Гребля. Белорусские гребцы признаны лучшими в мире

По итогам прошедшего сезона белорусская сборная впервые в истории признана лучшей в мире. Выиграв на чемпионате мира в Канаде семь финалов, белорусы удивили видавших виды специалистов!


Гребля. Белорусские гребцы признаны лучшими в мире
В письме, пришедшем из международной федерации, подтверждается, что такой фурор стал для всей общественности вида большой неожиданностью. Об успешном выступлении белорусов на международной арене рассказал «Спортивной Панораме» главный тренер белорусской сборной Владимир Шантарович. Он сообщил о спортсменах, успешнее всего выступивших на соревнованиях.
— Прежде всего удивила байдарка-двойка в спринте. Роман Петрушенко с Вадимом Махневым к тому моменту выступили в четверке на 1000 и 200 м и в двойке на «пятисотке». Причем решающий заезд на последней состоялся лишь двадцатью минутами раньше. Они толком не отдышались и должны были выходить на очередную битву с испанцами. Я не сомневался, что она будет жесткой, но не думал, что завершится нашей победой. Кравиотто и Перес, кстати, не поверили в свое поражение и подали протест. Но тщательный просмотр фотофиниша подтвердил викторию Романа с Вадимом.
— «Пятисотка» в байдарке-двойке до сих пор, по сути, сводилась к дуэли Петрушенко/Махнева с Раухе/Вийскоттером. Отсутствие немцев облегчило парням задачу?
— Не думаю. Ведь остались не менее грозные испанцы, выигравшие Олимпиаду в Пекине. А Вийскоттер всю прошлую зиму, говорят, проболел. Чемпионат Европы, где они с Рональдом финишировали только седьмыми, не вселил оптимизма, и Тим решил долечиваться. Раухе пришлось сесть в одиночку. Уверен, когда Вийскоттер восстановится, этот экипаж воссоединится и битва титанов продолжится. Мы постараемся подойти к ней во всеоружии. Прежде всего с учетом изменений олимпийской программы внесем коррективы в методику подготовки.
— Кто еще прыгнул выше головы?
— Денис Гаража. Его с полным правом можно назвать открытием сезона.
— Его неожиданный взлет состоялся еще на чемпионате Европы, где перед спортсменом ставилась задача лишь попасть в шестерку…
— Перед стартами очень важен психологический комфорт. Поэтому задание не должно быть потолочным. Но мы надеялись на успех Дениса. Предпосылкой к этому служила его прошлогодняя победа на чемпионате мира среди студентов, где из элиты не было, наверное, только немца и венгра. Там он обыграл уже именитого литовца Евгения Шуклина, что говорило о хорошем потенциале каноиста. Денис — не ярко выраженный спринтер. У него есть запас дистанционной скорости. И уже сейчас он отличается ровным и грамотным прохождением дистанции, какое обычно демонстрируют великие гребцы, такие, как Петрушенко/Махнев, штампующие обе половины за 43,5 секунды. Не уйти со старта сломя голову, а хладнокровно вести борьбу очень нелегко. Денису это, может пока и неосознанно, удается.
— У него железные нервы?
— Думаю, да. Он умеет настроиться на гонку. В Дартмуте на старт в одиночке выходил в ранге чемпиона мира в четверке, финал в которой поздно закончился. Но и в этой непростой ситуации Денис показал себя молодцом — не изменил своей тактике.
— У лидеров в каноэ-двойке братьев Богдановичей сезон получился не таким ярким…
— Экипаж надеялся по каким-то своим ощущениям, что за две-три недели сможет мобилизоваться и «родить» желаемый результат. Однако сказался недобор подготовки в базовом периоде и затем во втором. Это было связано с болезнью Андрея. Во время игры в футбол ему сломали нос. Удалось обойтись без операции, но все равно первый тренировочный блок оказался скомканным. Александр был готов посильнее. На кубковых этапах их лодка достойно смотрелась главным образом за счет мобилизации, но на ней весь сезон не вытянешь. А вообще, считаю, если олимпийский чемпион думает пропустить сезон или провести его в комфорте, он должен об этом объявить. Андрей этого не сделал. Возможно, он пребывал в легкой эйфории после Пекина. Мне такого отношения к делу не понять. Не устану повторять: спорт высших достижений — это производство. Как на заводе рабочие должны выполнять норму, так и атлеты — добиваться поставленных целей. Золотая деталь ржаветь не должна.
— Владимир Владимирович, а чем вы объясните секрет нынешнего успеха – тем, что наша команда стала сильнее или, может, конкуренция упала?
— Любая победа — это рождение или повторение мирового рекорда, в зависимости от плотности воды, встречного или попутного ветра. Если ребята едут по высшим планетарным результатам на тренировках, значит, мы стали сильнее, а соперники приостановились. Конкуренция же, поверьте, не уменьшилась.
— В чем сила вашей методики?
— В первую очередь я требую от спортсменов профессионального отношения к делу. Во-вторых, любая тренировка, направленная на стратегическое развитие каких-то качеств, должна быть правильно построенной. Предела совершенству методики нет. Высокий запас дистанционной скорости обеспечивается развитием силовых компонентов, коих множество. Над этим и работаем. Если на тренировке экипаж едет по мировому рекорду, а на планетарной регате нет, подключаем психолога — Ирину Игнатову. С командой работает биохимик Михаил Шкуматов. Без этих специалистов, а также врача, физиолога, массажиста ни один сбор, считаю, не должен подписываться. За 30 лет работы со сборными всех уровней, включая команду Советского Союза, я пришел к выводу: есть средний спортсмен, который при грамотной подготовке может стать призером чемпионата мира, и гениальный – способный завоевать олимпийское «золото». Другого деления не признаю. Если гребец остался в профессиональном спорте после 23 лет, значит, он может показать результат.
Мы только начинаем олимпийский цикл, а я уже знаю, на какие дни запланированы в Лондоне старты гребцов и сколько лицензий разыгрывается в 2011 году. Совсем скоро получу информацию о розе ветров и плотности воды в акватории, на которой пройдет отбор. Буду заниматься инвентарем…
— Лодки, кстати, для белорусской сборной изготавливают по индивидуальному заказу?
— Да, в зависимости от веса спортсменов, размаха рук, длины ног, посадки. Уже десять лет мы сотрудничаем с фирмой «Пластекс».
Еще одним важным слагаемым успеха считаю тесное взаимодействие с лабораторией Гомельского госуниверситета, которую создали вместе с Геннадием Нарскиным. После каждого блока подготовки команда обязательно обследуется. Постоянная функциональная диагностика с использованием газоанализатора очень важна. Без нее управление подготовкой невозможно.
— Благодаря этому удается избегать и травм у спортсменов?
— Если спортсмен не выходит на 95—97 процентов готовности от его модели, на чемпионате мира мобилизация наступит только с травмой — грыжей спины или шеи. Такое отношение к собственному здоровью считаю преступным. Перед планетарной регатой на первой половине дистанции гребец должен показывать 102—103 процента от запланированной скорости, чтобы идти ее уверенно. И никаких здесь секретов нет. Просто все до мелочей продумано и просчитано.
— Интересно, у вас есть цифры, с какой силой гребцы перелопачивают воду, скажем, на «двухсотке»?
— Есть. На старте приложение усилий составляет порядка 60 кг, а по дистанции – 40. В среднем получается по 50 кг на каждую руку или 100 в цикле. Таких движений под рекорд мира набирается 90. То есть за 30 секунд спортсмен переворачивает 9 тонн.
— С вводом в строй современных гребных баз появляется возможность проведения в Беларуси крупных регат. Что-то делается в этом направлении?
— Конечно. Вместе с судьей международной категории Сергеем Шаблыко, который входит в технический комитет международной федерации, собираемся инициировать вопрос о проведении в Бресте или Минске молодежного чемпионата мира (до 23 лет) 2012 года. Если найдем поддержку в Минспорта, тогда пошлем заявку. И этапы Кубка мира после этого будем привозить в нашу страну. Многие команды давно хотят с ней познакомиться.
Национальные же старты уже можно организовывать на высоком уровне в нескольких регионах. Совсем недавно, 8 ноября сдан еще один шикарный канал в Гомеле с вышкой и трибунами. Единственный минус — к нему не «привязана» гостиница. А в Бресте, на мой взгляд, желательно усовершенствовать пищеблок и сделать недорогой выход на большую воду Мухавца, чтобы спортсменам не приходилось кружиться в радиусе 6 км. Пока сосредоточить там две гребли — академическую и нашу — нереально. В Заславле также важно достроить гостиницу, разобраться с пищеблоком и выходом на акваторию Минского моря. Но не стоит воспринимать эти слова как задание кому-то. Таково лишь мое видение данных баз. Коль уж вложены в строительство упомянутых каналов немалые средства, так, считаю, их нужно довести до ума.
— Какой метод вы предпочитаете в работе – кнута или пряника?
— Понимания. Не люблю повышать голос, хотя иногда приходится.
— А вы всегда понимаете подопечных?
— Нет. Не понимаю халатного, преступного отношения к своему здоровью. Не понимаю недовыполнения программы. Это все равно что на заводе не доточить деталь. Как можно потом прийти в кассу за зарплатой, причем немалой? Поэтому для некоторых спортсменов, долго проболевших, пусть и показавших результат, устанавливаю полугодичный испытательный срок — до первых стартов.
— Ваше общение со спортсменами ограничивается только вопросами спорта или можете за жизнь поговорить?
— Готов обсуждать любые темы. Опыта и кругозора у меня хватает. Если вижу, что парням интересно, от общения не ухожу.
— Открываются?
— Иногда. А вообще, у меня команда компьютерщиков. За своими ноутбуками они проводят почти все свободное время.
— У некоторых ваших подопечных есть и другие увлечения, к примеру рыбалка…
— Ой, какого мы сома поймали на предыдущем сборе в Тирасполе! Под 100 кг и 232 сантиметра в длину! Рома Петрушенко с моим помощником Виталием Гудом его на мель завели и с трудом в лодку заволокли. Я, кстати, на стажировку в команду сейчас беру только молодых тренеров — до 30 лет. Считаю, 40-летнему не понять всех секретов совершенствования подготовки даже за десять лет. Хочу подготовить новое поколение специалистов из бывших спортсменов, причем не обязательно великих, потому что не каждый из них способен стать сильным тренером. В настоящий момент работаем, как уже сказал, с Виталием Гудом.
— Рыбалка — это и ваше увлечение?
— Нет. Я в свободное время, если оно вдруг появляется, только методику пишу. И дома вечерами ею же занимаюсь. У меня стол всегда завален бумагами. На компьютере мало работаю, потому что сильно садится зрение.
— Жена не бастует?
— Нет. Она мой большой помощник. С ее стороны всегда нахожу полное понимание. А к своим увлечениям могу отнести, наверное, сауну, в которой готов париться каждый день, но, конечно, не по полной программе.
— Многие тренеры приводят в свой вид собственных детей…
— Мой сын Андрей также занимался греблей. Выполнил норматив мастера спорта. Сейчас ему 28 лет. Он закончил ГГУ, аспирантуру. Собирается защитить диссертацию по методике подготовки по двум олимпийским циклам. Я очень часто с ним советуюсь. Андрей не прошел через горнило большого спорта, но, закончив специализированный вуз и аспирантуру, приобрел хорошие знания. Мы обсуждаем с ним любые вопросы, касающиеся управления процессом, базовых отрезков, развития аэробных компонентов, темповых характеристик, индивидуальной скорости спринтера, стайера, тренировочных объемов, которые изменяются в сторону уменьшения. В первом олимпийском цикле мои спортсмены наработали 24 тысячи километров, перед Пекином – уже 20 тысяч, а к Лондону планируем сделать 18.
— Где собираетесь готовиться к следующему сезону? В прошлом году, помнится, вы открыли для себя отличную базу во Франции.
— Будем исходить из выделенных средств. Если они позволят, то во Франции вновь проведем спаренный сбор протяженностью 28—30 дней по комплектованию командных экипажей.
17:12 09/12/2009




Loading...


загружаются комментарии