Ольга Назарова решила остаться

Из спорта она собиралась уходить дважды. Первый раз — начав выступать за сборную России. В олимпийском сезоне, накануне Нагано. Тогда, отчаянно отпахав весь подготовительный год, выдюжив нагрузки и не пропустив ни одной тренировки, на старте отборочных соревнований она вдруг поняла, что не то что бежать — идти сложно. Так сезон и закончился.

«Я тогда думала: все, нужно искать себе новое применение», — вспоминает Ольга. Тогда все обошлось. Был после этого в ее карьере и переезд в Беларусь, и новый подъем, и новые Олимпиады. Второй раз о своем месте в спорте Назарова задумалась год назад. Аккурат накануне очередной Олимпиады, увидеть на которой Назарову многие уже и не чаяли. Не будь в том сезоне девятого места в спринте на чемпионате мира и финиша в шаге от пьедестала в эстафете — точно зачехлила бы лыжи. А так — осталась. Вновь вышла на старт и даже стала участницей своей третьей Олимпиады. Увы — лишь участницей... И по сложившейся «традиции» после ванкуверского спринта ее вновь начали настойчиво провожать на «пенсию». Она и сама наверняка об этом думала не раз. Недаром ведь расспрашивает нашего фотографа о премудростях профессии, добавляя, что последнее время решила взяться за камеру. Но пока все же не настолько всерьез, чтобы  лыжи и винтовку променять на нее. Схлынули эмоции, место печали занял анализ минувшего сезона и своего места в нем. А результатом этих душевных терзаний стало решение: своего последнего слова в спорте самая опытная белорусская биатлонистка еще не сказала.


— То, что возвращение получится скомканным, я понимала, — рассуждает Ольга. — Я словно впервые вышла на лыжню. Пришлось заново учиться ощущать свое тело, осваивать технику передвижения на лыжах, учиться держать винтовку. Но я ведь помню, что умела все это делать, и умела неплохо. Поэтому и надеялась, что к Олимпиаде успею «догнать и перегнать». Увы, это–то меня и сгубило...


— Это как?


— Хотелось как можно скорее выйти на прежний уровень. Поэтому решила, что нужно работать на порядок больше, чем раньше, набирать большой объем нагрузок. Работала на износ. Когда нужно было восстанавливаться — я, наоборот, добавляла еще. Думала — выдержу...


— Но ведь был уже опыт возвращения и возвращения успешного. Тогда и на чемпионате мира вы медаль выиграли, и на Кубках мира не затерялись...


— Тогда все по–другому было. На протяжении всей беременности я продолжала двигаться, тренироваться. А в 2006–м был очень тяжелый олимпийский год, потом сразу сложная беременность. Я год вообще безо всяких нагрузок провела. Ни одной мышцы не осталось, я ни разу не могла отжаться от брусьев, мое тело было для меня чужим. Поэтому, отработав подготовительный период, я поняла: до прежних кондиций мне еще очень далеко. А до Олимпиады — близко. Полтора года. Поэтому и решила, что времени на отдых у меня нет, и надо работать за троих...


— Не появлялось мысли, что, возможно, все–таки нужно было уходить вместе с Еленой Зубриловой и остальными «аксакалами»?


— Как ни удивительно, но нет. Расстраивалась, конечно, из–за того, что ничего не получается. Сильно расстраивалась. Такие депрессии были... Но при этом чувствовала, что силы еще есть, что могу что–то показать, реализовать возможности. Мне было просто жаль уходить с чувством того, что не сделала всего, что могла. И уж точно я ничуть не жалею о том, что вернулась.


— В нынешнем сезоне в активе Ольги Назаровой было и 14–е место на этапе Кубка мира в Поклюке и 74–е в олимпийском спринте... Какое из них наиболее близко к истинному положению дел?


— Ближе всего — 9–е место в спринте во время прошлогоднего чемпионата мира в Корее и 4–е — в эстафете. А нынешний год просто не мой.


— Тем не менее после олимпийского спринта на дистанцию Ольга Назарова уже не выходила. Сдалась?


— Поняла, что нужно наконец–то сделать паузу. Я и так себя загнала, и если хочу успеть восстановиться и еще хотя бы год побегать, нужно делать перерыв.


— Выходит, все же остаетесь?


— Я и не собиралась заканчивать. Более того, я остаюсь не для того, чтобы закат карьеры получился плавным. И давайте не будем забегать вперед: время все расставит на свои места.


— Даже при том, что, как показала Олимпиада, молодежь нынче в биатлоне весьма амбициозная?


— А меня, если честно, олимпийские результаты не удивили. На Играх всегда так. Можно год пахать, выиграть все, что только можно, а на Олимпиаде лишь наблюдать, как «твою» награду забирает тот, кому, как оказалось, было суждено стать олимпийским призером. И это не зависит ни от возраста спортсмена, ни от его прежних заслуг.


— Когда наверх пробиваются молодые ребята вроде Винсана Жея или Якова Фака — это понятно. А что скажешь про Хрусталеву?


— А что сказать? Елена — опытная спортсменка, прошла российскую школу биатлона, тренировалась с различными командами и смогла извлечь из этого максимум пользы. А теперь, получив, наконец, возможность самостоятельно тренироваться в Казахстане, эффективно применила все это на практике. То же самое, кстати, касается и Кузьминой.


— В следующем сезоне многие знакомые лица мы уже не увидим...


— Да, ряд выдающихся спортсменок завершили свою спортивную карьеру. Лично мне больше всего жаль, что ушла Сандрин Байли. Она была поистине любимицей болельщиков и, на мой взгляд, кстати, тоже так и не смогла полностью использовать свой потенциал. Впрочем, в этих перестановках есть и положительные моменты. Я помню, когда в 2006–м ушли многие опытные спортсмены, результаты первое время были очень непредсказуемыми. И так, мне кажется, даже интереснее.

07:30 05/05/2010




Loading...


загружаются комментарии