Футбол. Белорусские судьи готовы к началу сезона

В выходные стартуют игры чемпионата Беларуси по футболу. Команды уделяли достаточно много времени своей подготовке, администрации стадионов готовили их к предстоящим играм. О подготовке судейского корпуса рассказал «Советской Белоруссии» руководитель отдела судейства и инспектирования белорусской федерации футбола Николай Левников, ранее работавший в федерации футбола Казахстана.

Футбол. Белорусские судьи готовы к началу сезона
— Итак, Николай Владиславович, какими судьбами в Минске?
 
— В ноябре в Казахстане меня нашел генеральный директор ассоциации «Белорусская федерация футбола» (АБФФ) Леонид Дмитраница. Он и предложил сотрудничество. К тому времени я уже определился, что не желаю продлевать прежний контракт, однако взял время на размышление. В принципе, думал недолго: ведь в Минске мне предложили заниматься тем же, что прежде делал и в России, и в Казахстане. И семейный фактор оказал влияние тоже.
 
— Вот тут поподробнее, пожалуйста.
 
— Мои родители живут в Пинске, они уже в преклонном возрасте, и я прекрасно сознавал, что из Казахстана не смогу приезжать к ним часто. Другое дело — из Минска. Сейчас езжу в Пинск регулярно. Это моя родина, там живут мои родители — какие еще нужны причины для подобных поездок?!
 
— Тогда каким же образом вас занесло в Санкт–Петербург, как вы стали питерским?
 
— Я родился в Пинске, окончил там школу, занимался футболом, неплохо, кстати, играл, был кандидатом в юношескую сборную республики, однако в 18 лет решил поступить в Ленинградский политехнический институт. Вот и получилось, что из одного города большого Союза уехал в другой.
А отец с матерью так и прожили жизнь в Пинске. Оба тренировали детей. Папа был известным в свое время хоккеистом, футболистом, играл за команды высшей лиги, а в Пинске стоял у истоков детской спортивной школы. Среди его воспитанников — нынешний тренер пинской «Волны», а в прошлом защитник сборной Беларуси Андрей Островский. Олег Страханович из минского «Динамо» тоже прошел через папины руки. Его воспитанников можно перечислять долго, но самая большая заслуга отца состоит в том, что многие из тех, кто тренировался у него, впоследствии сами стали тренерами.
 
— Ваша работа в Казахстане и сейчас здесь, в Минске, отличается?
 
— В Казахстане пришлось начинать едва ли не с нуля. Представьте, там почти не было необходимой документации, судейский корпус существовал отдельно от инспекторского. А в Беларуси все это уже работало.
 
— И каким вам показался наш судейский корпус?
 
— Первые впечатления были весьма приятными. Сразу же довелось познакомиться с молодыми арбитрами, которые обслуживали январский Международный юношеский турнир. Многие из них еще не судили серьезных мужских матчей, не имели опыта, но отметил, что у них горят глаза, они хотят учиться. Признаюсь, думал, что аналогичное желание расти профессионально замечу и при встрече с более зрелыми судьями, однако ошибся.
Турецкий сбор показал, что идея о судействе как серьезной, профессиональной работе была воспринята не всеми. Арбитры среднего и старшего поколений в большинстве своем почивали на лаврах, демонстрировали удовлетворение от достигнутого. Будто стал судьей высшей лиги, получил несколько назначений на международные матчи — и жизнь удалась, можно кайфовать вплоть до пенсии. А это не так. Современный футбольный арбитраж — это тяжелый и ответственный труд. Пришлось напоминать эту истину, в том числе и в приказном порядке.
Кстати, будет неверно думать, что к отстранению от работы группы ассистентов привело только невыполнение нормативов по физподготовке. Да, это прискорбный факт, но он стал следствием отношения к делу, той самой усредненности, которую обнаружил у белорусских арбитров при первом знакомстве. Закон же для футбольных арбитров прост: матчи должны обслуживать только те судьи, которые готовы к работе. Еще до сбора в Турции все были предупреждены о серьезности требований, и теперь после принятого решения уверен: больше проблем с физической подготовкой у нас не будет.
 
— Сколько сборов проведено для судей при подготовке к сезону?
 
— Три. В Турции, Бресте и Пинске. По их итогам судейским комитетом федерации отобраны те, кто уже допущен к обслуживанию матчей высшей, первой и второй лиг. Сформирован и корпус инспекторов.
 
— Позволю себе напомнить, как мы договаривались о беседе. Звонил вам не единожды, но вы всякий раз оказывались где–то на семинаре или лекции. Что за работа ведется?
 
— Читаю лекции игрокам клубов высшей лиги. Вот недавно знакомил с предъявляемыми к судьям требованиями футболистов БАТЭ, МТЗ–РИПО и жодинского «Торпедо». Не удивляйтесь парадоксу! Требования к судьям, а знакомим с ними игроков, показываем им видеоматериалы, даем другие примеры. А все потому, что, как показали и первые игры сезона, как показывает многолетний опыт, проблемы во взаимопонимании есть. Вот, например, недисциплинированность футболистов, постоянные апелляции. А отборный мат на поле — это вообще ни в какие ворота! 31 марта у нас в федерации пройдет еще один судейский семинар, на котором снова укажем на то, что с нецензурными выражениями нужно бороться самым жестким образом. К сожалению, зачастую они подрывают имидж всего нашего футбола.
 
Регулярные поездки по стране обусловлены еще и тем, что вместе с известным белорусским судьей Вадимом Жуком сегодня мы ведем работу по созданию в регионах школ молодых арбитров.
 
— Сегодня под вашу юрисдикцию попадает такая чуткая тема, как назначение арбитров?
 
— Да. Это очень важно и было одним из ключевых условий при заключении контракта. На исполкоме утвержден порядок назначения судей, там прописано все: кто назначает, кто подписывает, когда о назначениях узнают судьи, когда — команды и когда — общественность. Главными факторами, которыми намерен руководствоваться при определении судей на ту или иную игру, будут квалификация арбитра, значимость матча, нейтральность, неповторяемость, а также нежелательность назначения арбитров на матчи соперников, у которых с этим судьей прежде возникали конфликтные ситуации. Будем стараться все это учитывать.
 
— Почему только стараться?
 
— Да хотя бы потому, что сегодня лучшие белорусские судьи живут в Минске, в Гомельской или Гродненской области. А в Брестской области есть только один молодой судья... В Витебске и такого нет.
Хотел бы сказать и о том, что нами создана судебная экспертная комиссия, в которой собраны наиболее авторитетные специалисты в области судейства. Одно заседание уже состоялось. Рассматривали работу арбитров на четвертьфинальных кубковых матчах. В частности, речь пошла об удалении минского динамовца Антона Путило за попытку обмана арбитра. Из–за невысокого качества видеозаписи однозначно говорить об этом эпизоде трудно, однако все члены комиссии единогласно отметили, что игрок упал на газон без физического контакта со стороны соперника. Другое дело — вторая желтая карточка, относительно ее мы немножко подискутировали, но все–таки пришли к выводу, что у судьи были основания для ее вынесения. Тут самое важное, что на сборах я обращал особое внимание на борьбу с «нырками», симуляциями.
Кроме того, у себя в отделе мы рассмотрели работу арбитра Валерия Величко и его помощников в ходе матча «Торпедо» — «Нафтан». Удивительно, но спорные эпизоды этой игры остались без внимания прессы и телевидения. А на самом деле налицо были две ошибки лайнсмена Сергея Пригодича. Сперва он не просигнализировал главному арбитру об офсайде у игрока «Нафтана», и новополочане забили гол, а потом он же не заметил игру рукой вратаря за пределами штрафной площадки. Пригодич отстранен от обслуживания игр высшей лиги на четыре тура. Что касается Валерия Величко, то он, конечно, мог исправить ошибки своего ассистента. По итогам заседания комиссии рефери был предупрежден и, я надеюсь, в будущем будет более внимателен.
 
— Сегодня наши судьи получают гонорар за матч, из которого сами должны оплачивать проезд и проживание. Однако в одном из первых интервью в Минске вы обмолвились о желании изменить эту систему. Почему?
 
— В УЕФА и ФИФА, в большинстве стран арбитры получают фиксированный гонорар за свою работу, и у них не болит голова о том, как добраться, где расселиться, где поесть, все прекрасно знают, что за эти вопросы отвечает принимающая сторона. Реальное отличие европейского опыта от, например, российского заключается только в том, что все эти расходы принимающим судей федерациям или клубам компенсирует УЕФА. Так почему бы и нам не освободить арбитров от организационных хлопот? Судьи же — обыкновенные люди, а значит, попробуют заселиться в гостиницу подешевле, поесть не в ресторане, а в столовой. Однако такой подход неминуемо скажется на их подготовке к матчам. Поэтому и предлагаю: пусть получают гонорар за работу, судят игры, а вот если станут судить плохо или с ошибками, то тогда нужно будет использовать штрафные санкции и лишать их части заработанных денег.
 
— О каких суммах идет речь?
 
— За матч в высшей лиге главный арбитр зарабатывает порядка 300 долларов, из которых ему еще нужно оплатить проезд, гостиницу, питание. В то же время в России судьи получают 3 тысячи, в Украине — две, в Казахстане — 1.200 долларов. А ведь футбол–то почти одинаков. Я не понимаю, почему к судьям многие до сих пор относятся как к любителям. Все игроки у нас профессионалы, руководители клубов — тоже профессионалы, однако в футбольной цепочке есть одно слабое звено. Разве ж это нормально, что от решения непрофессионального человека, любителя, зависит, какая команда попадет в Лигу чемпионов или Лигу Европы, а соответственно и получит большие деньги? Поэтому нам давно пора понять, что судьи высшей лиги — это еще одна национальная сборная. И им нужно точно так же обеспечивать возможности для профессионального роста, как и игрокам.
 
— Принято считать, что судья не должен быть звездой на поле. А как же Пьерлуиджи Коллина?
 
— Итальянец был судьей от Бога. Но звездный имидж Коллине создали. В начале карьеры он, откровенно говоря, допускал много ошибок, но в итальянской федерации почувствовали, что он может стать большим судьей. Не звездой, как некоторые думают (судья ни в коем случае не должен быть звездой!), а именно большим, топ–судьей. Такие арбитры могут безошибочно отсудить любой матч. К сожалению, в Беларуси со времен Вадима Жука и Юрия Дупанова нет судей подобного уровня. А это не только личный статус, но еще и опыт, бесценные по уровню получаемых знаний семинары в УЕФА.
 
— Прогремевший случай с французским футболистом Тьерри Анри, такое чувство, не имел последствий. Шведский арбитр Мартин Ханссон, засчитавший взятие ворот после игры рукой, рекомендован для обслуживания игр чемпионата мира. ФИФА и УЕФА посовещались–посовещались, но так ничего и не решили. Неужели и вправду ничего не изменилось?
 
— Изменилось, конечно. Эксперимент президента УЕФА Мишеля Платини, связанный с работой на играх не трех, а пяти арбитров, получил дополнительный импульс. Хотя я, например, отношусь к нему негативно. Почему? Да потому, что размывается ответственность, к тому же нарушаются основополагающие принципы передвижения арбитра по футбольному полю. Судья перестает двигаться по диагонали, а это мешает прежде всего ему самому.
 
— Странно. Вы говорите, что эксперимент получил импульс, а о реальном влиянии находящихся за воротами арбитров на ход матчей до сих пор не написано ни одной строчки.
 
— Этот опыт постоянно изучается в судейском комитете УЕФА, однако и тогда, когда я там работал, и сейчас информация с его заседаний не скоро становится доступной национальным федерациям. Это — упущение. Диска с методическими материалами, который судейский комитет УЕФА выпускает два раза в год, недостаточно для понимания сути современной судейской политики.
 
— А в чем она заключается? Вот объясните мне, любителю, почему ФИФА так рьяно противится внедрению в футбол технических новшеств, хотя тот же микрофон для связи арбитров прижился без особых проблем?
 
— Что касается ситуаций, связанных с взятием ворот, то я считаю, что рано или поздно прогресс в этом вопросе придет на помощь судьям. Если создадут такой «умный» мяч, который будет безопасен для футболистов и даст стопроцентно верную информацию о пересечении линии ворот, то его стоило бы обязательно внедрить в игру.
 
— Позвольте, но «умный» мяч со встроенным чипом тестировали, однако потом отказались.
 
— В 2005 году на чемпионате мира среди игроков до 18 лет такой мяч был действительно опробован, но у него оказалась 50–процентная погрешность. Представляете? В 50 процентах случаев голами и не пахло, а часы на руке у арбитра пищали так, будто мяч только что пересек линию ворот. Так что тот мяч оказался «умным» наполовину, полоумным. Сейчас, возможно, стоит рассмотреть предложение чуть ли не вмонтировать в штанги и перекладины ворот видеокамеры, возможно, просматривать записи с них следует резервному арбитру, однако и тут неизбежны сложности: вратарь может так накрыть мяч, что толку от камер не будет. Так что не знаю, не знаю.
В игре возникает слишком много спорных моментов, чтобы в каждом случае обращаться к помощи техники. Постоянные остановки могут попросту убить футбол. Читая лекции судьям, я обращаю внимание, чтобы они не только не допускали ошибок, но и старались поддерживать реноме футбола как вида спорта номер один. Можно этого добиться, если зритель неотрывно будет следить за действиями футболистов. Чем больше действий, финтов, ударов — тем интереснее. В Лиге чемпионов чистое время тайма составляет порядка 38 минут, в Лиге Европы — 35, матч чемпионата России длится 33 — 34 минуты, а в таких странах, как Казахстан, настоящая игра на поле идет не более 26 минут. 19 минут там тратится на остановки! И если сегодня добавить сюда еще видеопросмотры, то ни к чему хорошему это не приведет.
 
— Только что АБФФ присоединилась к Судейской конвенции УЕФА. Что это дает?
 
— Это здорово. Конвенция — это программа, направленная на помощь федерациям в области судейства. В ней есть определенные условия в плане организационной структуры национального судейского корпуса, в плане подготовки судей топ–уровня и, самое главное, в плане приглашения людей к работе судьями. На сегодня все эти условия Белорусская федерация футбола выполнила. Подписанная Конвенция позволит получать серьезные средства на организацию судейства в стране. Это и подготовительные сборы, и семинары, и методическое, и техническое обеспечение.
 
— Успели ли вы составить мнение о белорусском футболе? Каким он вам показался на фоне российского или казахстанского?
 
— Хочется сразу разделить ответ на этот вопрос на две части — спортивную и организационную. Что касается игры, то БАТЭ, минское и брестское «Динамо», «Шахтер» были бы вполне конкурентоспособны в российской суперлиге. В Казахстане команд, способных противостоять «Рубину» или, например, «Тереку», меньше — от силы две. Организационный уровень проведения соревнований в Беларуси тоже высок, но тот факт, что игры Кубка на старте сезона проходили на тренировочных полях — это неправильно. Такое отношение наносит урон футболу, принижает его в глазах поклонников. Возьмите матч БАТЭ с МТЗ–РИПО, который проходил в минском манеже. Во время матча судья останавливал игру только для того, чтобы толпа болельщиков могла пройти в туалет, расположенный за воротами. От такого рода организационных проблем нужно избавляться как можно быстрее.
 
 
07:41 01/04/2010




Loading...


загружаются комментарии