Гандбол. В Беларуси поддерживают то, что гарантирует медали

О перспективах белорусского гандбольного чемпионата и могилевского «Машеки» рассказал  могилевскому сайту «Мой город» один из лидеров команды Александр Подосинов.

— Александр, с  чего начиналась Ваша спортивная карьера?
— Спорт меня интересовал всегда. Очень хотел  стать футболистом: с утра до ночи гонял мяч. А вот в гандбол  попал случайно. «Шатался» как-то после школы без дела (это было в пятом классе). Меня позвали в гандбольную секцию, в которой я и остался. Первыми наставниками были Татьяна Васильевна Борцевич и Сергей Николаевич Цыганков.
Правда, футбол сразу не бросил — год или два  занимался им параллельно с гандболом. Меня это не напрягало... На окончательный выбор повлияло мнение близких людей. Отец — председатель федерации гандбола Гомельской области — и мамина сестра (в прошлом профессиональная гандболистка) захотели, чтобы я связал жизнь с этим видом спорта.
После восьмого класса меня взяли в Минское училище  олимпийского резерва. Затем (лет в 17-18) попал в минский СКА, где отыграл до 2005 года. Именно с этого момента началась моя зарубежная карьера — пригласили играть за македонский клуб «Mladost», который я сменил на «Metalurg», тоже македонский. Следующими в списке стали турецкий «Polis Akd» и могилевский «Машека».
— Что заставило  Вас вернуться в родной чемпионат?
— Денежная сторона, как всегда, решает многое. Из-за мирового финансового кризиса многие клубы  обанкротились, и игроки потянулись в чемпионаты своих стран. Кроме  могилевского клуба, у меня был еще  один хороший вариант, но ничего «не выгорело». Поэтому я и вернулся домой. По окончании этого сезона еще не решил — останусь здесь или уеду. Компания в клубе сейчас подобралась неплохая. Все будет решаться в мае.
— Что Вы можете сказать о своем выступлении за сборную?
— В главную  команду страны я попал совсем юным - 19-летним парнем. В то время  я выступал за минский СКА. Ситуация так сложилась, что кто-то травмировался, кто-то не приехал, кто-то заболел. И  тренер Спартак Петрович Миронович  пригласил меня играть.
Правда, в сборной  я появлялся эпизодически. А с 2005 года был только на сборах — в  официальных матчах не участвовал. Вообще, игры за клуб и за сборную  существенно отличаются. За клуб играешь 35 игр. В случае неудачи — есть шанс оправдаться в других матчах. За сборную играешь всего 6-8 раз. К тому же, если в клубе ты много времени проводишь с игроками, хорошо их знаешь, то в сборной все по-другому: съехались на несколько дней, поиграли и разбежались. 
— Можно ли сравнить чемпионат РБ по гандболу и другие чемпионаты, в которых Вы играли?
— Не сказал бы, что какой-то из них слабее или  сильнее. Уровень примерно одинаковый. На западе очень любят игровые  виды спорта, а у нас — на государственном  уровне поддерживают легкую атлетику (а также то, что гарантированно приносит медали). За рубежом из-за ажиотажа вокруг гандбола чувствуешь себя настоящим спортсменом. Публика, газеты — вся жизнь на виду.
А здесь  - все  буднично: ходишь на тренировку, как  на обычную работу. На играх залы полупустые, приходишь — «ау», а в ответ — лишь эхо. Хотелось бы, чтобы на игры приходили люди! В Европе, например, дома ты или на выезде, — залы всегда полные. К тому же, в Беларуси легко предсказать исход поединка. 
В европейских  чемпионатах, напротив, всегда сохраняется  интрига: лидер может проиграть аутсайдеру, и никто не удивится. Там больше эмоций! Гандбол — очень горячий, где-то даже шальной. Этому способствует и публика: если трибуны с ума сходят, то и игроки, соответственно, заряжаются.
— В могилевском  клубе Вы не так давно. Уже успели адаптироваться?
— Безусловно... Сейчас в «Машеке» — очень приятная компания. Мы общаемся даже вне игровой  площадки. Многие из нас — Максим Каршакевич, Антон Теренько, Станислав  Закржевский, Сергей Жиркевич, Роман  Колеснев, Сергей Яковлев, Олег Шарейко — одновременно учились в Минском училище олимпийского резерва. С Николаем Зенько я вместе играл в клубе СКА.
Все это время  мы не теряли связи. Так что обстановка приятная. Давно такого не видел. Ведь в других клубах, за которые приходилось  играть, ко мне даже вне площадки относились ревностно. Благо, я к этому легко отношусь. 
На «поляне» — я могу показать то, чего стою. Если тренер посадит на скамейку —  не расстраиваюсь: не выйду сейчас —  выйду потом! Не то, чтобы мне это  было безразлично, — но ведь шанс проявить себя в любом случае предоставится. Нужно доказывать то, что ты лучший, на площадке, а не в разговорах.
— Какие у  Вас отношения с тренерским составом?
— Все складывается здорово. Нынешние тренеры — Леонид Иванович Бразинский и Александр Сергеевич Жиркевич — оценивают меня не только по количеству забитых мячей, что не может не радовать. Я разыгрывающий — то есть организовываю всю игру, направляю ее в нужное русло.
Мне это амплуа подходит больше всего. Если от меня требуют  только то, что я могу сделать хорошо, — тогда все получается! А вот когда все наоборот, когда считают только голы, то (пожимает плечами — Л.С.)... К счастью, по этому вопросу, у нас с тренерским составом взгляды совпадают. Проблем вообще никаких нет!
В этом плане  и в Македонии было нормально. Тренер с первого дня поставил разыгрывающим, доверил в игре очень многое. Как результат — тот сезон был самым удачным за всю мою карьеру, я стал лучшим во всех возможных для меня номинациях: лучший бомбардир, лучший разыгрывающий и даже вошел в состав символической сборной.
— Вы уже задумывались над тем, чем займетесь после  завершения спортивной карьеры?
— Еще не задумывался... Скорее всего, хотел бы стать спортивным менеджером или агентом. Такие функции  мне более интересны, но и тренером бы быть не отказался. Я думаю, что в будущем все прояснится, и, вполне возможно, планы изменятся.
— Может быть, вспомните какую-нибудь историю, связанную  с гандболом?
— Когда играл  за турецкий клуб, меня удивляло отношение  местных спортсменов и к игре, и к результату. Например, играем матч, вроде бы все в порядке — за 2-3 минуты до сирены выигрываем 4 мяча. Но умудряемся упустить победу, и получаем ничью.
Приходим в  раздевалку, хочется разобраться, кто  виноват. А они все дружно говорят: «На все воля Аллаха!». Играем следующий тур — тоже самое, только проигрываем уже мы. И снова — ничья! На этот раз в раздевалке звучит: «Аллах нам все вернул!». Для меня такое восприятие спорта так и осталось загадкой.
— Гандбол изменил  Вашу жизнь?
— Конечно. Он дал мне возможность увидеть многие страны, пообщаться с интересными людьми, обрести новых друзей. О том, насколько гандбол повлиял на мой характер — сказать не возьмусь. Об этом лучше судить со стороны.
10:17 23/02/2010




Loading...


загружаются комментарии