Футбол. Футбольное хозяйство БАТЭ не лежит мертвым грузом на заводском бюджете хозяйстве

Анатолий Капский уже 5 лет успешно возглавляет ОАО «Борисовский завод автотракторного оборудования» (БАТЭ) и правление одноименного футбольного клуба. ФК БАТЭ не лежит тяжелым бременем на БАТЭ-заводе. О влиянии футбола и завода друг на друга рассказал tut.by сам Анатолий Капский.

Футбол. Футбольное хозяйство БАТЭ не лежит мертвым грузом на заводском бюджете хозяйстве
— Автопром — это одна из отраслей экономики, которая больше всего пострадала от кризиса. Как БАТЭ — один из крупнейших поставщиков стартеров и генераторов в страны СНГ — смог пережить тяжелый прошлый год? Насколько нам известно, в прошлом году предприятие снизило выручку от реализации продукции на 24% к уровню 2008 г до 140 млрд рублей.
 
— По сравнению с другими агрегатными заводами, которые на 90% работают на экспорт, на БАТЭ ситуация неплохая. Мы сработали с чистой прибылью, при этом ни разу не задержали зарплату и не имели проблем с оплатой энергоносителей. Экономика предприятия не была заморожена, а продолжала развиваться. И для этого специалистами завода было сделано немало — это и создание товаропроводящей сети в Российской Федерации, и осуществленное техперевооружение завода, и разработка новых изделий.
 
В прошлом году значительно изменилась структура продаж. Если раньше мы поставляли 50% продукции на конвейеры, то в 2009 году 70% изделий ушло на вторичный рынок, и это во многом нас спасло. Стоит сказать, что для наших партнеров-заводов мы ни разу не повысили стоимость продукции. Хотя в начале года было падение цен на сырье, но уже где-то в середине 2009 года они значительно выросли.
 
В 2009 году БАТЭ увеличил объем освоения инвестиций на 41,5% к уровню 2008 года до 41 млрд рублей. Часть ресурсов ушла на реконструкцию производства стартеров и генераторов. В этом году мы планируем обновить модельный ряд стартеров и генераторов с учетом обеспечения требований экологических стандартов euro-4 и euro-5. Кроме того, был реализован проект по установке современного когенерационного комплекса. Благодаря этому стоимость 1 кВт•ч энергии снизилась в 2,5 раза. Экономический эффект от реализации проекта в 2009 году составил около 3 млрд рублей. А собственной электроэнергии нам хватает на 80% объема производства.
 
— А складские запасы не накопились?
 
— В принципе мы всегда держали склады в объеме 80% месячного объема производства. На конец 2009 года остатки готовой продукции на складах уменьшились почти в 2 раза по сравнению с началом года и составили в декабре чуть более 10 млрд рублей при объеме производства в последнем месяце года 12 млрд рублей. А уже на 1 февраля этого года остатки готовой продукции составляли порядка 8 млрд рублей. То есть мы не производили продукцию на склад, об этом можно говорить уверенно. Производили продукцию, продавали ее и платили зарплату людям. В общем, если ситуация будет развиваться подобным образом, то я надеюсь, что мы реализуем наши амбициозные планы и сохраним динамику развития, более того, наладим производства новой, нетипичной для завода продукции.
 
— Вот даже как? Можно подробнее рассказать об этом?
 
— За счет перевооружения завода у нас освобождаются производственные площади. В кризис эти помещения сложно продать, поэтому мы ищем новые технологии, новое производство, в основном импортозамещающее, чтобы диверсифицировать выход на новые рынки. В Минпроме и облисполкоме уже одобрили проект по выпуску стройматериалов, которые импортируются и в принципе не производятся в Беларуси.
 
Кстати, в прошлом году была еще одна нетипичная для нас инвестиция. В скором времени мы планируем закончить реконструкцию фермы в присоединенном сельхозпредприятии. Сейчас там идет монтаж современной системы доения. Комплекс на 300 голов обошелся нам где-то в районе 2 млрд рублей. А насколько я знаю, подобный проект в одном из хозяйств Борисовского района, где коровник на 600 голов, вылился в 13 млрд рублей. Это говорит о том, что можно и строить дешевле, и создавать новые производства. Просто надо к этому разумно подходить.
 
— Так может, вы кроме производства стройматериалов, будете заниматься и «молочкой»?
 
— А почему бы и нет?! (Улыбается.) Молочная продукция сегодня очень даже востребована. На самом деле, главная задача стоит в том, чтобы вывести это предприятие из убытков. Конечно, это непрофильный для нас актив, но раз уж оно нам досталось, то каким-то образом надо его поднимать. Беда еще в том, что СХП находится в 60 км от города, и там не хватает квалифицированной рабочей силы. Поэтому необходимо использовать новые технологии, чтобы компенсировать нехватку людей.
 
Очень сложно переделать психологию людей. Вот самое главное. На мой взгляд, в последнее время государство очень много сделало для того, чтобы люди могли зарабатывать. В сельском хозяйстве большинство народа имеет потребительскую психологию и мировоззрение: как бы мы не работали, хорошо или плохо, нам кто-то поможет, придет и заплатит зарплату. Не все понимают, что прежде чем получить что-то в кассе, это надо заработать.
 
— БАТЭ в основном завязан на российский рынок. Не было желания диверсифицировать рынки сбыта? Об этом очень много говорилось в начале 2009 года.
 
— Ту продукцию, которую мы производим, можно довести до европейских стандартов. Она сможет конкурировать на европейском рынке. Но здесь есть одна существенная проблема — Беларусь не является членом Всемирной торговой организации (ВТО). Тарифные изъятия по поставкам белорусской, российской продукции в Европу будут больше, чем логистика и транспорт из Китая. Сегодня в Германию, Великобританию везут стартеры и генераторы из Китая, потому что транспортные расходы составляют лишь 1-2%. Поэтому подобные решения должны всегда быть просчитаны. Диверсификация ради самой диверсификации никому не нужна.
 
— Кстати, какой объем продукции вы поставляете на внутренний рынок?
 
— Около 10% продукции продается на белорусском рынке. Все остальное мы реализует на зарубежных рынках. В 2009 году увеличили поставки продукции на рынки Средней Азии, а именно в Казахстан, Туркменистан, Узбекистан, значительно вырос уровень поставок в Азербайджан. Правда, по Украине произошло снижение. Не потеряли рынок Российской Федерации. Это во многом было обусловлено тем, что некоторые наши российские конкуренты не выдержали ударов кризиса. Они либо снизили объемы производства, либо перестали поставлять продукцию в отдаленные уголки. Мы этим воспользовались, сумев сформировать хорошую цену на продукт.
 
— В ОАО «БАТЭ» доля государства составляет около 70%. Были ли планы по привлечению внешних инвесторов?
 
— На том рынке, где мы работаем, сегодня сложно продавать капитал —компаний-производителей автокомпонентов кризис задел значительно. До кризиса у нас были задумки создать совместное предприятие с европейским производителем стартеров и генераторов. Но у них сегодня ситуация не блестящая. Поэтому пока о новых проектах речь не идет. Я думаю, что в ближайший год что-то подобное будет сложно сделать. Как я уже говорил, пока мы собственными силами пытаемся модернизировать завод.
 
— Сколько сейчас людей трудится на заводе? Около 4 тысяч? Говорят, в первом полугодии у вас были сложности с выплатой зарплат, вы вынуждены были отправлять сотрудников в неоплачиваемый отпуск.
 
— На предприятии работает около 3,5 тысячи человек. Но мы не сокращали людей. Основное производство перевели на повременную оплату труда. Но это не из-за того, чтобы меньше работать и меньше платить. Это мы сделали, чтобы повысить качество продукции. Потому что, когда идет сдельная оплата, происходит гонка за количеством, а о качестве забывают. Поэтому мы перешли на повременную оплату труда, где велика премиальная составляющая за выполнение целевых показателей за качество. В результате у сотрудников выросла зарплата.
 
Простоев на предприятии было немного. Мы работали в рамках утвержденного республиканского графика. Более того, во второй половине года были месяцы, когда мы были вынуждены работать сверх нормированного графика, чтобы успеть выполнить все заказы.
 
— Интересно, сколько процентов из сотрудников завода являются поклонниками футбольного клуба?
 
— Что касается интереса к делам футбольной команды, каждый день я узнаю о своих сотрудниках много нового. Несколько лет назад было немыслимо, чтобы они интересовались переходами игроков, ближайшими планами клуба и так далее. Еще интересно, что футболом стали активно интересоваться женщины и люди преклонного возраста. На стадион сотрудники завода стали ходить целыми семьями. Это, безусловно, вселяет дополнительный оптимизм.
 
Честно скажу, раньше я стеснялся говорить, что имею какое-то отношение к футболу.
 
— Почему?
 
— Просто сложилось мнение, что футбольный клуб БАТЭ — это большая нагрузка для завода в качестве спонсора. А ведь это не так. Например, когда завод переживал не лучшие времена, то поддержка футбольной команды с его стороны была минимальной. Сейчас в рамках указа Президента по поддержке футбольных клубов она составляет около 500 млн рублей. Но в основном это касается аренды заводских автобуса и профилактория…
 
Раньше даже в кругу чиновников футбол воспринимался как просто игра, какое-то не очень серьезное занятие. Но, видимо, наши успехи сыграли свою роль, да и заинтересованность главы государства спортом передалась чиновникам. Именно от Президента пошло, что многие высокопоставленные лица полюбили спорт. А то ведь были времена, когда многие знать не знали о футболе, о том, что такой вид спорта в Беларуси есть! А сейчас, бывает, приезжаю на совещание в Министерство промышленности, и там коллеги задают мне вопросы о футболе. В Совмине решаю какие-то заводские вопросы, и футбольная тема тоже обсуждается. То есть наши успехи повернули лицом к команде многих, в том числе людей, которые обладают большими полномочиями. Сегодня занятие футболом — это не просто увлечение любимой игрой. Это и работа по повышению имиджа завода БАТЭ, города Борисова, да и страны в целом.
 
— Футбольный клуб в Беларуси — это в большей степени социальный проект. Вы два последних года успешно выступали на европейской арене, пробившись в групповой раунд Лиги чемпионов и Лиги Европы. Удалось ли выйти на уровень, чтобы стать самоокупаемым бизнес-проектом?
 
— Вы знаете, футбол во многих странах это социальный проект. И Беларусь здесь не исключение. Наверное, высокая самоокупаемость есть только в Англии, и, возможно, еще в Германии. Что касается БАТЭ, то мы всегда стремились эффективно работать, чтобы получать высокие результаты. Два последних года клуб от 70 до 80% бюджета зарабатывал сам! И сюда не входят деньги, которые мы получаем согласно указу Президента по поддержке футбольных клубов. Это поступления от УЕФА, трансферной деятельности, каких-то рекламным проектов, которые не подпадают под действие вышеупомянутого указа. То есть клубный менеджмент постоянно ведет работу в этом направлении.
 
— С каким настроением БАТЭ вступает в новый сезон? Удалось ли сохранить мотивацию на высоком уровне? Ведь в прошлом году борисовский БАТЭ стал 6-кратным чемпионом Беларуси по футболу (4-й раз кряду).
 
— Чемпионство не может надоесть. Всегда приятно и почетно подтверждать реноме лидера белорусского футбола. Игроки с хорошим настроением вышли из краткосрочного отпуска, который начался 17 декабря, а уже 18 января ребята проходили медкомиссию. Что удивительно, за отпуск никто из ребят не набрал лишних килограммов веса. Это говорит о том, что они подходят к делу как профессионалы.
 
— Селекционная политика в это межсезонье будет как-то отличаться от предыдущих?
 
— Хочу отметить, что мы никогда не стремились продавать игроков. В первую очередь учитывались пожелания футболистов. Да и самим надо почувствовать, когда расставаться с игроком. Нынче, в принципе, нам удалось сохранить основной состав команды. Из ведущих игроков из клуба ушел только Сергей Кривец. Но мы еще в августе прошлого года начали задумываться над этим, так как понимали, что Сережа созрел для того, чтобы покинуть белорусский чемпионат. Его переход в польский «Лех» — это отдельная тема. Но мы на его позицию приобрели Ренана Брессана из «Гомеля». Вполне возможно, что в ближайшее время еще поступят предложения кому-то из ребят. Но, во-первых, у нас есть и приличная глубина состава, да и имеются на примете футболисты из других клубов.
 
— Это игроки из национального чемпионата или из зарубежных тоже?
 
— У нас уже есть имя, поэтому мы рассматриваем разные варианты, да и предложения получаем, в том числе, из других стран. Вы знаете, я не считаю, что у нас есть какие-то проблемные позиции. Многие говорят, что БАТЭ не хватает фланговых полузащитников. Но что такое фланговый игрок? У нас есть номинальные крайние защитники Шитов и Бордачев, которые способны сыграть по всей бровке. И их надо так использовать. Или возьмем центр поля. Центральных полузащитников у нас сегодня достаточно. Но нынче футбол такой, что игроки в течение матча могут закрутить такую карусель, что непонятно, какого они амплуа. Я считаю, что у нас достаточно креативных футболистов, которые могут сыграть на разных позициях.
 
— Два последних сезона БАТЭ довелось играть против ведущих клубов Европы. Как они воспринимают команду из Беларуси?
 
— Могу сказать, что не создается впечатление, что ты не на своем месте. Великие люди — они великие во всем. И мы не чувствовали себя ущербно в Испании, Англии, Италии или Португалии. Известные в мире футбола специалисты спокойно делились информацией, какими-то своими наработками. Многому можно у них поучиться. Хотя когда-то они учились у лучших специалистов Советского Союза. Но те времена давно прошли. А мы за годы развала и разрухи уже прилично отстали.
 
— Приглашение в БАТЭ испанского тренера по физической подготовке Хосе Пастора Верчили из «Вильярреала» это из этой серии?
 
— Конечно. В Европе очень много внимания уделяется такому компоненту, как физическая подготовка футболиста. Некоторые недоумевают: мол, в Беларуси люди заканчивают университет физкультуры, так неужели они не могут работать в БАТЭ тренерами по физподготовке. Но на деле не так все просто. Ведь роль и значимость тренера по физподготовке в футбольном клубе очень высока. А у нас квалифицированных футбольных тренеров не очень много, что уже тогда говорить о футбольных специалистах в области физподготовки. Их нет вообще! Зачем изобретать велосипед, если есть наработки в ведущих клубах Европы. Нам надо у них учиться, перенимать опыт и уже на этой базе выстраивать работу у себя.
 
— Как вы реагируете на то, что в конце прошлого года позиция лидера белорусского футбола не была учтена при обсуждении двух ключевых вопросов. Имею в виду продление контракта с главным тренером сборной Беларуси Берндом Штанге и определение формата чемпионата Беларуси.
 
— Спокойно к этому отношусь. Но не хочу ничего комментировать. Как говорится, после драки кулаками не машут.
 
— И все же это выглядит как некий нонсенс. Не прислушиваются к мнению самого успешного футбольного клуба страны, который уже успел завоевать авторитет и на международной арене.
 
— Вы знаете, процедура определения нового формата чемпионата страны была демократичной, у каждого клуба было по голосу. Этот вопрос решался большинством голосов. Но все же полагаю, что бывают ситуации, когда надо принимать и непопулярные решения. Ведь БАТЭ и минское «Динамо» — это самые успешные белорусские клубы, и, мне кажется, там работают более эффективные управленцы.
 
— Про Штанге также позволю один вопрос у вас, как у управленца, все же уточнить. Характеризуя Штанге многие говорят, что менеджер он хороший, тренер — посредственный, зарплата у него выше, чем у тех, кто вывел свои сборные в финальную часть чемпионата мира-2010. Исходя из простого соотношения «цена-качество» вы как менеджер можете охарактеризовать Штанге?
 
— На мой взгляд, в Европе есть специалисты более высокого уровня и за меньшие деньги. Сейчас г-н Штанге затеял полемику по линии «БАТЭ — сборная Беларуси». Он говорит, что помогал БАТЭ лечить игроков за границей, а Анатолий Капский требовал от него первого места в группе. Но, во-первых, мы и до Штанге лечили игроков за границей. Но, даже прибегая к помощи немецкого тренера, мы лечили футболистов за средства клуба. Не будь рядом Штанге, обратились бы за помощью к коллегам из России или Европы. Вместе с тем необходимо понимать, что Бернд помогал нам в организации лечения только членов сборной Беларуси, поскольку в этом был сам заинтересован. Я, признаться, был несколько шокирован его заявлениями. Второй момент. Я не требовал от Штанге занять первое место в группе, но в матчах с основными соперниками (Англией, Хорватией, Украиной) сборная Беларуси обязана была набирать более одного очка. И на правах члена исполкома Федерации футбола за это я спрашивал со Штанге. А он не может с меня спрашивать за результаты выступления БАТЭ, потому что не является акционером клуба. У него нет для этого полномочий. Вот и вся разница. Комментировать игру команды как эксперт,— это, пожалуйста. Но не более того.
 
10:33 11/02/2010




Loading...


загружаются комментарии