Футбол. Криушенко уже чувствует себя российским тренером

В прошедшем  сезоне новосибирская «Сибирь» под  руководством белорусского тренера  Игоря Криушенко вышла в российскую премьер-лигу. Немалая заслуга в этом и белорусского тренера.

Криушенко рассказал «Спорт-экспрессу» о своей работе в клубе и планах на предстоящий сезон.
- Какая задача  стояла перед прошлым сезоном?
- Побороться  за «пятерку».
- В какой момент  поняли, что реально замахнуться  и на другие места?
- Когда начался чемпионат. А когда первый круг прошли здорово, укрепился в этой мысли.
- Говорят, отстирывать  костюм от шампанского не так  просто. Вам удалось?
- Удалось. Я  был готов к такому раскладу - и специально оделся во все  спортивное.
- Вас качали  по случаю выхода в премьер-лигу?
- Качали! Прямо  на поле!
- Что чувствовали?
- Приближение  к звездам.
- Кто-то из  тренеров мне описывал ощущения: "Думал об одном - лишь бы  не уронили".
- А меня качали  в четвертый раз - так что  я опытный. Знаю, как правильно  группироваться. До этого было два чемпионства и Кубок Беларуси. А поздравлений сколько было - из той же Беларуси!
- Хорошо принимать  команду после тренера Оборина?  Она злая, подолгу на сборах  сидевшая - и оттого чуткая к  доброте...
- Понял, о  чем вы. Возможно, смена в отношениях футболистов с тренером и сыграла мне на руку. Но плохо о предшественнике говорить не стану.
- После отставки  Лаудрупа футболисты подошли  к Карпину с просьбой разрешить  включать перед тренировкой музыку. О чем просили вас?
- Ни о чем.  Хотя индивидуальных бесед я вел много. Штрафы за нарушение режима были, до 20 процентов от зарплаты доходило, но когда был перерыв, я сам мог посидеть с футболистами, выпить. Что в этом страшного? Но когда мы работали - то работали.
- Что надо  было подправить в команде, чтобы она так взлетела?
- Объединить  ребят. Научить получать удовольствие  от футбола. Постарался убрать  всякий страх перед тренером - я так отношения не строю.
- Олимпийский  чемпион Игорь Скляров прислал  в Новосибирск из США резюме - и его взяли спортивным директором. Вы тоже присылали?
- Присылал. Потом  встретился в Москве с представителем  попечительского совета.
- Когда услышали  про резюме - вам не показалось  это странным?
- Показалось. А  потом подумал: это для Беларуси  я тренер известный, а для России кто? Это сейчас меня знают. В ВШТ учусь вместе с Подпалым, Ваней Ляхом, Федей Щербаченко, Зурабом Саная, Погосом Галстяном, Олегом Саматовым... Уже чувствую себя российским тренером.
- Когда вы  выиграли чемпионство с БАТЭ, сдержали обещание и сбрили усы. А когда выбирались наверх с «Сибирью»?
- Тоже обещал, но не сдержал. Жена попросила  не брить. Перед командой как-то  отшутился - простили.
- Вы, говорят,  большой мастер разрядить обстановку. Как делали это в Новосибирске?
- После матча  - баня с пивом. Почему нет? Один раз, когда был приличный перерыв между кругами, вывезли ребят с семьями на Обское море. Природа там великолепная. Катались на катерах, взяли две яхты, шашлык делали...
- Один классик  белорусского футбола переходил  в раздевалке на стихи. Не ваш метод?
- Не мой. Я  отыскиваю слова попроще.
- Даже Сколари,  принимая «Челси», сказал: «Мне очень страшно». Вам тоже страшно перед премьер-лигой?
- Я привык  ничего не бояться. Чего пугаться, раз уж окунулся в это дело? Я за здоровый авантюризм.
- За какой  случай в жизни особенно благодарны  своему ангелу-хранителю?
- Совсем недавний. Случился обширный инфаркт - прямо  за рулем. Будто кол в грудь  вбили. Хорошо, ехал мимо городка  Жодино, еще двое товарищей в  машине были. Добрались до больницы - и узнал, что со мной. Никогда прежде на сердце не жаловался. Благодарен ангелу-хранителю, что не оставил жену, дочку и мать без меня.
- Тогда впервые  поняли, что вы не железный?
- Да. Осознал,  что в жизни может случиться  всякое. Но страха не было, как ни странно.
- По-прежнему  принимаете все футбольное близко  к сердцу?
- А как иначе?  После проигранного матча не  могу заснуть. В два ночи  забудусь, а в шесть уже просыпаюсь - с той же мыслью.
- Ваш друг  Сергей Подпалый поехал на  стажировку в «Уиган» и был поражен: после каждой тренировки футболистов загоняют в бочки с ледяной водой. Вы такого не делаете?
- Этот способ  восстанавливаться тысячу лет  известен. Мне Глеб рассказывал,  он подглядел это в «Штутгарте». Олимпийская сборная Беларуси, готовясь к Пекину, применяла криосауну после тренировок.
- А это что  такое?
- Сауна, в  которой азот дает серьезную  минусовую температуру. Отличная  штука. Жаль, на сборе этого  не сделаешь.
- Вы смотрели  тренировки Райкарда. Наверняка  думали: «Чем как тренер я ему уступаю?»
- Я для себя  решил: знаю еще мало. И когда  общался со Слуцким, понимал  - очень мало знаю. Мне хочется  все время черпать какие-то  знания... Я внутренне остаюсь  молодым человеком. Общаешься  с молодежью - и душа не стареет.
- Самая памятная  установка в жизни?
- Когда в минском  «Динамо» в первый раз услышал от Эдуарда Малофеева про стадо павианов - как те отбили у львов своих детенышей. Когда Эдуард Васильевич в конце воскликнул: «Так есть ли среди нас такие павианы?!» - я чуть со стула не упал. Потом оглянулся - а все вокруг серьезные-серьезные. Привыкли уже. Помню еще, привез он к нам бывшего акробата Михаила Цейтина - участника Парада Победы 45-го года. Так он до сих пор работает в МТЗ-РИПО. Месяц с ним позанимался - стал кульбиты крутить. Никогда за собой таких способностей не подозревал!
- В хоккейной  «Магнитке» 90-х вратарей после неудачных матчей отправляли к экстрасенсам. Вы через такое проходили?
- Во фрунзенской  «Алге» был психолог. Я хохотал от его сеансов.
- Ваша фраза  про чемодан тренера, который всегда должен быть собран, стала крылатой. Ваш сейчас собран?
- В Новосибирске  болельщики на сайте написали: «Отберите у Криушенко чемодан». Но тренер должен быть готов ко всему.
- У тренеров  развита интуиция. Что подсказывает  ваша насчет близкого сезона?
- Я настроен  на позитив. Все будет хорошо.
- Курбан Бердыев  как-то год сидел без работы - жил на пенсию тещи. А в  вашей жизни была настоящая  нужда?
- Была. И я  тоже жил на пенсию тещи. В первый раз - когда служил в армии. Играл тогда за Гродно, получал гроши, мне официально платить зарплату нельзя было. Теща-пенсионерка устроилась на работу, чтоб нас прокормить. Жена тоже работала, и только я, здоровый мужик, не приносил в дом ни копейки. А во второй раз - когда играл полгода в Якутске. Никому нужен не был. Страшный момент. Потом продал за 500 долларов чек, который получил на автомобиль. Это три года моей жизни в Якутске и Алдане. Должен был с ним ехать в Тольятти получать «девятку» - и тут Союз разваливается...
- Пудышев понял,  что такое Якутск, когда сошел  с трапа самолета и не смог  закурить. А вы?
- Из Якутска  в Алдан летали маленькие самолеты. Ночью приземлились, надо было  до утра перекантоваться в  аэропорту. На подлете объявляют: «Минус 45». Мы вышли, быстренько в автобус, в аэропорту тоже натоплено. Думаю: «Говорили - морозы, а это ерунда какая-то...» Наутро Як-40 на Алдан, возле трапа нас задержали минут на пятнадцать - так у меня пальцы ног скрючились. Я час лета их оттирал и пытался разогнуть - но не смог. На подлете объявили – «минус 55». Вот тогда-то я все и понял.
- Пудышева заманили  в Якутск, пообещав ванну из  шампанского. В вашей жизни  такая ванна была?
- Я не столь  амбициозен. А Пудышеву ванну  сделали, я свидетель. Он вообще мастер неординарных поступков. Недавно вернулся на поле - и в 55 лет отыграл матч Кубка Беларуси!
- А из жизни  в Улан-Удэ что не забудете  никогда?
- Как при мне  резали кабана - одним ударом в  сердце. Потом делали шашлык. После  шашлыка команду неделю собирали. Весело жили.
10:08 11/02/2010




Loading...


загружаются комментарии