Гандбол. Иван Семеня считает, что гандбол в Беларуси находится накануне возрождения

Прошло много лет с тех пор как белорусский гандбол был законодателем мировой гандбольной моды. С тех пор гандбол ушел далеко вперед. В том числе и от нас... Заместитель председателя БФГ Иван Семененя рассказал «Прессболу», что юные белорусские гандболистыЮ, по его глубокому убеждению, зарубежных сверстников догонят и перегонят, и федерация гандбола на правильном пути.

— Для начала провели ревизию того, что досталось нам в наследство. Объехали все специализированные детские школы и отделения гандбола, а их в стране более тридцати. И удивились, что в самой маленькой Гродненской области таких точек целых восемь — больше, чем где бы то ни было. Впрочем, независимо от региона проблемы у всех одинаковы. Везде требуются молодые специалисты. Казалось бы, университет физического воспитания выпускает каждый год порядка двадцати тренеров. А реально идет работать только каждый десятый. Но даже не это главное. Обеспечение школ, мягко выражаясь, оставляет желать лучшего. Не хватает самого элементарного — мячей, экипировки, не говоря уже о спортивных залах, требующих капитального ремонта и оснащения воротами. Мы собрали информацию по всем школам, даже общеобразовательным. И к середине года планируем закончить снабжение секций всем необходимым. По разумному максимуму. В золоте никого не искупаем. Но все, что нужно, дадим.
— Больше всего людям хочется живых денег — на зарплату...
— Согласен, детским тренерам платят мало. Даже специалисты, имеющие, скажем, пятнадцатилетний трудовой стаж и работающие на полторы ставки, больше миллиона не получают. Что уж говорить о молодых ребятах, которые только что пришли на работу
— Какой же выход?
— Это проблема всех без исключения видов. И решать ее должны глобально — в Министерстве спорта и туризма. Точно так же надо что-то делать с так называемой высшей категорией. Она дается тренеру, взрастившему спортсмена высокого класса. Надбавка выплачивается в течение пяти лет, что кажется фактором резонным и стимулирующим. Только почему-то учителю подобная категория дается на всю жизнь. Чем хуже периферийный тренер, которому среди огромного количества воспитанников за много лет попадется один Барбашинский или Пуховский? Ведь за это время он привьет любовь к спорту еще сотням детей! Этот вопрос тоже надо решить. Нужно учить тренеров. Они тоже хотят повышать профессиональный уровень.
— Припоминаю хрестоматийный уже пример с недавним семинаром Спартака Мироновича, когда вместо сотни ожидавшихся наставников к нему приехали учиться около двадцати...
— Мы поинтересовались, почему так получилось. Многие не прибыли из-за проблем с финансами. Хотя, если начистоту, по-моему, к Мироновичу можно было поехать и за свои деньги. Ни один великий тренер — достаточно привести в пример того же Спартака Петровича — не вырос в тепличных условиях. Каждый пробивался к цели потом и кровью. Если у тебя есть хоть малейший шанс послушать умного человека и набраться интересных идей, к этому надо стремиться всеми силами и фибрами души. А если ты ищешь причины, а не возможности, значит, такой ты и тренер... У нас еще запланированы семинары с Юрием Шевцовым и Сергеем Бебешко. Алла Васькова- Матушковиц приедет из Австрии и проведет занятия для детских наставников. Кроме того, сейчас эти акции будут проходить по территориально-областному принципу, чтобы начисто исключить недоезды.
Есть еще одна прекрасная форма популяризации гандбола и учебы для тех же периферийных тренеров. Это мастер-классы лучших спортсменов страны. В их практической пользе убедился несколько лет назад, когда в рамках проекта «Спортсмены — детям» мы провели более двух десятков подобных мероприятий с участием Юлии Нестеренко, Александры Герасимени, Елены Попченко, Егора Мещерякова, Александра Хацкевича, Сергея Булыгина, Татьяны Москвиной, сестер Павлович. Эффект был потрясающим. Многие дети, увидев прославленных спортсменов, потом просто терроризировали родителей просьбами записать их в спортивные секции. Федерация уже провела два таких мастер-класса — в Слуцке и Лепеле. Будем расширять географию. Нам необходимо двигаться в регионы и доказывать, что труд тамошних тренеров для нас не менее важен, чем работа столичных коллег. Мы создаем команду единомышленников. Людей, которые объединены одной целью — вернуть то, что было раньше. Победы минского СКА стоят перед глазами у всех, кто тогда следил за выступлением этой фантастической, лучшей в истории белорусского спорта команды. И если мы не приложим максимум сил и умений, то не стоит за это дело и браться. Все отдают себе отчет в том, что жизнь быстротечна, и хочется оставить после себя какой-то след.
Сегодня мало требовать от других — надо быть крайне требовательным и к себе. Когда люди видят твои усилия, они постепенно избавляются от равнодушия, инертности и бездействия. Гандбол так долго находился в спячке, и многие просто перестали верить, что его можно вывести из этого состояния. Не хочу, чтобы кто-то посчитал это лестью, но мои слова подтвердит любой гандбольный специалист. В первую очередь все это заслуга Владимира Николаевича Коноплева. Это человек настолько мощной энергетики, что работать с ним в тандеме и сложно, и легко одновременно.
— Меня тронуло, что федерация организовала сразу два турнира в память о безвременно ушедшей из жизни Оле Кондратьевой...
— Да, в Гомеле — для взрослых, а в ее родном Рогачеве — для детишек. Я был на родине Оли и видел глаза тридцатилетних девушек, их слезы сопереживания молодой спортсменке, покинувшей нас в 26 лет... Это нужно. Мы помним всех, и мы — одна семья. И успех, и боль, и радость, и горе должны быть одни на всех.
— Это уже философия...
— Это нормальный человеческий подход. Мы будем делать турниры и на призы тех чемпионов, которые ныне здравствуют. Продолжим проводить фестиваль гандбола, с успехом дебютировавший в прошлом году. А еще в 2009-м в Минске стартовала любительская лига. 15 февраля начнется Кубок города, где будут играть уже больше десятка любительских команд. Здорово, что люди возвращаются в гандбол. Те, кто пару десятков лет играл на первенствах города и республики среди детей, сегодня вернулись, чтобы принять участие в турнире взрослых любительских команд. Но уже не одни — я видел на трибунах их детей. О чем это говорит?
— О том, что ребенок с большей вероятностью пойдет именно в тот вид спорта, которым продолжает заниматься его папа.
— Совершенно верно. Надо заинтересовать детей гандболом любым образом. Музей олимпийской славы в НОКе каждый год, по официальным сведениям, посещают несколько десятков тысяч человек. Еще недавно там не было композиции, посвященной успехам белорусского гандбола, давшего стране восемь олимпийских чемпионов. Теперь она есть, и именно с нее начинаются все экскурсии. Казалось бы, мелочь, но она так важна. Не хочу перечислять все «мелочи», которые сделала за последние пару лет наша федерация. Однако у меня стойкое предчувствие, что работа скоро принесет первые результаты. Пусть понемногу, но мы начнем устойчивый подъем. Как считаешь?
Этот вопрос адресуется мне во время перехода на первый этаж спорткомплекса по улице Филимонова — прямо напротив зала, в котором через неделю начнется Кубок любительской лиги. Команда, за которую я вознамерился играть, носит загадочное название «Союз» и после месячных тренировок собрала под свои знамена полтора десятка человек. Я и сам толком не понимаю, что заставило меня и моих ровесников после десяти, а то и двадцати лет перерыва взять в руки мяч. Но нам так нравится возвращаться в детство, где гандболисты были большими, а победы — элегантными и закономерными. По-другому, вероятно, тогда и быть не могло. Мы давно ждем этого ремикса, и потому в ответ на вопрос Ивана Георгиевича я киваю утвердительно...
 
19:12 11/02/2010




Loading...


загружаются комментарии