Гандбол. Белорусская сборная настроена на победу в Италии

26 мая женская национальная сборная Беларуси проведет предпоследний матч квалификационного раунда ЕВРО-2010. Соперницы — сборная Италии.


В первой встрече в Могилеве итальянки не доставили нашей команде абсолютно никаких проблем. Волнует иное: во-первых, Константин Шароваров в очередной раз недосчитался ряда важных гандболисток. Отказались от вызова голкипер Елена Абрамович и полусредняя Валентина Янковская, больше года не выступавшая в сборной из-за рождения ребенка. Не оправилась от травмы полусредняя Татьяна Хлиманкова, получившая повреждение в последнем матче своего «Аркатрона» в чемпионате Беларуси. Не восстановилась линейная Наталья Платанович. Во-вторых, выезды для нашей команды в последнее время складываются очень неудачно. Итальянки же на домашней площадке сумели дать бой сборной Словении. Как же будет на сей раз?
 
О готовности сборной к матчу рассказал «Спортивной панораме» главный тренер команды Константин Шароваров.
 
— В концовке сезона у игроков обычно накапливаются усталость и травмы…
 
— Конечно, все это есть и у нас. Наталья Платанович, например, до сих пор приходит в себя после повреждения. Сказывается напряженный сезон. Но тут ничего не поделаешь.
 
— Итальянская сборная изменилась с момента последней встречи?
 
— Сложно сказать. Располагаем видеозаписями их матчей. Исходя из них и готовимся к поединку.
 
— В последнее время выездные противостояния нашей команде не удаются. В чем причина?
 
— Так у нас ведь и соперницы были очень серьезные. Те же сборные Германии и Румынии — отнюдь не слабые команды, это лидеры мирового гандбола. Да и в гостях психологически всегда сложнее играть.
 
— Но итальянок к лидерам никак не отнесешь…
 
— Да, это та сборная, которую мы должны побеждать. Все понимают — на Апеннинах необходимо брать два очка, а затем нам предстоит еще более серьезная встреча в Могилеве.
 
— Нужно не только победить, но и сохранить состав.
 
— Будем надеяться, никто не получит травм. Я настраиваю девчонок только на борьбу, однако важна и внутренняя готовность. Но в конце сезона на фоне усталости получить травму довольно просто. Тем не менее это игра.
 
— Вы, как тренер национальной сборной, согласны, что выступление «молодежки» в своем отборочном турнире в прошлые выходные — это провал?
 
— Естественно. Конечно, чтобы давать оценку, нужно знать силу команд-соперниц. Результат плохой, но уровень сборных я оценивать не могу. С этой сборной в Словакию ездили свои тренеры — Воробий, Певницкий. Им лучше знать, почему так произошло.
 
О причинах своего отсутствия в команде и играх в чемпионате Венгрии рассказа газете вратарь женской национальной сборной Беларуси по гандболу Елена Абрамович.
 
— Елена, так в чем же причина вашего отказа?
 
— Если честно, комментировать это не очень хочется. Проблем со здоровьем у меня нет, все нормально. Конфликта как такового, в принципе, тоже нет. У меня был крайне сложный сезон, физически и психологически очень устала. Попросила Константина Григорьевича, и мы договорились, что на эти сборы я отпрашиваюсь. Несмотря на то, что моему клубу в турнире аутсайдеров чемпионата Венгрии удалось уберечься от вылета, никакого эмоционального подъема не испытала. Единственный позитивный момент — подписала хороший контракт на следующий год. Перехожу в «Ференцварош».
 
— Чем привлек этот вариант?
 
— Мне надоело играть исключительно в чемпионате Венгрии, хочется выступать и в еврокубках.
 
— И все-таки сборная на решающем этапе осталась без своего сильнейшего вратаря…
 
— Я верю в девчонок. Надеюсь, все будет хорошо в Италии, наша команда там победит. А в воскресенье поеду в Могилев на поединок со словенками.
 
— Как воспринял ваше решение Шароваров?
 
— Мы очень долго и много с ним разговаривали. Он, конечно, плохо отнесся, сильно переживал, но, как говорится, если человека ставят перед фактом, то ничего сделать уже нельзя.
 
— Крест на ваших выступлениях за сборную не был поставлен?
 
— Нет, это всего лишь, скажем так, легкая передышка. Никаких проблем с возвращением в команду не будет.
 
— Обычно вратари — складывается такое впечатление — люди замкнутые, живущие как будто в собственном мире. Это относится и к вам?
 
— В принципе, я спокойный человек. Но все зависит от состояния души и компании. Иногда у меня совсем нет настроения. Например, сегодня плохая погода, а я человек солнечный, поэтому весь день будет серым и скучным. А когда светло и тепло — и у меня все хорошо. И неважно, есть проблемы или нет. Главное, что настроение мое ничем нельзя испортить. Замкнутость? Это не про меня. Иногда люблю одиночество, но все же больше склоняюсь к общению в компаниях. И откуда взялся такой стереотип? Нет, мы, вратари, такие же, как и все нормальные люди. (Смеется.)
 
— Есть голкиперы, которым вы подражаете?
 
— Копировать никого не надо! Достаточно у каждого хорошего игрока учиться чему-то, выбирать, что тебе в его действиях нравится и подходит. Я не могу сказать, что у меня есть идеал. Но я смотрю много игр, подмечаю для себя новую технику.
 
— На сайте «Ходмезевашархея» написано, что ваш кумир — Анита Гербиц, выступающая также в Венгрии за «Дьер». От нее, может, пропускать не так обидно?
 
— Когда впервые приехала в Венгрию, еще ничего не знала. Анкету же заполняла по дороге на товарищеский матч, да и только потому, что так нужно было. Так сказать, для «отмазки». Не скажу, что на сегодняшний день Анита Гербиц является моим кумиром. Да, это гандболистка мирового класса, но не мой идеал.
 
— А еще в той анкете значится, что вам нравится биатлон…
 
— Потому что я занималась им до гандбола. Детство вообще было бурным. У меня есть старший брат, и я всегда пробовала себя там же, где и он. Увлекалась разными видами спорта. И теннисом попробовала заниматься, и баскетболом…
 
— Как думаете, получилось бы достичь подобных результатов, останьтесь вы там?
 
— Мне кажется, что человек, который добился успеха в каком-либо виде спорта, сможет это сделать и в другом. Главное — иметь цель, желание и стремление. И тогда точно все получится.
 
— «Ходмезевашархей» в этом сезоне был вынужден бороться за выживание в турнире аутсайдеров…
 
— Если честно, то год вышел для нас провальным… Обычно мы занимали 5—7 место, как говорится, золотую середину. Но сейчас и кризис накрыл клуб, и тренера сменили в середине сезона… Ныне в нашей команде только восемь человек, которые могут составить реальную конкуренцию соперницам. Остальные игроки — молодежь, которые далеко не всегда способны помочь.
 
— Как складывались отношения с тренером?
 
— С Эрвином Данко работали уже второй сезон, но полтора года он был вторым тренером. Предыдущего, Фаркаша Йожефа, как говорится, «убрали». Но, честно сказать, Данко для меня не авторитет, поскольку гандбол выучил по книжке и совсем его не знает, ведь он никогда не играл. По его наставлениям нужно бежать, образно говоря, только прямо, никуда не сворачивая, и невозможно объяснить, что там стена: по-другому нельзя, поскольку так написано в книжке. Однако отношения у нас доверительные. К тому же у нас в клубе было два равносильных вратаря, но он давал играть мне.
 
— Сборной нужен тренер вратарей?
 
— Необходим! Причем не только для национальной, а для любой дружины. Конечно же, должен быть главный тренер, но вместе с тем нужен такой человек, который поможет голкиперу. Главком не может сфокусировать свое внимание на всех игроках. Например, когда мы были на чемпионате Европы в Македонии, мне очень сильно помогла Светлана Андрюшина. Она тренер вратарей сборной России, мы вместе работали в «Звезде». И когда у нас были игры с немками и шведками, я всегда знала, где она сидит. Постоянно после какого-нибудь непонятного гола на нее посматривала. Она скажет мне буквально два слова, и все становится ясным. Достаточно найти те два правильных слова, которые помогут вратарю. А дальше все пойдет.
 
— А сами смогли бы когда-нибудь выполнять такую роль?
 
— Я уже сейчас тренирую детей. В Венгрии в день проходят по три игры: сначала матч младшей команды — возраст до 16-ти лет, затем — до 18-ти, а наш всегда самый поздний. Я занимаюсь с голкиперами этих двух дружин каждый вторник и четверг. Общаюсь также со многими девчонками из Беларуси, и если кто помоложе спрашивает совет по технике или по тактике игры, всегда с удовольствием помогаю.
 
— Однако достойной смены в Беларуси на вашу позицию особо не видно: вратари в нашем чемпионате — это проблема…
 
— Да, смены пока не видно. Но я не могу сказать, что у них нет способностей. Все есть. Просто их нужно развивать, чего у нас не делают. Если вспомнить мое детство, то ставили в ворота, давали основные движения — выпад и вверх, и на этом работа заканчивалась. Приходили игроки постарше и помогали, как я сейчас в Венгрии. Та же Настя Калинина, поскольку она была воспитанницей Тамары Басей, как и мы. Настя буквально раз в неделю проводила тренировку, подсказывала, но этого мало. Нужно основательно заниматься с вратарем. У нас тренеры в основном делают акцент на полевых игроков. А голкиперы — своеобразная «ширмочка», на которую очень мало обращают внимания.
 
— Расскажите о своей карьере в российской «Звезде».
 
— Однажды, когда я уже была в отпуске, мне позвонили и предложили попробовать себя за границей. «Звезда» в первый год формировалась только для того, чтобы в Подмосковье была гандбольная команда. Там не ставили никаких задач. Сейчас-то у них высокие цели, Лига чемпионов… Мы же начинали со второго дивизиона. Потом постепенно поднимались. Сразу же вышли в Суперлигу, на второй год третье место взяли. За эти два сезона, что отыграла в России, я прибавила, и немало. Совсем не жалею, что туда попала. Да, было тяжело. Казалось: россияне свои, русскоговорящие люди, но менталитет все же сильно отличается.
 
— Раньше в Россию ехали играть многие белорусские гандболистки. Как считаете, почему нет такого теперь?
 
 
— Я и Маша Цыбулько были в этом плане первооткрывателями. Нас пригласили в «Звезду», потом еще нескольких девчонок. Почему сейчас не едут, не знаю. В России подготовка в первую очередь направлена на сборную. Заметьте, у них и легионеров практически нет в клубах. Как говорил Трефилов: «Зачем мне готовить своих конкурентов?!»
 
— Благодаря чему российской сборной удается побеждать на топ-турнирах? Секрет в гении тренера?
 
— Нет, дело там не только в Трефилове. Все зависит от уровня чемпионата. Ну и, конечно же, дядя Женя — это отдельная тема. (Смеется.) Просто уровень первенства по сравнению с нашим отличается как небо и земля. Там все другое. И финансирование, и школа, и подход к игре… К тому же тренерский состав по всей России очень сильный. И за счет этого уровень в детских школах будет на порядок выше.
 
— А что нам нужно, чтобы нагнать соседей?
 
— Такой вопрос, на который, сколько его ни задавай, ответить очень сложно. Можно на словах перечислить: необходимо сделать это, это и вот это. Но, во-первых, у нас нет такого ажиотажа вокруг спорта, как, допустим, в той же России. В Тольятти — стопроцентный гандбольный клуб «Лада», в Венгрии вообще все фанатеют от гандбола. У них дети начинают тренироваться с 4—5 лет. А у нас когда набор? Только в седьмом классе, время уже упущено. Мы стараемся за этот год-два наверстать, а потом едем на молодежные топ-турниры. Но всегда возвращаемся ни с чем.
 
— Переезд в Европу, в Венгрию вам тяжело дался?
 
— Туда я попала так же спонтанно, как и в Россию. Доигрывала второй год в «Звезде», контракт у меня закончился. А была уже середина июля, к этому времени все клубы сформированы, и очень сложно найти себе новую команду. Обычно уже к февралю-марту известен состав на следующий год. И тут мне позвонили с предложением уехать в Венгрию. Я сразу согласилась, поскольку в первую очередь хотела играть. В «Ходмезевашархее» тогда было три украинки: два игрока и массажистка. Они очень помогли, так же, как и тренер. В принципе, городок у нас маленький, и слух в нем очень быстро разнесся. И я еще никого и ничего не знала, зато со мной уже все здоровались. Всем было известно, что это Лена, белоруска, новый вратарь.
 
— Язык?
 
— Он ни на какой не похож. Для меня это была настоящая катастрофа. В первый вечер, когда я встречалась со спонсором, он мне принес русско-венгерский словарь. Я открыла его, а там эти «о» с двумя черточками и точечками... И произношение… Я закрыла книжечку, положила на тумбочку — так она до сих пор у меня и лежит. А когда слышала часто повторяющееся слово, то просто спрашивала, что оно обозначает. Бывало, на пальцах объясняли. Ну, а сейчас уже «шпрехаем» потихоньку.
 
— Тем не менее, наверное, желали бы вернуться домой?
 
— Мечтаю об этом. Я очень люблю Минск. Хочу домой, как говорится, к маме. (Смеется.) Особенно когда такой тяжелый сезон, да и отношения с тренером не очень хорошие. Один раз даже позвонила маме (а она привыкла, что я сильный человек), и, когда услышала ее голос, рыдала навзрыд. Мама была очень удивлена, на что я сказала: «Что я, не человек?» Хотя и в Венгрии уже хорошо, поскольку у меня много друзей, знаю язык, но все равно тянет в Беларусь, к родным и друзьям.
 
— Вы обычно говорите, что после проигрыша не надо расстраиваться…
 
— А что грустить? Нужно просмотреть встречу, сделать из нее выводы, провести работу над ошибками и потом их не повторять. А этот поединок уже проигран, нужно настраиваться на следующий. Конечно, могут захлестывать эмоции. Вот, например, взять прошлогодний домашний матч сборной с румынками, когда мы проиграли всего один какой-то непонятный мяч. Мне было обидно, даже слезы на глазах выступили. А с другой стороны, никто не ожидал от нас даже такого результата. Все знали, что у соперниц сильная команда и играть будет очень тяжело. Как говорится, эмоции после финальной сирены — это одно, а долго расстраиваться не стоит. Хотя раньше я тоже такая была. Но когда уехала в Венгрию, меня научили смотреть на вещи по-другому. Однажды был такой ужасный поединок, что я до мяча вообще не дотронулась. Ходила, сама себя корила. А тренер ко мне подошел и спросил, где моя улыбка. Я говорю: «Какая улыбка, ведь я вчера так плохо сыграла». На что он ответил: «Это было вчера. Я не вижу твоей улыбки, и мне не нравится, как ты без нее работаешь. Я привык, что ты всегда улыбаешься».
 
— Какой тренерский подход вам по нраву: с жесткой дисциплиной в команде или максимальной свободой для игроков?
 
— Нужен тот наставник, который очень хорошо знает психологию — когда стоит держать команду в ежовых рукавицах, когда — дать слабину. Иногда полезно позволить сыграть без наставлений, а иногда стоит подойти и объяснить, бывает, и повысить тон. Поэтому для меня тренер — психолог, который видит и чувствует. Подход диктатора всегда плох, да и флегматик — не лучший вариант.
 
— Как вы готовитесь к играм?
 
— Я давно заметила, что, когда играю расслабленно, у меня все получается. А концентрация — мол, надо эту встречу обязательно выиграть — меня сбивает и замыкает. Когда я начинаю злиться и что-нибудь не получается, тогда и движения получаются как у робота. А когда играешь спокойно и с улыбкой, то все в порядке.
 
— На что вы готовы ради любимого человека?
 
— Эту тему я не очень люблю. Просто не складывается у меня с «любимыми человеками» … На данный момент я одна. И в последнее время серьезных отношений не было.
 
— А нам интересно: когда уже Лена Абрамович сменит фамилию и на пальчике появится кольцо?
 
— У меня фамилия и так очень звучная и хорошая! Ну, а насчет кольца я тоже хотела бы узнать. (Смеется.) Дома все спрашивают. Не успею я приехать из Венгрии, а у бабушки первый вопрос: «Ну, когда?» Говорю, что некогда мне. В Венгрии все по-другому. Сколько бы я там ни играла, все равно тянет домой. Хотя многие думают, что я там останусь. Поэтому в этой стране серьезных отношений завязывать не хочется. Не могу сказать, что там плохой народ, но все равно чувствуется, что не свое, чужое… А в Беларусь приезжаю летом только на месяц.
 
— Какой у вас идеал?
 
— Его рисовать не надо. Главное, чтобы было о чем с человеком поговорить, приятно проводить время и хотелось находиться с ним все время рядом. А остальное уже неважно. Мне говорят, что я очень высокая. Я на это не обращаю внимания, к тому же люблю большой каблук. Многие девчонки в команде спрашивают, какие мне парни нравятся. Они мне все ищут венгерского жениха. (Смеется.) Я не могу ответить: высокий, маленький, полненький, темненький... Будешь его всю жизнь искать. А вдруг такого нет?
 
— Как вы проводите свободное время?
 
— Люблю активно отдыхать. Хотя зимой у меня наступает «спячка» и выходные проходят в домашних хлопотах. А когда приходит весна, то дома в свободный день меня не застать. Сразу думаем, куда пойти: в бассейн, в соседний город съездить погулять или просто сходить в кино или кафе. Люблю пройтись на байдарке. Однажды мне предложили попробовать. Я согласилась. И мы 30 километров гребли веслами, конечно же, с передышками: сало жарили, загорали. Уже был апрель, жара. Назавтра болели плечи, но это того стоило, поскольку я получила массу положительных эмоций. В последнее время мне очень нравится готовить. А когда я приехала в Венгрию, для меня было в диковинку то, что на первое подают фруктовый суп или мясо в вишневом соусе. Поначалу я это кушать не могла, сейчас привыкаю. Кстати, часто в Интернете ищу рецепты каких-нибудь кулинарных шедевров. Так что готовлю и удивляю своими блюдами всех. Часто выпекаю, например, сырники: кстати, венгры не знают такого блюда.
 
— Что бы вы сделали, будь у вас миллион долларов?
 
— Такие суммы, о чем вы?! (Смеется.) Вообще, я практичный человек. Составила себе список: сначала квартира, машина, затем обеспечить свое будущее. В этом году, например, нужно построить квартиру, и я делаю все для того, чтобы это осуществить.
 
— Как долго еще планируете играть?
 
— Еще два года по контракту впереди, а потом будет видно. Если приеду в Беларусь через два года, то обязательно буду еще выступать в той команде, в которой, надеюсь, захочу. Я думаю, что на родине найти клуб для меня не будет проблемой.
 
Для меня время летит очень быстро. Недавно школу закончила, а уже 28 лет. Но это по паспорту мне столько, а в душе — 16…
 
 
 
17:17 26/05/2010




Loading...


загружаются комментарии