Фристайл. Антон Кушнир считает уровень белорусов соответствующим олимпиаде

Одним из видов спорта, в котором беларусы рассчитывают на олимпийские медали, является лыжная акробатика. Перед началом нового сезона один из лидеров команды,  Антон Кушнир рассказал «Спортивной Панораме» о своей и сборной Беларуси подготовке к ответственным стартам.

Фристайл. Антон Кушнир считает уровень белорусов соответствующим олимпиаде
— В целом летне-осенняя подготовка получилась довольно плодотворной. Особенно понравился последний сбор на водном трамплине в Швейцарии, на котором усердно поработали над программными прыжками, в том числе над тройным сальто с пятью винтами. Мне удалось сделать порядка двадцати таких попыток. Возможно, уже на ближайшем сборе в финской Руке попробую исполнить его на снегу. Максимум внимания уделили и шлифовке тройных сальто с четырьмя пируэтами, сделав еще большее их количество.
 
— Как получались у вас «три с пятью» на воде?
 
— Были, конечно, разные варианты — получше и похуже. Но благодаря отличию в качестве удалось прочувствовать ошибки и выйти на уровень, близкий к стабильному.
 
— Вы пробовали несколько версий этого суперпрыжка?
 
— Нет. Нынче с прицелом на Олимпиаду специально оттачивал одну из них —«два винта-винт-два винта», которую исполнял и на планетарном форуме в Инаваширо. Мы с Николаем Ивановичем Козеко решили, что этот вариант будет смотреться в воздухе наиболее ярко.
 
— Самый проблемный момент в нем — двойной пируэт в первом сальто?
 
— Да. От того, как заложишь отход, так в дальнейшем сложится и вся фигура вплоть до приземления. Мне бы, конечно, хотелось еще многое изменить в отходе. Прежде всего улучшить отталкивание, чтобы не было «свала» и «прокрутки» и легче потом было сверху приземляться. Над усовершенствованием этих деталей и работали.
 
— Николай Иванович говорил, что у вас существовали и проблемы в распределении винтов по сальто?
 
— Они были, но не ярко выраженными. Благодаря тому, что акцентировали на них внимание во время тренировок на батуте и на водном трамплине, ситуацию удалось заметно исправить.
 
— Во время исполнения «трех с пятью» на самом деле не успеваете глазами за что-то зацепиться и, что называется, крутите их вслепую?
 
— Это действительно неимоверно сложный прыжок, требующий большого технического мастерства и предельной собранности. Но если грамотно его исполнять, то в паузах между элементами можно успеть на чем-то сфокусироваться. А вообще, чтобы правильно распределить этот прыжок и удачно завершить его, нужно не только видеть, но и чувствовать как высоту, так и себя.
 
— Первый сбор на снегу оправдал ожидания?
 
— Вполне. В Саасфи не только покатались на лыжах, но и даже больше, чем рассчитывали, попрыгали, правда, только несложные двойные сальто. Основной упор делался на отработку приземления, от качества которого всегда очень сильно зависят судейские оценки. Возможно, просто подзабылись прошлогодние впечатления, но мне показалось, что нынче несколько тяжелее привыкал к зимнему инвентарю: лишь через неделю почувствовал лыжи и ботинки.
 
— В прошлом году вы экспериментировали с ботинками. На чем остановились?
 
— Из ботинок двух разных фирм скомбинировал одну пару, которая мне больше подходит. Верхнюю пластмассовую часть взял из «Далбеллы», на которых раньше прыгал, а внутренники — из «Дейлбут». Эта фирма нам с Димой Дащинским предложила попробовать их ботинки, но они оказались мягче, чем мы ожидали. Внутренники же мне подошли, потому что выливались под ногу. Естественно, они здорово сидят. Поскольку ни перед кем обязательств не имею, не чувствую себя виноватым за такое сочетание. А лыжи «ID ONE» меня полностью устраивают, они жесткие и наиболее подходят под требования лыжной акробатики.
 
— Как самочувствие?
 
— Все нормально. Весной побаливало колено, прошел курс лечения, включавший уколы и разные физиопроцедуры. Теперь ничего не беспокоит. Готов к зимней работе. В Саасфи почувствовал, как сильно соскучился по снегу, по прыжкам, от которых получал удовольствие. Что же касается спины, на которую приходится большая нагрузка, то предотвратить возможные проблемы нам помогает Егор Шамшур, регулярно делающий массаж.
 
— В начале лета вам, вроде, приходилось отвлекаться на бытовые вопросы. Можно узнать, какие?
 
— Да не было их как таковых. Просто меня отпустили съездить домой, на Украину, откуда вернулся чуть позже, чем договаривались. Видимо, это Николай Иванович и имел в виду, а после возвращения тренировок не пропускал.
 
— Жилищный вопрос у вас решен?
 
— В какой-то степени, скажем так. Я живу в служебной квартире на улице Макаенка, где еще не прописан. Думаю, этот вопрос вполне реально решить, но пока не хочется распыляться. Куда важнее, считаю, сосредоточиться на подготовке к сезону.
 
— Вы уже два раза были на олимпийском склоне. Каким его нашли?
 
— Первое впечатление — он скорее не понравился, чем понравился. Осадки тогда практически не прекращались, причем зачастую снег сменялся дождем. И, что самое неприятное, ветер постоянно менял направление. В таких условиях соревноваться неприятно и опасно. В прошлом году уже старался не обращать внимания на погоду. Она для всех одинаковая. Постарался целенаправленно отработать на результат. И пришел к выводу, что там куда большее значение имеет психологическое давление. Если ты готов физически и эмоционально, в принципе, ничто не должно сильно повлиять на выступление. Сам олимпийский склон, его конфигурация мне не очень нравятся из-за короткого перехода к трамплину после разгона. Мне требуется больше времени для размаха и подготовки элементов. Но выбирать не приходится. Постараюсь подстроиться под данный «стол».
 
— В Сайпрасе вас ждет вечерний финал. Как относитесь к прыжкам при искусственном освещении?
 
— Раньше я не очень жаловал ночные старты. Но потом стал замечать, что с заходом солнца погода становится более стабильной и спокойной. И теперь во время вечерних соревнований я даже комфортнее себя чувствую. Прежде всего, конечно, благодаря минимуму или отсутствию ветра. Для психологического спокойствия это очень важно.
 
— От кого-то из соперников сюрпризов ждете?
 
— Думаю, сильно «рвать когти» никто не будет. Претенденты на медали наверняка заявят приблизительно одинаковые программы с минимальными отличиями. Исход же борьбы будет зависеть не только от мастерства, но и во многом от психологической устойчивости.
 
— На ваш взгляд, кто будет доминировать грядущей зимой в акробатике?
 
— Желающих хоть отбавляй. Но поскольку ни с кем из сильнейших в подготовительный период не пересекались, кого-то конкретно назвать сложно. Многое будет зависеть от того, как команды проведут снежные сборы в ноябре-декабре. Вообще в нашем виде редко кому удается диктовать моду на протяжении нескольких сезонов. Завидной стабильностью отличался разве только канадец Стив Омишл. Скорее всего, и нынче он постарается стать одним из лидеров. На главных стартах у него, правда, порой случаются неурядицы, о чем Стив знает. Но когда ему удается справиться с эмоциями, это очень опасный соперник.
 
— Наступления китайцев, от которых можно ожидать всего, чего хочешь, не опасаетесь?
 
— У них есть хорошие молодые ребята, которые вполне могут «выстрелить». От них все ждут сильного выступления. Но я считаю, что мы все сделаны из одного теста и важнее сосредоточиться на себе — на том, чтобы как можно лучше самому отработать.
 
— Напомнить о себе грозился и герой Турина Ксяопинь Хан…
 
— Мне кажется, ему трудно будет вновь выбиться в лидеры. В этом олимпийском цикле его преследовали травмы. У спортсмена был слишком длинный перерыв, после которого непросто вернуться на прежний уровень. Если Ксяопинь и будет выступать, то наверняка поскромнее.
 
— В преддверии ответственной зимы никакие проблемы не тревожат?
 
— Пока нет. Команде создаются все условия для качественной подготовки. Ко всем нашим пожеланиям прислушиваются. Нужно только усердно работать, что и делаем. Все ребята и Николай Иванович настроены очень серьезно.
 
— То, что у нас такая сильная команда, подстегивает?
 
— Это на самом деле большой плюс, который не позволяет расслабиться. Что особенно важно, мы идем, что называется, рука об руку, чувствуя надежное плечо друг друга. Между спортсменами нет недомолвок или подковырок. Наоборот, у нас очень дружелюбная атмосфера. Благодаря ей и сильны.
 
— Судейской предвзятости не опасаетесь?
 
— Мы в курсе, что она есть и будет. Нужно быть просто готовым к этому. Но мне думается, если чисто исполнить сложный прыжок, то реально исключить сбавки в оценках.
 
— На Олимпиаде у канадцев будет преимущество родного склона…
 
— Так считается, хотя не все фристайлисты любят дома выступать. На горе и в воздухе все будут равны.
 
— Однако при равном исполнении прыжков у хозяев наверняка окажется больше шансов получить оценки повыше?
 
— Я оптимист и поэтому надеюсь на беспристрастное отношение арбитров как к местным лыжным акробатам, так и к гостям.
 
16:50 20/11/2009




Loading...


загружаются комментарии