Бережков: Раньше вариантов нечестной игры было меньше

В молодой белорусский  спорт проникает коррупция. Ее разоблачением активно занимается газета «Прессбол».

Бережков: Раньше вариантов нечестной игры было меньше
О своей антикоррупционной позиции рассказал «Советской Белоруссии» главный редактор «Прессбола» Владимир Бережков.
— Материалы, в  которых мы рассказываем о нечестных  играх, несут в себе в том числе  и назидательный характер. Недавняя «телефонная» серия «Даша и Сережа»  — это ведь не только фактический  рассказ о мальчике, который решил по–легкому «срубить» денег и предлагает Даше Кустовой сдать игру, он еще и о Сереже Гуренко, умеющем не поддаться соблазну, сказать твердое: «Нет, я в такие игры не играю». Это противопоставление. Есть разные люди, антигерои и герои. Очень важно, чтобы был ориентир, чтобы было на кого равняться. Помнишь, в детстве, как мы все доверчиво относились к милиционерам? Потому что воспитаны были на «Дяде Степе», честном и порядочном, всегда готовом прийти на помощь. Так и в футболе, в спорте вообще, — нужен пример настоящего человека. Вот есть БАТЭ, есть минское «Динамо», есть Гуренко... Сергей, разговаривая с настоящими «плохими мальчиками», которые только за телефон Франческо Тотти готовы были выложить полтора миллиона долларов, был не в образе, знать не знал, что разговор станет достоянием гласности, и, тем не менее, без тени сомнения отказал. Категорично. Я человек не кровожадный и цели засадить кого бы то ни было за решетку не ставлю. Если бы Шанталосов сказал: понимаю, это моя вина, признаю, больше такого не повторится, — я бы его понял, постарался понять. И звонившему Дарье Сергею Тарасевичу я не желаю тюрьмы, у меня у самого сын 23 лет от роду, я хочу только, чтобы он кое–что понял, а вместе с ним и другие переосмыслили, переоценили.
...Перед Бережковым  на редакционном столе лежит  пухлая папка с надписью «Шанталосов», где собраны все материалы  нашумевшего дела, а сверху —  газета «Спорт–Экспресс» с тем  самым «сенсационным» интервью.
— Одной из первых публикаций вашей газеты, посвященных коррупции, стали пресловутые «Сказки братьев Андерсенов». В эпической форме журналисты говорили в том материале о договорных матчах в чемпионате страны по футболу...
— «Прессбол» об этом писал всегда. Еще когда минское  «Динамо» играло в первенстве СССР и отдало «за долги» домашний матч «Спартаку» из Владикавказа...
— Вы тогда, помню, вышли с совершенно шикарной первой полосой...
— Да, мы разместили рисованную иллюстрацию, на которой  в театральном антураже с занавесом  и суфлерской будкой Али Алчагиров забивал в ворота минчан решающий гол. Мы это назвали тогда «Гастроли владикавказского театра драмы и комедии в Минске», а Володя Богданов написал гениальную фразу на «случайный», не запланированный по сценарию гол динамовского нападающего: «Михаил Мархель бил мимо, но промахнулся». Ту информацию о сдаче игры, кстати, никто так и не опроверг, более того, ее в одном из недавних интервью нашей газете подтвердил Сергей Герасимец. Потом были те самые «Братья», одним из которых выступил я. Если зайти за кулисы любого вида спорта, а журналист — профессионал своего дела — всегда имеет туда доступ, то нетрудно убедиться: все знают о том, что нечестные игры ведутся, и все об этом говорят. Но не вслух. Не можем об этом в открытую писать и мы, потому что собрать доказательную базу почти невозможно.
— Тем не менее,  вам в последнее время это  удается...
— Больше всего  меня шокировало отсутствие всякой реакции  со стороны кого бы то ни было на нашу громкую публикацию «Даша и Сережа». В теннисе продается почти  каждый второй матч — это секрет полишинеля, но все об этом молчат. Ничего не произошло и после выхода нашей статьи в свет. Люди теннисного мира восприняли это как должное. И сегодня делают вид, что все в порядке. На этом фоне федерация футбола совершила в некотором роде подвиг. Не знаю почему. Возможно, потому, что Геннадий Невыглас пришел на руководящую должность в АБФФ не из футбольной среды. Если бы на его месте был футбольный функционер, тем более старой, советской закваски, я сомневаюсь, что «делу Шанталосова» был бы дан такой ход: подключились правоохранительные органы, было проведено расследование. В здоровом обществе так и должно быть, так происходит в Италии или Германии, где борьба за чистоту футбола сегодня ведется жесткая и активная. У нас же еще осталась печать СССР, большое лицемерие: есть одна жизнь — для публики, а есть вторая, где воруют и врут, но о ней — ни слова.
— Вы ни разу не пожалели о том, что развернули свою «Операцию «Крот»? Нервов она у  вас отобрала немало...
— У нас работа такая. И в этой операции мы не совершили практически ни одной ошибки. Со стороны Шанталосова была предпринята очень агрессивная манера защиты, вместо того чтобы признать свою вину, он пошел в атаку, заявил, что я вымогал у него 10 тысяч долларов, чтобы не публиковать имевшийся материал... Но все закончилось логично: подписывая документ о закрытии дела ввиду срока давности, не дающего права на реабилитацию — вот этот документ и вот оригинальная подпись Шанталосова, — он тем самым признал себя преступником и подписался под этим.
— Тем неожиданнее  были его недавние «откровения» в  «Спорт–Экспрессе»...
— В том, что  это интервью заказное, у меня нет  никаких сомнений. Потому что такое  уважаемое издание, как «СЭ», просто не может опубликовать разом столько непроверенной информации. Мало того, что факты не соответствуют действительности, они еще оскорбляют честь и достоинство многих людей. Я думаю, что таким образом Шанталосов попытался себя реабилитировать в глазах российской футбольной элиты. Да, дисциплинарный комитет ФИФА по каким–то причинам, мне неведомым, не распространил санкцию АБФФ в отношении Шанталосова на весь мировой футбол, хотя юридическая служба АБФФ это решение оспаривает. Но негласный «волчий билет» за Шанталосовым остался. С такой репутацией в футболе этому человеку делать нечего. Вот он и попытался себя обелить. И, видимо, решил, что чем больший бред он при этом будет нести, тем лучше. В «СЭ», кстати, написали, что Валерий сейчас работает тренером вратарей в «Химках», но на официальном сайте клуба такой тренер не числится. Как он там работает, как получает зарплату, я не знаю. А то, что Шанталосов мог проплатить такой материал, я не сомневаюсь.
— Знаю, что вы написали письмо на имя главного редактора  «Спорт–Экспресса» Владимира Гескина. Ответ получили?
— Нет. И я  уже практически нашел адвоката в Москве, который будет в суде защищать мои честь и достоинство, исковое заявление почти готово. Честно говоря, сперва не хотел подавать в суд на «Спорт–Экспресс». Но не ожидал, что Володя Гескин, с которым мы знакомы еще с Олимпиады в Нагано, никак не отреагирует. Так что теперь иск будет предъявлен и газете, и Шанталосову. То же самое, насколько я знаю, собирается сделать и Геннадий Тумилович, выставленный в статье просто каким–то бандитом с большой дороги. Он мне звонил, говорил, что в Сочи, в клубе, в котором он сейчас работает, у него начался кавардак, работодатели стали задавать вопросы, не понимают, чему и кому верить.
— Бич современного спорта — букмекерские конторы. В них вроде и нет ничего криминального — азартная игра, не более, но когда на ставках начинают играть футболисты, получается совершенно другая песня.
— Это страшное дело. Раньше вариантов нечестной  игры было гораздо меньше: команды  делили очки, продавали матчи за деньги или подкупали судью. Теперь же появились третьи лица — люди, которые материально заинтересованы в определенном результате. То есть преступное поле расширилось многократно. А если ставку сделал футболист, даже если он не подвержен влиянию этих третьих лиц, то все равно на уровне подсознания будет работать на результат. Если нападающий, например, поставил на победу собственной команды — 1:0, разве станет он при стопроцентной возможности забивать второй мяч? А если ставит голкипер, и на поражение своей команды с нужным результатом? А они ведь ставят, в этом нет никаких сомнений. Знаю, что в ведущих командах даже есть пункты в контрактах, которые запрещают футболистам играть в тотализатор. Хотя и это не выход. Делать ставки можно через третьих лиц — бабушек, дедушек, тещ и тестей.
— И последний  вопрос, который интересует многих. Записи, которые вы обнародовали, на дороге не валяются. Чтобы их получить и тем более сделать, нужно  быть человеком непростым. Как они  у вас оказались?
— Когда была расшифрована пленка по делу Шанталосова, все решили, что это дело рук Тумиловича, потому что он здесь выглядит в лучшем свете. Это неправда. Сейчас, когда свет увидели записи разговоров Гуренко, многие думают, что сам Сергей и принес их в редакцию, потому что он в этих разговорах красавец. А теннисные переговоры в таком случае тоже его рук дело? Ни Тумилович, ни Гуренко, ни, естественно, Кустова мне никаких записей не приносили. Кто? Это моя журналистская тайна, которую согласно закону о СМИ я не вправе раскрыть.
12:12 18/12/2009




Loading...


загружаются комментарии