Кушнир: Мой прапрадед говорил, что «діло покаже»

Белорусский фристайлист Антон Кушнир ― уроженец украинского Ровно, где живет вся его семья, ― отпраздновал очередную победу на этапе Кубка мира в американском Лейк-Плэсиде. За сутки до отъезда на Олимпийские Игры триумфатор рассказал «Салідарнасці» о личной жизни, подарке для мамы и с каким настроением летит в Ванкувер.

Кушнир: Мой прапрадед говорил, что «діло покаже»
С 25-летним Антоном Кушниром, который на этапе Кубка мира триумфально «перепрыгнул» множество соперников, мы встретились накануне в одном из ресторанов Минска. В белорусской столице наша гордость задержалась лишь на два дня.
― Какое ощущение испытывает человек, который в очередной раз завоевывает первое место?
― «Золото» получать всегда приятно. Правда, осознание победы приходит на следующий день. Чувствуешь себя уставшим, но эти ощущения позитивные.
Самым ярким моментом было, когда в американском Дир-Вэлли набрал наивысшую сумму баллов ― это был рекорд мира, очередная ступень, на которую поднялся. Очень хотелось это сделать ― и я сумел.
― А реакция соперников?
― Ребята после первых стартов поздравляли. А потом ― это было как в порядке вещей.
Внимание, конечно, всегда приятно. Но я стараюсь сильно не запускать это в подсознание, чтобы не задирать нос. Мне не нравится, когда люди, в подобных случаях, ведут себя неадекватно. Я не хочу таким быть, и сам не считаюсь с такими людьми. Общаюсь ― да, но уважения к ним не испытываю. Задирать нос ― это не хорошо.
― Существует ли личный ритуал, которому ты придерживаешься перед важными соревнованиями?
― Я не считаю себя суеверным человеком. Это по поводу всяких заморочек типа черных кошек.
А что касается ритуалов ― да, они есть. Накануне может быть кино, книги, общение… Но без особого усердия. Сексом не заниматься, не думать о соревнованиях… А в сам день ― определенный настрой с нужной установкой.
― Как отмечали последнюю победу?
― После победы в Дир-Вэлли меня начали беспокоить колени и спина. Я затревожился, и даже испугался, если честно. Но были предприняты меры.
Соответственно, и в плане отмечаний не было ничего лишнего, поскольку алкоголь влияет на физическое состояние. Так что с Димой Дащинским и американскими товарищами на часок выехали перекусить в ресторан. В общем, отмечали нешумно.
― Когда наблюдаешь за фристайлистами с экрана ― мурашки по коже бегут. Нормальные люди на такие риски не пойдут.
― Ты так говоришь, как будто мы ненормальные люди (смеется).
― Именно об этом я и хотела сказать…
― Мы нормальные люди, живем обычной жизнью. Просто занимаемся немного экстремальным видом спорта. А так ― у нас такие же, как и у всех, радости и печали.
― Но от экстрима зависимость появляется?
― Спортсмен, который поднялся на какой-то пьедестал, всегда хочет это повторить и приумножить. Зависимость, безусловно, существует. И лично у меня не потому, что это какая-то слава. А потому что мне хочется достигать заданных самим собой целей. От этого становишься сильнее.
― Это ведь очень страшно так летать, как вы летаете?
― Страшно, конечно. Бывает менее, бывает более… Но это разумный страх. В начале сезона он проявляется больше. В процессе ― преодолевается, прыжки становятся работой. А паниковать в нашем деле ― вообще смысла нет! (Улыбается).
― Какие у тебя есть интересы помимо большого спорта?
― Время от времени хожу с друзьями на концерты. Из последних ― «Океан Эльзы», «Ума Турман»… На хоккей хочу сходить ― ни разу не бывал. Хотя с уважением отношусь ко всем видам спорта.
Читаю «Сестру Керри» Теодора Драйзера, недавно закончил изучать биографию Микеланджело. Люблю кино. Вот, пытаюсь собрать коллекцию душевных, жизненных фильмов. Поначалу, когда только начал этим заниматься, люди просили что-то посмотреть. Давал по пять-десять фильмов ― неудобно было отказывать. Но в последнее время перестал раздавать, потому что чаще всего диски не возвращаются. Так что сейчас восстанавливаю фильмотеку.
― Какие подарки привез близким из США?
― Не хотелось бы некоторые вещи рассекречивать. Но сестре подарок готов, племяннику тоже, братику и папе... Маме, по ее просьбе, везу кроссовки.
Это не какие-то сверхъестественные подарки. Это обычные вещи, которые, порой, просто необходимы. Своей девушке Татьяне на Татьянин день подарил туалетную воду Gucci.
― О девушке расскажешь? Кто она?
― Не хотелось бы распространятся на эту тему. У нас хорошие отношения. Она живет в Украине. Приезжаем, по возможности, друг к другу.
― Резкий, конечно, поворот… Но не могу не вспомнить о Диме Раке. Часто ли ваша команда его навещает? Как он сейчас?
― Это болезненная история для всех. Тяжело ее переживали…
Регулярно видимся с Димой. И сами приезжаем, и на тренировки его забираем. Он, порой, возле станка какие-то упражнения с нами делает… И у меня все-таки есть надежда и вера в то, что Дима восстановится.
- Ты сам из Украины. Следишь за выборами? Голосовал ли?
― Еще до шестнадцати лет я переехал сюда. Сейчас я гражданин Беларуси и в украинских выборах участия не принимаю. Не вникаю, кто из кандидатов лучше, кто хуже. Хочу лишь, чтобы людям в Украине жилось хорошо.
― А в Беларуси как тебе живется? Есть ли свое жилье?
― Я не жалуюсь. Своей квартиры пока нет, хотя хотелось бы, конечно. Но я прикладываю усилия, и, думаю, со временем этот вопрос решится. Пока третий год живу в квартире, которую мне выделило общество «Динамо». В нем я состою.
― Призерам Олимпийских Игр обещают большие денежные призы. Ты представлял, как бы распорядился этими деньгами?
― Я об этом не думал. Не люблю заниматься подобными делами. Посмотрим! Мой прапрадедушка всегда говорил: «Діло покаже!»
09:20 26/01/2010




Loading...


загружаются комментарии