Парусный спорт. Татьяна Дроздовская считает, что ее результаты улучшаются

Белорусская гонщица Татьяна Дроздовская не смогла в прошедшем сезоне выиграть медаль чемпионата Европы по парусному спорту, однако считает, что ее результаты заметно улучшились. Спортсменка рассказала «Спортивной Панораме» о прошедшем сезоне и своих планах на сезон предстоящий.

— По сравнению с 2008-м минувший сезон получился намного лучше. Неудача на Олимпиаде меня здорово психологически надломила. Из-за нее даже начинать следующий год было очень тяжело: терзали всякие мысли. А тут еще всю зиму просидели в Минске. Естественно, к апрельскому этапу Кубка мира в Испании, который был уже третьим по счету, но первым для меня, я оказалась не готова. Вроде все правильно делала, а ничего не получалось — чувствовалась нехватка гоночной практики. Умом понимала, что наверстаю упущенное, но, будучи максималисткой по натуре, уже здесь хотела добиться большего. На следующем этапе во французском Йере и затем на Кубке страны в Минске убедилась, что форма возвращается.
— Это подтвердила и победная кубковая регата в Голландии?
— Да. Хотя первый день в Медемблике выдался просто жутким. Дул сильный ветер. Обычно я хорошо выступаю в подобных условиях, но тогда аукнулась зима. И ведь мы не сидели сложа руки, а усиленно занимались ОФП. Тем не менее пришлось лишний раз убедиться, что никакие занятия в зале не заменят специальной подготовки на воде. Кстати, столкнувшись с проблемой выезда, просили Минское горспортуправление профинансировать сбор, но поддержки не получили. После неважного старта на «Дельта Ллойд Регате» поставила перед собой задачу — правильно пройти все гонки, что и получилось. У меня оказались самые стабильные приходы из всех участниц, включая олимпийскую чемпионку Анну Тунниклифф, титулованных Пэйдж Рэйли, Софи де Туркейм. Из сильнейших не выступала только бельгийка Эви Ван Акер. Одержать победу в такой компании было особенно приятно. В Голландии я опробовала австралийскую лодку, взятую в аренду. Она была неновой, но в хорошем состоянии. Несмотря на то, что требовала привыкания, она сразу понравилась.
— То, что яхта может стать вашей, надо полагать, также вдохновило?
— Стопроцентной уверенности в этом не было. Знакомый эстонский тренер, взявший лодку в аренду, сказал, что при желании мы сможем ее приобрести. Но этот вопрос нужно было утрясти с хозяином и найти деньги. В итоге ее вместе с мачтой, парусами и всеми плавниками нам купили спонсоры — компания «Трансбункер», два года помогавшая мне специальной экипировкой, за что я несла ее рекламу на парусах. Ее директор как раз сообщил Сергею Морозову, что у фирмы появилась возможность чем-нибудь нам помочь, и, узнав о понравившейся яхте, предложил ее приобрести. При этом мы заручились и поддержкой нашей национальной федерации. Ее председатель Игорь Анатольевич Рачковский после победы в Медемблике вручил мне погоны капитана и пообещал купить лодку, если вдруг спонсор откажется. В июне на очередном этапе Кубка мира в Киле я гонялась уже на своей матчасти.
— Однако эта регата, которую вы вправе считать своей, сложилась не так, как хотелось бы…
— Это был какой-то нонсенс! Нам провели всего пять гонок, и те высосали из ничего. Все были в шоке от погоды. Обычно в Киле холодно и ветрено, а нынче было тепло, царил полный штиль. Поэтому списывать неудачу на новую лодку ни в коем случае нельзя. Это подтвердил и чемпионат Европы в Дании, который удачно складывался вплоть до последней гонки, где со мной не очень хорошо обошлись судьи. Я шла третьей в европейском зачете и реально могла удержаться на этой позиции. Но перед заключительной дистанцией меня уличили в сомнительном нарушении правил, заставив раскрутиться на 720 градусов. Несмотря на то, что немного опоздала на старт, я неплохо преодолела лавировку и на полном курсе уже шла в десятке. Финишируй я в ней — и стала бы бронзовым призером. Но в этот момент ко мне подъехали судьи и показали второй желтый флаг, из-за чего пришлось покинуть гонку. Хотя я не качала лодку. Это подтвердили потом и многие тренеры, следившие за развитием событий. Естественно, поблизости двигались другие яхты, катера. Возможно, меня где-то и подбрасывало. Но специально я к пампингу не прибегала, поскольку прекрасно осознавала, что уже имею один желтый флаг и в случае второго все потеряю. Я просто шла, насвистывая, как люблю в такую погоду. Меня здорово выкатывало на полном курсе, для которого выбрала правильную сторону. И вдруг… По мнению многих специалистов, меня наказали только потому, что следом шла местная яхтсменка Альберте Линдберг, которой таким образом помогли завоевать «бронзу». Я же из-за дисквалификации сразу свалилась на десятое место.
— Представляю, как обидно было…
— Не то слово! Ведь реальную медаль отобрали. И я готова была сильно. Несмотря на тяжелое течение и разные ветры, гонки провела довольно ровно.
— А впереди ждал чемпионат мира в Японии…
— Благодаря тому, что он начинался через две недели, за которые нужно было успеть решить массу оргвопросов, быстро избавилась от переживаний. В Японии, увы, убедилась, что для меня чем проще условия, тем хуже. Там нужно было взять старт, скажем, с правой стороны, уйти в «угол» и затем двигаться на знак. Я вроде и старалась по этой формуле действовать, но оказывалось, что крутила повороты раньше времени и на этом проигрывала.
— И под занавес сезона вы побывали на последнем этапе Кубка мира в Англии…
— Да. Гонялись на олимпийской акватории в Веймут-Портланде, что в 350 км от Лондона. Кстати, чтобы иметь возможность тренироваться на Ла-Манше в течение года, нужно заплатить 40 тысяч фунтов. Условия там очень сложные — течение и волна с одной стороны, а ветер — с другой. В следующем году сроки этапа будут приближены к олимпийским. Это позволит посмотреть, как работают ветер, течение и волна в августе. Нынче же гонки были очень тяжелыми. Во-первых, далеко стояла дистанция. У них бухта такая, как у нас все Минское море. Минут 40 только ее проходили. И дуло очень сильно — не меньше 25 узлов. В такую погоду обычно соревнования отменяют, а там по две гонки проводили и только в один из дней, когда порывы достигли 33 узлов, нам устроили выходной. Олимпийская регата, судя по всему, тоже может получиться суровой. Сложность в том, что на полных курсах я очень люблю кататься на волне, а здесь этого делать было ни в коем случае нельзя. К тамошней боковой волне успели прирулиться только француженки Софи Туркейм и Сара Стюарт, которые приехали в Веймут за десять дней. Они видели ветер, понимали, что и как делать в тех условиях. А выиграла регату знаменитая финка Сари Мультала, передумавшая завершать карьеру. Это была ее погода.
— Но и вы, помнится, любили сильный ветер…
— Как-то я теперь не жалую его. Наверное, и на победном чемпионате мира в Каскайсе погода была не совсем моей, просто там все удачно сложилось. В сильный ветер некомфортно чувствуешь себя перед стартом и гоняться тяжело.
— Но вы рассказывали о несказанном удовольствии, когда летишь на волне…
— Чтобы тебя понесло на полном курсе, нужно сначала пройти лавировку, а это очень непросто. Поэтому мне больше нравится средний ветер.
— Еще не так давно у вас были проблемы в «кислых» условиях. Избавились от них?
— По крайней мере, значительно поправила ситуацию. Уже не чувствую себя такой ущемленной, как раньше в эту погоду. Два вторых прихода на той же «Дельта Ллойд Регате» показали, что могу великолепно гоняться и в слабый ветер. И чемпионат Европы это подтвердил.
— В таких условиях гонки получаются долгими и нудными. Наверное, о многом успеваете передумать?
— У нас говорят, что если посвистишь или поскребешь по мачте, тогда ветер появится. Что и делаю. Порывы действительно приходят такие, что по крайней мере на борту можно сидеть. А мысли разные вертятся в голове, но почти все о гонках — куда пойти, не скрутить ли поворот…
— Мелодии какие-то конкретные насвистываете?
— Нет, всегда разные. Как правило, что-то из того, что слушала в машине.
— А кто ваш любимый исполнитель?
— Сейчас мне очень нравится Ираклий Пирцхалава. Но не только он. С удовольствием слушаю Алсу, Софию Ротару, Николая Баскова, Александра Розенбаума. И Кадышеву люблю, не так давно даже на концерт ее ходила и получила массу положительных эмоций.
— На чьи-то еще шоу в последнее время выбирались?
— Нет. Только с ребенком побывали на представлении Московского цирка на льду. Мне очень понравилось. И Коля на удивление спокойно высидел весь спектакль, даже орешки и конфеты, которыми запаслась на всякий случай, не понадобились. Он только все время спрашивал, не холодно ли артисткам кататься в одних платьицах, поскольку сам сидел в шапке и куртке.
— К парусу его еще не привлекаете?
— Думаю, следующим летом, когда ему будет четыре года, он непременно посидит в яхте один, подергает за веревочки, пройдет вдоль берега. А пока обожает кататься на катере. Хочу отдать сына в секцию гимнастики или спортивных танцев, но он отказывается куда-либо ходить. И садик не любит. Упрямый жутко.
— Надеетесь, что сын пойдет по вашим стопам?
— Я хочу, чтобы он занимался спортом, а каким — пусть сам выбирает. Не представляю его музыкантом или художником.
— А вдруг у него талант?
— К рисованию, как и у меня, точно нет. Слух вроде есть. По крайней мере, мелодию хорошо схватывает и петь любит. Но я не выдержу музыканта в доме. На гитаре пусть тренькает, но всерьез занимается спортом. Естественно, попробую увлечь его парусом, но если не понравится, удерживать не буду.
— На сборах как проводите свободное время?
— Да его нет почти. Утро всегда начинается с ОФП. Потом завтрак, который сами себе готовим. Покушаем и идем в яхт-клуб, где готовим материальную часть и тренируемся на воде. Час отдохнем и вновь на тренировку. Вечером кино посмотрю или книжку почитаю — и отбой. Раньше любила вязать салфетки или носки, но в последнее время отдавала предпочтение чтению, романам Ремарка или Артура Хейли. Люблю также книги про войну и историческую документальную литературу.
— С кем из зарубежных яхтсменок нравится работать в спарринге?
— С полькой Катаржиной Жотынской, теперь Деберни. Она очень открыто всегда тренируется, ничего не утаивая и без показушности. Анна Тунниклиф во Франции или Германии также всегда предлагает вместе выходить на воду. Она даже приглашала меня приехать к ним для совместных тренировок в американскую академию. Мексиканка Таня Эллис Калес, израильтянка Нуфар Эдельман — тоже великолепные спарринг-партнеры. Жалко, что последней после чемпионата Европы федерация отказалась финансировать дальнейшую подготовку. Однако Нуфар все равно звала приезжать в Израиль на сбор на полное ее обеспечение. Там действительно прекрасные условия для тренировок. Может, как-нибудь зимой воспользуемся ее предложением.
— Капитану погранвойск часто приходится примерять военную форму?
— В последний раз надевала ее, получив капитанское звание, — чтобы сделать фото для личного дела. И очень благодарна Игорю Анатольевичу Рачковскому за то, что как член спортивной команды могу заниматься непосредственно своим делом — тренироваться и выступать.
— Судя по всему, вы собираетесь связать с погранвойсками свое будущее?
— Наверное, да. Командовать взводом не хотела бы. Как и становиться тренером. А вот заниматься оргвопросами в федерации, которая, надеюсь, продолжит с погранвойсками тесное сотрудничество, вполне могла бы.
— У вас есть любимая акватория?
— Голландская в Медемблике. Она похожа на наше Минское море, только с волной чуть побольше. И на Средиземном море в Йере, если дует с востока, просто шикарная волна. Нынче во время тренировок с Анкой Тунниклифф я творила настоящие чудеса, на полном курсе улетая от американки на полкилометра. Сергей Николаевич даже просил притормозить. Главное там было — пройти лавировку.
— А какая страна больше нравится?
— Опять же Голландия. Мне нравится ее природа, теплый климат, маленькие домики. И люди там хорошие. Но жить я нигде не смогла бы. Даже со всей своей родней не хотела бы никуда уезжать из Беларуси. Таких отношений, общения, как у нас, нигде нет.
— У вас есть идеал яхтсменки, на которую не прочь походить?
— Нет. Я хочу быть сама собой. А поучиться у той же Тунниклифф технике ведения яхты в любую погоду можно. Мне до нее еще далеко. И характер Анны мне импонирует. Она спокойная и доброжелательная со всеми.
— Как отпуск прошел?
— Слишком быстро. Затеяв ремонт ванной, вынуждена была бегать по магазинам. И максимум внимания уделяла сынишке.
— Какие ближайшие планы?
— В декабре хотели выехать на первый этап Кубка мира в Австралию, но организаторы запросили депозит в тысячу долларов, который в случае какой-то поломки не возвращается. А поскольку спортсменок в моем классе пока заявилось немного, мы раздумываем, стоит ли овчинка выделки. Если откажемся от этого варианта, тогда, скорее всего, поедем на сбор в Паламос, где, как всегда, выступим в Рождественской регате.
 
 
17:15 25/11/2009




Loading...


загружаются комментарии