Фристайл. Сборная Беларуси продолжит выступление без своего лидера

22 февраля на  олимпийских играх в Ванкувере  (Канада) закончились квалификационные соревнования по лыжной акробатике у мужчин. Для белорусов они закончились самым неожиданным образом. Трое белорусских спортсменов прошли в финал, а вот лидер белорусской сборной и главная ее медальная надежда совершил в предварительных выступлениях серьезную ошибку при приземлении и в финал не попал.

О выступлении белорусской сборной на олимпийских соревнованиях рассказывает «Спортивная Панорама».
Ничто не предвещало неудачи Антона Кушнира. Ему были известны все побочные эффекты статуса «фаворит номер один», но относился он к ним хладнокровно, стоически. В Ванкувере Кушнир держался подчеркнуто уверенно и спокойно, причем было видно — это не наносное, а истинное состояние духа. Да и первая попытка в квалификации получилась замечательной. Тройное сальто с четырьмя винтами, потянувшее на коэффициент 4,425, буквально взорвало трибуны, напомнив им, кто есть кто. Сам Кушнир дождался появления на табло роскошной суммы баллов, после чего, как хозяин в доме, исчез из поля зрения, отправившись готовиться ко второй попытке. 
Но именно в  ней и случилось страшное. Во второй версии «тройного с четырьмя» Антон прекрасно вылетел вверх, после чего стал отрабатывать акробатическую программу, но… Что-то он сделал не так, и в результате в приходе в ноги получился «перекрут», глубокий боковой присед и расстегнувшееся крепление лыжи. Это была катастрофа… 
Мгновенно почернев, Кушнир быстро ретировался, не остановившись для общения с прессой. В принципе, его состояние было понятно. Уже не мальчик. Уже не первые Игры. Уже есть дикая жажда больших свершений. И тут такой итог… 
Тимофей Сливец сделал все, что мог, рассчитывая выйти в финал. Но это как раз-таки тот случай, когда Бог взял — Бог дал. И кто знает, кто знает… Хотя объективно мастерство нашего молодого акробата еще не отточено в той степени, чтобы претендовать на завоевание олимпийских наград. 
— Показалось, что судьи вас немного «зажимали». 
— Трудно сказать. Сам допустил ошибки в обоих прыжках, в чем искренне сознаюсь. Поэтому  сняли то, что и должны были снять. В третьих сальто пришлось немного  сгибать ноги, чтобы получились отличные приземления. Мне и самому эти «фуллы» не понравились, а судей на мякине не проведешь. 
— Какую оценку поставите себе сами? 
— Сейчас на это  элементарно не способен. Нахожусь в состоянии эйфории. Очень рад  попаданию в финал. При этом во время соревнований, по крайней мере, до собственного второго прыжка не отслеживал, как развиваются события. 
— Погода, трамплин, условия? 
— Все было сегодня  отлично. Шикарная погода, фактически без ветра. Склон ничем не отличался  от себя самого во время трех тренировочных  дней. Организаторы стараются сделать все возможное, чтобы снег не был таким мягким. 
— Ночью перед  квалификацией заснули быстро? 
— Специально лег  пораньше. Хорошо отдохнул. Мне вообще на Олимпиаде очень нравится. Мечтаю после своих соревнований посетить состязания по другим видам спорта. Например, сходить на хоккейный финал с участием белорусов. 
— Как готовится  к финалу Ассоль? 
— Сестру еще  ждет тренировка во вторник, поэтому  ей рано думать о борьбе за награды. Но настроение боевое. 
— Испугались, когда  Ассоль в квалификации не устояла на ногах и улетела в заборчик? 
— Да, причем конкретно. Волновался больше, чем сегодня перед  собственными прыжками. 
Как и обещал Алексей Гришин, он предельно рационально миновал квалификационный рубеж, припрятав до финала свою «коронку» — версию «три с четырьмя», исполняемую только Гришиным и имеющую максимальный коэффициент сложности для этой группы прыжков. 

— Все хорошо? 
— Думаю, да. Справился. Я в финале — это главное. А  там — абсолютно другие состязания и соответственно вся работа начнется заново. Сейчас же доволен и спокоен. Для меня нет никакой разницы между первым и двенадцатым местом в квалификации. От этой философии и выбирал прыжки. А вот в финале программу усложню. 
— Как вам  склон? 
— Мягковат, однозначно мягковат. Но другого не будет. Приходится бороться на этом. Мы прыгаем здесь уже неделю, поэтому постепенно привыкаем. 
— Вы ходили на хоккей Беларусь — Германия… 
— Отлично провели  время, поболели, порадовались за наших  хоккеистов. Зарядились от публики  и атмосферы эмоциями. Это лучше, чем сидеть в Олимпийской деревне и нагнетать страсти. 
— В перерыве матча вас еще вычислил шоумен стадиона, проведший флеш-интервью на английском… 
— Все получилось совершенно неожиданно. Но в Канаде любят и знают фристайл. 
Дмитрий Дащинский заставил погневаться на судей, которые, как показалось, «зажали» белорусу оценки в первой сессии. Но Дащинский — это Дащинский. Своим вторым прыжком он снял все вопросы о выходе в финал, традиционно став находкой для журналистов. 
— Вы в финале… 
— И это главное. Задача выполнена. Наверное, излишне  аккуратничал, словно не поверил в  сегодняшнюю тренировку, на которой  все у меня получалось замечательно. Но рисковать не захотелось. 
— Тем не менее  без волнения не обошлось. 
— Признаться, не понял своей оценки за первый прыжок. Судьи явно придерживали баллы, причем не только мне. Тут сама собой возникла мысль: а если и во втором прыжке так «зарежут»? Но во второй сессии судьи себя «отпустили». В финале скорее всего вообще будут щедры. Это же дополнительный ажиотаж. 
— В четверг  будете исполнять те же прыжки? 
— Да, это моя  основная программа. Только постараюсь ее сделать четче и красивее. 
— А если понадобится  «три с пятью»? 
— Буду думать, обсудим с Николаем Козеко. Я его  и на тренировках давненько не пробовал. Вообще сомневаюсь, что несмотря на громкие обещания этот прыжок окажется востребованным. Здесь нелегкие условия, да и метеорологический прогноз на четверг не обещает легкой жизни. Но пару человек все-таки могут рискнуть. 
— Как ваше самочувствие? 
— Вы не поверите: отличное. Лучше, чем когда-либо. 
— Кушнир… 
— Трудно объяснить  его неудачу, не пообщавшись с  самим Антоном. Возможно, что-то недосмотрел  с экипировкой. Мне показалось, что  для автоматического открепления  лыжи не было сильного давления. 
— Судьи могли  быть к нему благосклоннее? 
— Вряд ли. Он не выехал — это факт. Хотя, судя по одному из китайцев… Можно было и Антона в финал пропускать. Если честно, то судейством не доволен. Тут  или — или. Возможно, они ничего не понимают в лыжной акробатике, а возможно, просто, простите за словцо — оборзели. Но в финале теперь явного фаворита не будет. 
Главный тренер белорусской сборной Николай  Козеко держал удар мужественно. Спустившись  с тренерской «биржи», он прежде всего  пообщался с Кушниром, постаравшись хоть как-то успокоить, взбодрить Антона. Жизнь продолжается, несмотря на неудачу. Но каково было самому Козеко, видимо, нельзя передать никакими словами. Наставник, у которого, как страховка от несчастных случаев, был надежный сертификат, оказался перед фактом глобального катаклизма. 
Но Козеко —  человек опытный, маститый и искушенный. Он выплескивает энергию исключительно на тренерской «бирже», реагируя на прыжки своих подопечных. И даже форс-мажор Кушнира на Кипарисовой горе не заставил наставника изменить своему реноме рассудительного и хладнокровного человека. Лишь только внезапно заболевшие глаза тренера говорили о сокрушительности удара. Да и то в них читалась вера, что не все потеряно, и наши «старики» в финальный четверг опять пойдут в бой, чтобы выйти из него победителями. 
— Очень обидно за Антона… Даже выражение «очень обидно» не совсем точно передает мои чувства. 
— Что Кушнир во втором прыжке сделал не так? 
— Нервы… По высоте прыжок был отличным — просто супер. Но когда пошел на приземление, то немного поспешил. Рано «финишировал». Еще надо было потерпеть. 
— Но показалось, что у Антона «перекрут». 
— Так оно  в результате и вышло, но из-за стремления исправить базовую ошибку. Дальше — отстегнулась лыжа, выезда не было. В итоге качественный прыжок, но без активной работы на приземлении. 
— Не рассчитывали, что судьи ради красивого финала Антона «подтянут»? 
— Исключено! Иллюзий  никто из нас не питал. Все наоборот: судьи воспользовались шансом выбить из борьбы главного претендента на выигрыш Игр, получили повод —  и «схватили» по полной программе. 
— В своем  предолимпийском интервью «СП» вы рассказали о разговоре с Антоном, в котором  объясняли ему суть Олимпиад. Дескать, будь бдителен: история полна примеров, когда главные фавориты покидали Игры несолоно хлебавши. 
— Что ж, как  ни прискорбно это констатировать, но этот печальный список пополнился еще одной фамилией. Но сказать, что Антон что-то при подготовке и настрое делал неправильно, не могу. 
— То есть ничто  в его поведении не предвещало подобного «минусового» исхода? 
— Нет. Ничто и ничего. Да вы можете судить по его первому прыжку, исполненному отлично, вызвавшему одобрительную реакцию у судей. Кушнир находился в «балансе». С техникой, лыжами, склоном, трамплином и, наконец, с самим собой. Оттого все случившееся — вдвойне обидно. По крайней мере я не чувствовал, что Олимпиада давит на Антона, например, психологически. 
— Вы с ним  уже поговорили? 
— Да. Обменялись репликами, пожалели друг друга. Ему  сейчас очень тяжело. Надо Антона поддержать. Он сам для себя станет самым строгим судьей. 
— Так получилось, что потерю в финале Кушнира компенсировал  Сливец… 
— Тимофей соревновался хорошо, собранно, показал свои оптимальные  варианты. Конечно, он уже прыгал лучше, но в этом «лучше» парень еще не стабилен. Поэтому для него только факт участия в олимпийском финале — огромный успех. 
— Старая гвардия? 
— Гришин и Дащинский  должны прибавить в финале. Очень  на это надеюсь. 
— Алексей очень  рационально решил задачу, ограничившись  во второй сессии прыжком со скромным коэффициентом. 
— Многие пошли этим путем. Те же канадцы. Делали хорошую заявку, а потом минимизировали риск. 
— Так может, и Кушниру следовало перезаявиться  на какую-то упрощенную версию? 
— Дело в том, что тройное сальто с четырьмя «твистами» в версии — назад, два  винта в первом и по винту в следующих — самый надежный и стабильный прыжок Антона. В нем не было никаких сомнений. Ну не дотерпел парень, не дотерпел! 
— Дащинский? 
— Дима ошибся в  первом прыжке, но отработал в спокойном  стабильном режиме. 
— Квалификация показала, что к Играм многие конкуренты вышли на пик готовности. 
— Согласен, но в этом нет ничего неожиданного. Так всегда происходит на Олимпиадах. Хотя… Да, в лице Омишля прибавили  канадцы, а остальные отлично  выглядели и на этапах Кубка мира. 
— В заключение беседы о наших женщинах, которых финал ждет уже в среду. Как чувствует себя Алла Цупер? 
— Она бережет  свое травмированное плечо — ходит  с поддерживающей повязкой. Возможно, во вторник Алла пропустит тренировку. Ассоль Сливец — в норме. Готовится  к бою.
19:21 24/02/2010




Loading...


загружаются комментарии