Виктор Купрейчик: Я всегда был правдолюбом

Международный гроссмейстер Виктор Купрейчик  в свои 60 лет по-прежнему активен и на днях даже стал чемпионом Европы среди сеньоров. Кроме того, Виктор Давыдович – один из тех, кто поддержал кампанию «Говори правду», а также голосовал против кандидатуры Александра Лукашенко на пост председателя Национального олимпийского комитета Беларуси. Одним словом, у человека есть своя позиция.

Виктор Купрейчик: Я всегда был правдолюбом
- Я даже в свое время в комсомол не вступил, - рассказал Виктор Купрейчик сайту euramost.org. - Только перед поступлением в вуз влился в комсомольские ряды, потому что иначе нельзя было поступить в университет. Кстати, будучи еще школьником, и, выступая за взрослую сборную Беларуси, не получил из школы характеристику на поездку в ГДР, где должен был участвовать в международном турнире. Своенравие. Не захотел писать сочинение на тему “Образ Наташи Ростовой”. Мне нравилось порассуждать на вольные темы, а этот образ как-то не вызывал у меня творческих эмоций. Одним словом, вызвали меня на педсовет, я там и заявил преподавателю: “Вы просто учитель, а не педагог”. Мне после этого и отказали в характеристике.
- Но школа, наверное, гордилась вами?
- Наверное, я же был единственным мастером спорта. По тем временам это было высокое звание. Да и вообще, в школе я был примерным учеником в плане успеваемости. Побеждал на математических олимпиадах, учился хорошо. На меня, кстати, затем учитель математики обиделся, когда после школы я решил поступать на факультет журналистики, а не по математическому профилю. Другое дело, что вольнодумцем был. Выражал свое мнение, непривычное для тех времен.
- Почему вы выбрали после школы факультет журналистики БГУ?
- С сочинениями у меня было неплохо. И поначалу на журфаке у меня все шло гладко. Учеба, разъезды, турниры... Декан факультета Григорий Васильевич Булацкий говорил так: “Купрейчик пришел, значит, лекцию можно начинать”. Но проблемы не обошли меня стороной и там. В 68-м году попал в уличную историю с дракой. 1 января было, утро, потасовка... Вмешался посторонний - получил и он. Позже оказалось, что товарищ, который попал “под молотки”, оказывается, из КГБ. Естественно, о “факте” сигнализировали на факультет, было комсомольское собрание, на котором рассматривали поведение Купрейчика, порочащее советского комсомольца. По-моему, 35 человек проголосовали тогда за мое исключение, 36 - против. С трудом, но отстояли. И в том же году я оправдал доверие, став чемпионом мира в команде СССР среди студентов. А уже через год, в 20-летнем возрасте, попал на первенство Союза, и стал там самым молодым его участником.
- К тому времени у вас кумиры уже были?
- Наверное, Миша Таль. С Корчным я сотрудничал, когда он был в Минске. В шахматах тренер и помощник на равных, и Виктор Львович Корчной в 70-е годы пригласил меня быть его помощником. В 76-м году мы сбор проводили в Стайках, а через некоторое время он остался сначала в Нидерландах, а затем ему дали политическое убежище в Швейцарии.
- На вас бегство Корчного не сказалось?
- Однажды, когда поехали на какой-то международный турнир, меня напутствовали в спорткомитете и дали рекомендацию: “С Корчным даже не здороваться”. И вот приезжаем, разместились, нахожу под дверью открыточку: “Уважаемый В.Д., хотел бы с вами встретиться”. Это была открытка от Корчного. Затем прогуливаюсь, смотрю — невдалеке идет Виктор Львович. “Виктор”, — кричит мне. Честно признаюсь, тогда я только развел руками — нельзя, мол, отвечать. Времена такие были, меня могли сразу же сделать невыездным. Но в предместье Парижа мы все-таки встретились. Подаю ему руку и говорю: “Виктор Львович, вы имеете право пожать ее или отказаться”. Тот, наверное, с полминуты думал, но подал. И добавляет: “Зайдем ко мне”. У меня была бутылка “Беловежской”, сидим, разговариваем. И тут звонок — звонит его жена. И Корчной, а он всегда картавил, говорит в трубку: “Слушай, ты пгэдставляешь, я здесь с гускими сижу и выпиваю”. У него, кстати, жена австриячка, десять лет отсидела в советских лагерях. Позже, помню, Корчной подарил еще какую-то книгу на немецком языке. А у меня что по иностранному языку, что по пению — талант один и тот же.
- В 97-м газеты о вас писали: “На сессии белорусского Олимпийского комитета его новым председателем, вместо незадолго перед тем умершего Владимира Рыженкова, министра, ведавшего спортом, - беспрецедентным образом и практически единодушно (116 - “за”, “против” проголосовал только международный шахматный гроссмейстер Виктор Купрейчик) избран президент Беларуси Александр Лукашенко...” Снова позволили себе вольнодумство?
- Я голосовал не против Лукашенко, а против того, что законы не должны нарушаться. Ведь в Олимпийской хартии сказано, что этот пост не могут занимать люди, которые находятся на официальных государственных должностях. Я аргументировал свою позицию так - мы нарушаем положения Хартии. Считал и считаю, что если есть документ, то нужно подчиняться в первую очередь ему. Кстати, многие мне затем говорили, что я правильно поступил, по чести. Конь не может ходить как слон, а пешка, как королева. А я всегда боролся за справедливость и был правдолюбом…
07:25 14/05/2010




Loading...


загружаются комментарии