Хоккейное бремя Беларуси

Беларусь встречает цветами и теплыми словами белорусских олимпийцев. С цветами 27 февраля встречали в минском аэропорту и хоккеистов. Они радостно принимали букеты, не скромничали, не смущались поражением. Те сто тысяч долларов, которые Гришин получит за свою олимпийскую золотую медаль, — премию, к которой шел всю жизнь в большом спорте, хоккеисты зарабатывают за полгода-год. Причем без медалей, и даже не приближаясь к призовым местам.

Хоккейное бремя Беларуси
“Народная Воля” решила проанализировать, чем же стал белорусский хоккей, усиленно поддерживаемый государством, — позором или все-таки славой страны?
 
Не секрет, что хоккейная тема уже накипела. У многих. Но все ждали Олимпиады, надеясь, что вдруг случится чудо, и белорусские хоккеисты хотя бы морально компенсируют тот особый статус, то особое внимание, которое им оказывается на высшем уровне в ущерб и другим видам спорта, и другим социальным проектам. Чуда не случилось — наша ледовая дружина была разбита и закончила выступление задолго до начала борьбы за призовые места. Сейчас особенно хочется, чтобы Александр Лукашенко подписал указ, которым обязал бы всех хоккейных функционеров и высокооплачиваемых игроков вернуть деньги, которые были затрачены на подготовку сборной к Ванкуверу. Вот пусть бы им пересчитали заработки, оставив в качестве довольствия среднемесячную зарплату по стране, а остальное обязали отдать! За “не самое худшее выступление”, у которого, как всегда, не найдется виновных. Это было бы хорошим уроком для тех умников с клюшкой, которые Гришина, Новикова и им подобных тихих тружеников в глубине души считают глупыми чудаками, выбравшими “неправильные” и неденежные виды спорта. И, возможно, тогда хоккеисты стали бы понимать, что высокую зарплату надо отрабатывать. Особенно в такой стране, как Беларусь, где у большинства людей месячный доход не дотягивает даже до стоимости клюшки профессионального игрока.
 
Хоккейный налог
 
До 2002 года Александр Лукашенко играл в футбол: и матчи посещал, и сам выходил на поле в составе сборной ветеранов. Но футбол — очень тяжелый спорт. Попробуй-ка побегать по огромному полю за мячом 45 минут без перерыва! Развлечение явно не для возрастных любителей, утомленных тяжкими государственными делами. К тому же никаких особо выдающихся достижений белорусский футбол в то время не демонстрировал. А тут Солт-Лейк-Сити, Олимпиада, исторический гол Владимира Копатя в матче со шведами, который вывел нашу хоккейную сборную в полуфинал... Головокружительная сенсация! В общем, после 2002 года на футбольном поле Александра Лукашенко мы уже не видели, зато он нежною любовью полюбил хоккей. По иронии судьбы, вскоре после того, как глава государства выпустил футбол из поля своего пристального внимания, белорусский футбол ожил. И появился БАТЭ, и ярче заиграла сборная. Но вот хоккей...
 
Согласно известной советской песне, в хоккей играют настоящие мужчины. А настоящий мужчина не может быть бедным. К просьбам, намекам или пожеланиям помочь хоккею деньгами Александр Лукашенко отнесся с пониманием и в 2003 году подписал указ №290 “О дополнительных мерах государственной поддержки хоккейных клубов”. Все просто ахнули от такого примера государственной щедрости. Каждой, даже никудышной команде, президент назначил богатых спонсоров: нефтяникам, водочникам, “Белорусской калийной компании”, “Белтрансгазу” и многим-многим другим было велено срочно полюбить вид спорта, которым увлекся глава государства. Причем поддержать не морально, а деньгами.
 
Нечто, напоминающее хоккейный налог, было введено и для импортеров табачных изделий: они на хоккей должны были жертвовать огромные суммы — не менее 5% от выручки. Вернее Александр Лукашенко определил, что табачники “вправе” выделять такие деньги. Означает ли это, что вправе не выделять? Вопрос риторический, поскольку разрешения на импорт в страну сигарет выдает государство, а потому каждый понимал, что если не поделишься частью выручки с людьми, которые гоняются за шайбой, то запросто вылетишь из списка импортеров и разрушишь свой бизнес. А потому все поняли формулировку указа “правильно”.
 
По определению, спонсорство — это некая добровольная трата денег на благородные гуманитарные цели. Но у нас поддержка хоккею напоминала рэкет: фирмы и предприятия просто обязали выделять клубам деньги, оказывать им на безвозмездной основе различные услуги, предоставлять материальные ценности. И при этом президент определил: “Сумма помощи рассчитывается на квартал, не может составлять менее пяти процентов от финансовых и иных средств, полученных хоккейным клубом в предшествующем квартале”. Иными словами, с такого “счетчика” не соскочишь, откупившись один раз, — платить надо месяц за месяцем, год за годом, потому что действие указа истекает только в 2010-м, в конце мая.
 
Впрочем, это только на первый взгляд кажется, что за развитие белорусского хоккея платят богатые фирмы и новые белорусские олигархи. Вот, например, надела какая-нибудь Марья Ивановна ботиночки фирмы “Марко”, пошла в магазин, купила себе вкусной колбаски производства Минского мясокомбината и творожка “Савушкин продукт”... И, счастливая, даже не знает, что хоккею помогла трижды. Потому что каждое из вышеназванных предприятий — хоккейный спонсор, которые средства, затраченные на помощь этому виду спорта, в соответствии с указом Александра Лукашенко, включают в себестоимость своей продукции. То есть то, что они потратили на хоккей, закладывается в цены, а мы, покупатели, им эти деньги возвращаем. Простая, но чрезвычайно эффективная схема, которая вынуждает финансировать хоккей даже тех, кто на дух не переносит этот вид спорта. Причем никто в Беларуси — ни школы, ни вузы, ни благотворительные организации, ни больницы, ни библиотеки — таких льгот и таких спонсоров не имеет. Видимо, в руководстве страны кто-то уверен, что сегодня для белорусов просто нет важнее проблемы, чем хоккей.
 
Боль и стыд Олимпиад
 
И все-таки деньги решают далеко не всё. Получив на период подготовки к Олимпиаде в Турине мощнейшую финансовую поддержку, белорусская ледовая дружина вообще... позорно пролетела мимо Олимпиады. Именно позорно! Потому что в феврале 2005-го, за пять минут до конца олимпийского квалификационного турнира в Риге, белорусская сборная позволила латышам забить три шайбы и отдала им олимпийскую путевку. Главный тренер Михаил Захаров волос от горя на себе не рвал, хотя после происшедшего подал в отставку. А вот многочисленные специалисты дружно стали всех успокаивать, мол, деньги, вкладываемые в хоккей, не потрачены впустую, и уж к Ванкуверу наша сборная “выстрелит” прямо на пьедестал победителей или совсем рядом с ним.
 
В какой-то момент Александру Лукашенко, видимо, показалось, что так оно и будет. Он готов был авансировать наградами любой успех белорусских хоккеистов, даже если эти награды вызывали, скажем так, нестыковки с законом. Реабилитирован оказался и Михаил Захаров, под руководством которого минская “Юность” завоевала Континентальный кубок. Впрочем, у турнира громкое название, хотя на самом деле это не самый главный европейский клубный чемпионат. Мелочь, а приятно! И в благодарность за победу звание “Заслуженный мастер спорта” было присвоено всем игрокам, а Захарова президент наградил орденом. Юристы, впрочем, сразу же засомневались в том, что высокие звания присвоены в соответствии с законом. Они же буквоеды и привыкли понимать написанное буквально. А в законе “О государственных наградах” четко определено: “Почетное звание “Заслуженный мастер спорта Республики Беларусь” присваивается спортсменам, в том числе спортсменам-инвалидам, за достижение высоких результатов на Олимпийских, Паралимпийских и Всемирных играх, чемпионатах, первенствах и Кубках мира и Европы”. Не надо быть большим специалистом, чтобы понять, что Континентальный кубок — это совсем не Кубок Европы, и тем более не чемпионат мира. Однако юристам пришлось оставить свои сомнения при себе. Будем считать, что Александр Лукашенко этим небезупречным с точки зрения буквы закона документом стремился не только материально, но и морально поддержать хоккеистов перед главными олимпийскими стартами, руководствовался самыми лучшими намерениями.
 
И вот Ванкувер. В роли главного тренера после форс-мажорной отставки канадского специалиста Глена Хэнлона все тот же Михаил Захаров. Накануне стартов он много рассказывает о выбранной стратегии и тактике игры, но главное всем хоккейным болельщикам известно и без него: задача нашей сборной — попасть в квартет сильнейших или как минимум в восьмерку. Увы...
 
Михаил Захаров и Глен Хэнлон
 
Первый же матч продемонстрировал проблемы и в стратегии, и в тактике белорусских хоккеистов: невыразительная и неяркая игра на оборону, откровенно неолимпийского уровня. Показав приемлемую игру только в матче с немцами, мы к полуфиналу так и не подошли. Более того, главная сенсация, которую подарил белорусский хоккей Олимпиаде в Ванкувере — арест нашего хоккеиста Михаила Грабовского за драку в одном из баров. Известность, мягко говоря, сомнительного качества.
 
Но это взгляд из Минска. А вот тренер Захаров доволен выступлением команды. “Считаю, за выступление нам можно ставить крепкую четверку. У нас не было ни одного провального матча, с каждой игрой мы прогрессировали. Поверьте, создать идеальную команду за столь короткое время, которое было у нас, нереально”, — заявил Захаров по прилете в Минск.
 
Вот такие метаморфозы! Видимо, Захаров запамятовал, что команда усиленно создавалась минимум с 2003 года. И не с нуля, а с четвертого места на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити. Семь лет — немалый срок. Однако претензий у тренера к игрокам нет, да и планы, по традиции, самые радужные. Например, занять четвертое место на чемпионате мира в Германии. Впрочем, подобные обещания побед и славы звучали не раз. И это директорам предприятий белорусская власть все время угрожает уголовной ответственностью за невыполнение прогнозных показателей, а у спортсменов какие прогнозы, что с них возьмешь? Да, обещали, да не выполнили, дайте еще денег, и мы будем стараться...
 
Деньги в своем кармане
 
Кстати, сколько денег выделяется на хоккей, — вопрос открытый. Догадываться можно только по обрывочным сведениям. Озвучивалась, например, цифра, что за 2004—2007 годы в рамках упоминавшегося указа президента № 290 хоккейные клубы получили больше ста миллионов долларов. Однако после 2007 года сводные сведения о финансах закрыли. Владимир Наумов, будучи председателем Федерации хоккея, вообще отрицал очевидное. “В течение последних трех-пяти лет я постоянно слышу о каком-то чрезмерном бюджетном финансировании, которое выделяется для развития хоккея, — заявил Наумов за пару месяцев до своей отставки. — На деле Министерство спорта выделяет хоккею не больше, чем волейболу или баскетболу. Дополнительное финансирование выделяется только лишь потому, что сборная Беларуси по хоккею ездит на Олимпийские игры, на чемпионаты мира. Я думаю, когда наши баскетболисты, волейболисты, гандболисты начнут ездить на турниры такого уровня, средств им будет выделяться больше. Мы стараемся минимально пользоваться спонсорской поддержкой белорусских компаний и организаций, стараемся привлекать средства российских бизнесменов, которые увлекаются этим видом спорта. Мы смогли правильно организовать работу по привлечению средств от спонсоров, поэтому у нас и есть эти средства. Так что говорить о чрезмерном финансировании хоккея я бы не стал”.
 
Удивительное и даже циничное лукавство. Хотя бы потому, что Наумов знает и о реальном уровне зарплат в стране, и о размере зарплат в других видах спорта, и о реальных успехах белорусского хоккея, и о том, что стоит за фразой “правильное привлечение средств спонсоров”. Если он когда-нибудь разговорится, то будет очень интересно услышать, почему для многих богатых стран хоккей — слишком дорогой вид спорта, а для нас такие траты приемлемы, и как получилось, что в нашу скромную страну стали приглашать заокеанских хоккейных специалистов на нескромные заработки. Например, к концу 2006 года средняя зарплата по Беларуси составляла 300 долларов. Но никого в руководстве Беларуси не смутило, что в том же 2006-м на пост главного тренера сборной был приглашен американец Курт Фрэйзер. Не самый крупный специалист, но по контракту ему была установлена зарплата 100 тысяч долларов в год, плюс к этому — выплата 15 тысяч долларов медицинской страховки. Вот просто подумайте: 300 долларов — месячная зарплата среднего белоруса и 10 тысяч долларов — хоккейного тренера, под руководством которого наша сборная опустилась с шестого места на чемпионате мира-2006 на девятое годом позже. И хотя все официальные хокееведы твердили, что прогресс очевиден, год спустя мы так и остались девятыми, едва уцепившись за право выступить на Олимпиаде в Ванкувере.
 
После недавней отставки другого тренера — Глена Хэнлона — вообще выяснилось, что “определенно в Минске он зарабатывал столько, сколько ни разу до сих пор в своей тренерской карьере”. И это тоже было признание бывшего главы Федерации хоккея.
 
Да и что говорить о заокеанских гастролерах, если юнцы захудалых региональных клубов, плохо стоящие на коньках, стали получать 2—3 тысячи долларов в месяц — больше, чем представители других видов спорта, входящие в национальные сборные. Возмущение тренеров, представляющих менее престижные, хотя и медаленосные виды спорта, даже выплеснулось на страницы газет. “За что такие зарплаты?..” — вопрошали самые смелые из них. Но ответить им никто не посчитал нужным. Мол, сами догадайтесь...
 
 
Потолок перепрыгнули
 
Впрочем, за масштабы “праздника жизни” людей с клюшкой в нашей далеко не богатой стране на каком-то этапе стало стыдно даже отдельным членам Федерации хоккея. Так, исполнявший обязанности генерального директора минского “Динамо” Олег Иванов на заседании БФХ выступил с инициативой введения для хоккеистов “потолка зарплат”. “Посмотрите, что происходит: за год в белорусский хоккей инвестировано 93 миллиарда белорусских рублей, тогда как на весь спорт высших достижений — лишь немногим более 103 миллиардов. Хоккеисты думают не о росте мастерства, а о том, с какого клуба побольше урвать, и ходят кругами, занимаясь чуть ли не шантажом. С этим надо что-то делать”, — горячился Иванов.
 
В итоге была организована рабочая группа, которой предстояло продумать максимальную высоту этого “потолка”. Но хоккеисты и тренеры восприняли инициативу в штыки.
 
“В нашем хоккее не такие огромные зарплаты, чтобы вводить какие-то ограничения. Если человек отрабатывает определенные деньги, он должен их получать. Мы не Россия, где речь идет уже о миллионных зарплатах. Я в этих вопросах не силен, но мне кажется, если в Америке или России хозяева клубов захотят поощрить хоккеистов, они смогут это сделать обходными путями. Тем более игроки, которые хотят вырасти в зрелых мастеров, о зарплате думают не в первую очередь. Причем в разных клубах разные подходы: где-то платят большие зарплаты и выдают маленькие премиальные, а где-то поступают наоборот. Век хоккеиста короток, и он должен успеть себя обеспечить за это время”, — высказывался, например, известный хоккейный тренер Андрей Гусов. И особенно тут трогательна ссылка на то, что век хоккеиста короток. Можно подумать, в художественной гимнастике он длиннее, но как-то же живут после большого спорта эти девочки-тростиночки... И не ссылаются на тяжелую жизнь, и не требуют повышения зарплат, имея медали чемпионатов самого высокого уровня. А вот здоровые мужики с багажом одних лишь спортивных поражений звездами себя ощущают, гарантий и особых условий хотят. Но вот спроси их — где ты блеснул, “звезда”? — не ответят.
 
К тому же миллионы — не миллионы, но зарабатывают наши хоккеисты по белорусским меркам более чем хорошо. В прошлом году были, наконец, обнародованы некоторые детали бухгалтерских ведомостей базового клуба национальной сборной — минского “Динамо”. И выяснилось, что самые заслуженные белорусские ученые, врачи, деятели культуры даже мечтать не могут о таких суммах. Так, оказалось, что два хоккеиста имеют контракты на 400 тысяч долларов в год, а средняя годовая зарплата по клубу исчисляется суммой 300 тысяч долларов. Да, это не миллионы отдельных российских легионеров. Но ведь и Беларусь не Россия по экономической мощи. Бюджет клуба в 17 миллионов долларов на сезон — это для Беларуси большие деньги. Очень большие деньги! Хотя злопыхатели (например, российская газета “Известия”) называла даже больший бюджет — 25 миллионов.
 
И все-таки, будучи людьми с широкой славянской душой, победителям мы бы простили даже этот пир во время чумы, коей для страны стал экономический кризис. Но результат выступления клуба “Динамо” (Минск) в КХЛ совсем не выдающийся: в своем дивизионе, где играют 12 команд, мы всего только на 11-м месте. А это значит, что с определенной точки зрения мы, потратив 17 миллионов долларов, просто оскандалились. Отсюда вопрос: стоило ли платить большие деньги легионерам, чтобы в итоге твоя команда замыкала турнирную таблицу? Может, лучше, чтобы за небольшие деньги с тем же успехом набирались опыта национальные игроки?
 
Об ошибочности ставки на легионеров и создании рафинированных условий для отдельных команд между собой говорят многие специалисты, однако публично возмущаться не рискуют. Потому что в нашей стране усомниться в целесообразности таких трат на хоккей равноценно признанию в собственной политической неблагонадежности. Потому что есть главный болельщик и главный игрок — тот, команда которого неизменно побеждает на любительском “Рождественском турнире”. И государственное телевидение радуется по этому поводу так, будто мы выиграли Олимпиаду.
 
Будьте готовы!
 
Сейчас у белорусского хоккея новая программная цель — чемпионат мира 2014 года, который пройдет в Минске. Еще на стадии подачи заявки на его проведение у независимых экспертов и политиков была идея обратиться в Международную федерацию хоккея с просьбой ни в коем случае не выбирать Минск для этого мероприятия, просто пожалеть бедную страну, власти которой хотят поразить блеском и размахом турнира мировое сообщество. Очень жаль, что эта инициатива так и не была реализована. Потому что сейчас, в разгар экономического кризиса, когда даже богатые страны затянули ремни, Беларуси придется серьезно потратиться на подготовку к проведению мирового первенства. Мы одалживаем деньги где только можем, экономим на пенсиях и детских пособиях, но наши планы строительства ледовых дворцов незыблемы.
 
Белорусов настойчиво убеждают, что решение провести чемпионат мира в Минске было мудрым и продуманным. Министр спорта Олег Качан успокоил: мол, расходы на проведение турнира составят 32,9 миллиарда рублей, но и прибыль ожидается более 50 миллионов евро. Только от продажи билетов якобы предполагается выручить около 10,5 миллиона, а еще 42 миллиона — от пребывания в Беларуси около 50 тысяч туристов. Правда, Олег Качан все время оговаривается, что расчеты эти предварительные, министр ничего не гарантирует. Да и кто может что-то гарантировать, если мы брали за образец “бухгалтерию” московского чемпионата 2007 года. Но ведь в одной только Москве жителей больше, чем во всей Беларуси. К тому же долететь в российскую столицу из большинства крупных городов мира можно прямыми рейсами, а вот до Минска — преимущественно “на перекладных”. Не будем забывать и о главном: минский чемпионат приходится на олимпийский год (именно в 2014 году состоится зимняя Олимпиада в Сочи). Естественно, что основные хоккейные страсти будут кипеть там, и основной поток болельщиков поедет в Россию. Плюс к этому, после главного турнира чемпионаты мира традиционно проходят в ослабленном составе игроков, а потому никогда не вызывают большого интереса у болельщиков.
 
И все-таки даже если оптимистичные прогнозы министра спорта сбудутся, то все равно на деле не так все гладко, как он описывает. Поскольку министр в строку “затраты” внес только расходы своего ведомства — оплату проживания и питания спортсменов, тренеров, судей, официальных лиц, их медицинское обеспечение, обеспечение работы пресс-центров, аренду автотранспорта, аренду ледовых арен, конференц-залов, проведение церемоний открытия и закрытия и так далее. Но это ведь далеко не все расходы. Например, Олег Качан не посчитал дворцы, которые надо построить, новые отели для заселения игроков и болельщиков... Они, может быть, после чемпионата никогда и не понадобятся, но построить их мы обязались.
 
Если поднять архив сообщений пресс-службы президента, то в сводке за 20 ноября 2009 года можно обнаружить коротенькую новость о встрече Александра Лукашенко с главным архитектором Минска Виктором Никитиным. На ней обсуждалась как раз подготовка к хоккейному чемпионату мира. Никитин доложил главе государства, что затраты на эти цели оцениваются столичными властями более чем в 7 триллионов рублей (!). Он-то как раз подсчитал стоимость строительства арен, дорог, объектов питания и сферы услуг, отелей... Обычный человек триллионами, конечно, не мыслит, и ему сложно представить такое количество денег, потому, чтобы было понятнее, представим в сравнении: на нынешний год, например, доходы республиканского бюджета запланированы на уровне 35,5 триллиона. Причем независимые экономисты считают этот прогноз очень оптимистичным и утверждают, что таких денег государственная казна не увидит. Вот и думайте: 7 триллионов для нашего бюджета — это много или мало, и стоило ли брать на себя такие расходы, постоянно латая по всем фронтам финансовые дыры? Бесспорно и то, что если бы государство решило собрать всех активных хоккейных болельщиков и бесплатно отправить их на самый лучший и самый престижный турнир, то финансовое бремя для казны было бы значительно меньшим. Поэтому не верится, что, изъявив желание принять у себя чемпионат мира-2014, государство заботилось исключительно о простых любителях хоккея.
 
Что на самом деле двигало инициаторами проведения чемпионата в Минске, остается только догадываться. Я, выдвигая версию, руководствуясь известным житейским правилом, что там, где стройка — там воруют, а где большая стройка — много воруют. Но каждый может предложить свой вариант. Главное, что теперь, даже если начать искать “виновников” этой дорогостоящей кампании, то никого мы уже не найдем. Формально инициатором идеи был бывший глава Федерации хоккея Владимир Наумов. Но он, как известно, провел подготовительную работу, вместе со своим сыном Захаром презентовал белорусскую заявку на заседании Международной федерации хоккея в Женеве и с наилучшими пожеланиями нам — тем, кто будет расплачиваться за проект — уехал в Россию.
 
Такой вот у нас невеселый хоккей вырисовывается — клюшкой и по голове, да с каждым годом больнее...
 
Удар шайбой
 
С тем, что победы в спорте — это слава страны, никто не спорит. Но есть виды спорта, содержание которых могут позволить себе только очень богатые страны... Хоккей, увы, именно из этой категории. И как бы нам ни хотелось иметь здесь лидерство, все-таки надо соизмерять аппетиты с возможностями и смириться с тем, что некоторых спортивных звезд нам придется видеть только по телевизору. Может быть, потом, когда-нибудь будем лучше жить, станем богаче... Но сейчас мы не можем себе позволить таких дорогих развлечений. Если в больницах люди лежат в коридорах в ожидании своей очереди на попадание даже не в благоустроенную, а в обычную палату, то кощунственно строить в этом районе ледовый дворец и преподносить это как большую заботу о жителях региона. Если молодой маме и малышу мы еле-еле довели размер пособия до уровня прожиточного минимума, рассчитанного на одного человека, хотя человек-то уже двое, то не надо рассказывать про мифическое величие страны. Такое отношение к своим гражданам это не слава и не величие, это позор. Хотя, конечно, очень радостно сидеть на трибуне нового ледового дворца и наблюдать вживую звезд мирового хоккея. Кто же спорит?! Но надо помнить и о том, что в это время где-то в глубинке кого-то не успели довезти до больницы. Потому что ради экономии средств, и в том числе ради этого вот хоккея, маленькие больницы были закрыты... И “скорая помощь” в глубинке ездит далеко не всегда и далеко не ко всем, потому что тратиться на бензин — это для государства дорого... И лекарства в больницах есть не самые лучшие — опять же, жалко валюты на импортные медикаменты... Но нам предлагается просто забыть обо всем этом и радостно орать: “Шайбу! Шайбу!”
 
18:01 02/03/2010




Loading...


загружаются комментарии