейный клуб «Динамо». Это неправда, и я уже не раз говорил: деньги клуба — это деньги спонсоров. Есть и собственные коммерческие планы. Думаю, второму белорусскому клубу в КХЛ, когда такой появится, будет невредно изучить опыт «Динамо». Но решили, что мы должны платить БФСО за бренд. Нет проблем — будем. Но не раньше, чем это станут делать и другие одноименные команды — футбольные, гандбольная. Согласитесь, это справедливо.
Причем если раньше мы платили фиксированную сумму — 60 миллионов в месяц, то теперь нам предлагают перечислять 20 процентов от прибыли наших проектов. То есть продали шарфиков на миллион — 200 тысяч идет БФСО. Реализовали билетов на 40 миллионов — то же самое в аналогичной пропорции.
Более того, это касается и коммерческих проектов, инициатором которых выступил клуб. Ни для кого же не секрет, что белорусское отделение «Тикетпро», занимающееся продажей билетов через интернет — детище хоккейного «Динамо». А проект, согласитесь, очень перспективный, долгосрочный и прибыльный, он будет только расширяться. Далее, на «Минск-Арене» клуб берет в свое ведение пищеблок и несколько ресторанов. На арене — это уже можно объявить — с первого дня будет продаваться пиво. И мы должны отчислять солидную часть прибыли с этих проектов?! Это что же получается: чем лучше работает наш менеджмент, тем больше мы отдаем? Нонсенс!
— Раз уж речь зашла о первом дне хоккейной составляющей «Минск-Арены», что вы думаете о матче национальной сборной против «Юности» 14 или 15 декабря?
— Просто предложу вам изучить календарь «Динамо» и сборной. 13-го клуб играет на выезде в Риге, 15-го сборная вылетает на давно запланированный турнир в Словакию, где сыграет с хозяевами и Швейцарцами. Можно, конечно, извиниться перед словаками и отказаться в угоду кому-то. И тем самым разрушить едва налаженные контакты. Которые решают нашу главную проблему — недостаток сильных спаррингов между крупными официальными турнирами. Далее: не приедут в декабре в нашу сборную все сильнейшие. Костюченок, Калюжный, с которыми общался лично, в один голос говорят: «Владимир Владимирович, Олимпиада — никаких вопросов, но декабрьская пауза — едва ли не единственная для нас возможность перевести дух».
Ладно, оба упомянутых аспекта — прерогатива главных тренеров. Могу обсудить этот матч и с точки зрения готовности арены к 14 декабря — уж здесь-то компетентен абсолютно. 7 ноября, как и обещалось, строительно-монтажные работы будут завершены. Но у нас большие проблемы с видеокубом: тот объем кристаллов, что нам нужен, выращивается не так быстро, как хотелось бы. Дай бог к 20-му управиться.
— Продолжая затронутую тему ОЧБ, не можем не спросить: что все же подтолкнуло вас к разговорам о возможном закрытии лиги?
— Подчеркну, только к разговорам и предложениям обсудить варианты в клубах и продолжить обсуждать на ноябрьском заседании исполкома федерации. Я не говорил, что с нового сезона мы однозначно закрываем чемпионат для соседей. Но менеджмент заставляет искать какие-то решения. Меня несколько удивила позиция «Прессбола» по данному вопросу — ваш опрос тренеров. Отношусь к ним с глубоким уважением, но организацией турнира, просчитыванием «цены вопроса» занимаются все же не они, а менеджеры. А менеджмент такой: в этом году сдается арена в Барановичах, где будет создаваться клуб. Небезызвестный в Беларуси наставник Владимир Шенько уже собирает игроков для команды в Лиде. Оршанский «Локомотив» по мере завершения строительства арены в этом городе будет формироваться, и к следующему сезону, уверен, там все будет готово. Итого количество клубов в экстралиге грозит приблизиться к двум десяткам. Назовите мне какую-нибудь национальную лигу в Европе с таким количеством?! И это при том, что игроков на столько коллективов у нас все еще нет. Значит, механическим добавлением клубов мы, во-первых, неизбежно сделаем дороже содержание хоккея для государства. А во-вторых, расширим поле деятельности для игроков, ходящих из команды в команду, выбивающих повышенные ставки и еще больше раздувающих бюджеты при сомнительной отдаче для белорусского хоккея. То же касается и специалистов, взлетающих на посты главтренеров без соответствующей квалификации и практики. Поэтому, повторюсь, речь о закрытии от соседей не идет, суть в сокращении экстралиги. По какому критерию — это и должны выработать все мы коллегиально, желательно закрыв глаза на личные желания и амбиции. Попадет в число этих 10-12 команд Лиепая — бога ради, продолжит выступление в экстралиге. Нет — при желании будет бороться за выход в нее по спортивному принципу из высшей лиги. На которую, нужно помнить, уже не будет распространяться указ о господдержке. Который в новой редакции не станет выделять хоккей или футбол, а будет единый для всех видов.
— Немного же найдется желающих содержать такие «нельготные» команды.
— Проблема легко решается старым советским методом, вполне применимым и в наши дни. Когда игроки получали зарплату, числясь работниками на заводах, на той же бобруйской «Белшине», а играли в хоккей. И стремиться будет к чему — попасть в высший свет и таким образом получить господдержку.
А то посмотрите, что творится в Жлобине, которым мы несколько лет гордились. Трибуны уже полупустые, на «Кубок Полесья» продано по состоянию на понедельник только двести билетов. Своя команда не играет — и все, интерес упал. И, самое неприятное, никто не чешется, чтобы возвращать зрителя. А зарабатывать на хоккее можно. Если и не на самоокупаемость всего клуба, то по крайней мере на зарплату клубному персоналу. В «Динамо» мы этого добились: спонсорские средства идут только на выплаты игрокам и тренерам. Вот и вся мотивировка.
Я же продолжаю считать, что наш чемпионат, даже после введения межлиговой ротации, останется привлекательным для соседей: литовцы уже подтягиваются, калининградцы признаются, что из всех вариантов чемпионатов белорусский для них наиболее приемлем. И никакой политики, того же противовеса украинцам, в чем меня уже пытаются обвинить. Такого наплевательского отношения к хоккею, как там, я нигде не видел. «Соколу» осталось всего ничего до голодного бунта игроков. Вот пусть Михаил Михайлович Захаров столкнется с этим, а потом советует. Мы не отказываемся помогать, но не можем это делать вечно. Инициативой сокращения экстралиги мы можем как раз сослужить украинцам хорошую службу, возможно, хоть теперь у них в верхах зашевелятся. В ноябре постараюсь объяснить это еще раз более предметно.
— Однако вернемся к делам сборной. Кто повезет ее на «Кубок Полесья»?
— Гусов, у меня просто нет иного выхода. Андриевский справился бы, но у него действительно запланирован сбор «Динамо» и «Шахтера». Не знаю, кстати, почему в Сашу не верят как в тренера в России. Я видел его в роли капитана сборной, он отличный вожак. И я не думаю, что Хэнлон учил Пелтонена играть.
— То есть вы допускаете, что сборную в Ванкувер повезет именно Александр Леонидович?
— Нет, пока ему все-таки рано. Я вижу, с каким трудом он входит в ритм КХЛ, а Олимпиада — это еще более высокий уровень. Постараемся, насколько это возможно, соблюсти принцип постепенности. Во-первых, Владимир Юрзинов-старший согласился оказывать нам консультативные услуги. Далее, уже не секрет, что завтра к «Динамо» присоединится Антоненко, о переходе которого удалось договориться с «Автомобилистом». Если бы не позиция Хэнлона, по каким-то причинам отказавшегося от услуг Олега летом, он уже был бы в «Динамо». И, уверен, не худшим капитаном, чем Пелтонен. Однако Вилле смещать не станем, это в конечном счете может сослужить плохую службу клубу. Тем более что он сейчас уехал в сборную Финляндии. Антоненко станет его ассистентом и дополнительным рычагом влияния Андриевского на игроков.
— Что же с тренером сборной на Олимпиаде?
— В течение ближайших десяти дней мы определимся с кругом кандидатов из десятка специалистов. Самое сложное потом будет — не ошибиться с выбором. Мне бы очень хотелось опереться еще на чье-то мнение. А предложений хватает: из Словакии, Чехии, Финляндии, России. Можно позвонить Михайлову или Вуйтеку и убедить их принять сборную. Уверяю, долго уговаривать не придется, особенно в преддверии Олимпиады. Но, опять же, не хочется решать такой вопрос единолично, пусть отвечать за возможные проблемы все равно придется мне. Тем более что я помню слова Крикунова: «Владимир Владимирович, вам не нужен сильный тренер, вам нужен фартовый мужик».
— А идеи еще раз поставить на олимпийский фарт Крикунова не возникает?
— Возникает, и не секрет, что первым, кому было предложено возглавить минское «Динамо» еще год назад, был именно Владимир Васильевич. Но он тогда уже обещал сотрудничество главе Нижнекамского нефтехимического завода, с которым в хороших личных отношениях. В конце сезона его контракт с «Нефтехимиком» истекает, он готов к переговорам. Но пока хотелось бы все-таки пригласить по той или иной причине менее занятого наставника. Ибо, кроме Олимпиады, нас ждет еще декабрьский турнир в Словакии и апрельский «турнир четырех» в Минске. В свете наших попыток создать серьезную альтернативу «Евротуру», здесь нужно работать плотнее. И все же выбор будет сложным, на что опереться?..
— Например — на мнение болельщиков. «Прессбол» со своей стороны может устроить мониторинг пожеланий любителей хоккея, когда список кандидатов будет готов.
— Без этого сейчас все же обойдемся. Не из неуважения к мнению масс, а из-за того, что уже не раз сталкивался с ситуацией: у болельщика от любви до ненависти и наоборот — один шаг или один матч. А желающие приехать сюда найдутся, это безусловно: условия жизни и работы в Минске близки к идеальным, а с открытием новой арены будут таковыми.
— Не считаете, что отставка Хэнлона отпугнет?
— С чего бы? Уже треть КХЛ сменила наставников, а к концу сезона, уверен, сменит еще треть. И это правильно, они работают не за идею, а за вполне приличные деньги, за которые и спрос соответствующий.
— Кстати, вы обещали, что контракты игроков «Динамо» будут прозрачными. Так сколько получал Хэнлон?
— (Улыбается.) Он же не игрок, верно? Но определенно в Минске он зарабатывал столько, сколько ни разу до сих пор в своей тренерской карьере. И что в итоге? Где наша молодежь? Мы же теряем Развадовского, Коробова, Демкова. Криком кричал, прося обратить внимание на Шинкевича, особенно в свете дефицита защитников в сборной — ноль реакции. Ну не надо им давать по периоду, как взрослым, но минуту-две в матче, как это делают в российских клубах, даже в ведущих, что мешало? В итоге стало очевидно, что мы строим совсем не то, что планировалось и обсуждалось изначально, а гоняемся за Палффи и Нюландером. И потерялась эта стратегия не сегодня. Знаменитые хэнлоновские лозунги, прежде заводившие сборную, теперь печатались на канцелярском листе и вешались в туалете, где человеку неплохо бы от них отдохнуть. И широко разрекламированные штрафы за неуважение к клубной майке были забыты через две недели вместе с бумажкой, грозящей санкциями за это.
— О советчиках при выборе тренера сборной: а почему бы вам не посоветоваться с тем же Захаровым, который утверждает, что мнение отечественных тренеров вы часто игнорируете?
— Я очень уважаю Михаила Михайловича уже за неравнодушие и готовность спорить. Это хорошо для дела, куда хуже, когда под тобой гладь согласных. Но иногда у него слова опережают мысли. Уже вся Россия смеется: из Украины позвонили в «Ладу», где, как известно, ситуация с финансами сейчас аховая, и предложили Воробьеву дать ведущей пятерке команды украинские паспорта с прицелом на сборную. Но так же дела не делаются! Сейчас вот Шафаренко и Люткевич не особо горят желанием ехать на сбор украинской национальной команды. По- человечески их можно понять: им лучше поработать на сборе с «Динамо» и побороться за место в его составе. Здесь другие условия и другие деньги. И белорусский паспорт они взяли бы с удовольствием, равно как и Саулиетис, у которого, не секрет, конфликт с руководством латвийской сборной. Но я на это не пойду никогда. Во-первых, потому что как аукнется, так и откликнется. Нельзя исключать обратного варианта, при котором наши таланты захотят сбежать к соседям. А, во-вторых, нельзя все-таки все мерить деньгами и заменять флаг своей страны долларом. Что же до нового главного тренера сборной, то надеюсь определиться с ним до 1 декабря, каким бы сложным ни был выбор.
 
11:51 03/11/2009




Loading...


загружаются комментарии