"Белый волк" входит во вкус

Недавно белорусский боксер Сергей Ляхович бывший чемпион мира в супертяжелом весе по версии WBO, который покинул профессиональный ринг после поражения россиянину Николаю Валуеву в поединке за звание официального претендента на титул чемпиона мира в супертяжелом весе по версии Всемирной боксерской ассоциации (WBA), вновь начал свое возвращение на ринг. Спортсмен выиграл два боя. Его соперниками были американец Джереми Бейтс и никарагуанец Эванс Куинн. После этих побед боксер рассказал «Советской Белоруссии» о своем дальнейшем возвращении.

"Белый волк" входит во вкус
 
— Лично меня Куинн не удивил ровным счетом ничем. Перед боем я достаточно хорошо изучил этого боксера и знал, к чему готовиться. Я, признаться, не могу придумать, как это сказать по–русски, но по–английски его стиль можно описать двумя словами: «Таф гай». Не то чтобы жесткий — скорее драчливый. Прет как на буфет. Так по–русски правильно?
 
— Правильно, но насколько удобен такой вариант с точки зрения боя, от которого во многом зависело продолжение карьеры Сергея Ляховича?
 
— Вариантов у меня особо не было. Если хочешь идти вперед — нужно уметь биться с разными противниками. Хотя в чем–то ты, конечно, прав. Джереми Бейтс, с которым я боксировал в ноябре, — боец более низкого уровня. «Проходной», что ли, если можно вообще применять подобную формулировку. А Куинн — это уже своего рода экзамен на право находиться в элите. Мне этих двух парней даже сравнивать не хочется. Да и есть ли смысл? Гораздо важнее то, что я одержал две победы, а свой следующий бой рассчитываю провести с соперником еще более высокого класса, постепенно подниматься и делать все для того, чтобы вернуть свои позиции. «Степ бай степ», как говорят в Америке.
 
— Но свои–то ощущения перед этими двумя боями сравнить можешь: как–никак карьера на кону стояла?
 
— Бейтс мне был нужен для того, чтобы просто заявить, что я по–прежнему в обойме, что готов продолжать борьбу за чемпионство и списывать меня рано. Поэтому я и выходил на тот поединок с единственной целью: сделать все быстро и эффектно. Чтобы сомнений не осталось. Так, собственно, и получилось: я нокаутировал его в первом раунде. А Куинн мне был нужен, чтобы расставить точки в отношении моей готовности и формы: по поединку с Бейтсом сложно было что–либо сказать.
 
— И как оценило твой потенциал  боксерское окружение?
 
— По–моему, ни у кого (по крайней мере здесь, в США) в отношении результата поединка сомнений не было. Другое дело, что я немного завелся: хотел его наказать. Потому, возможно, и сделал не все, как задумывалось изначально.
 
— Наказать? И это говорит прежде всегда невозмутимый Ляхович? Неужели тебя так задела та выходка никарагуанца на пресс–конференции, когда он решил устроить драку с тобой прямо перед телекамерами?
 
— Да, были там вопросы (смеется)... Интересная вообще ситуация получилась: слышал о подобных случаях много, а вот самому как–то не доводилось с подобным сталкиваться. Не могу сказать, что Куинн какой–то хулиган или того хуже. Просто парень он молодой, энергии — через край, и временами она выплескивается совсем не туда, куда следовало бы. Был бы поопытнее — приберег бы эмоции до боя. А так... У меня к нему даже личной неприязни не осталось. Но поставить парня на место было делом принципа.
 
— А что было бы, если бы, допустим, выиграл Куинн?
 
— Я даже подобных мыслей не допускал. Любой парень, который занимается боксом — будь то профессионал или любитель, — знает, что если в голове у тебя появляются всякие «если» и «но», то на ринг лучше вообще не выходить. Чревато. Поэтому у меня была лишь одна мысль — победить.
 
— Допустим, сиюминутные задачи ты решил: бой выиграл, наглеца Куинна на ринг уложил. А что дальше? Ведь наверняка планировал, что этот поединок откроет двери для дальнейшего продвижения к чемпионскому титулу?
 
— Конечно. Я от своих планов и амбиций не отказываюсь и буквально в ближайшие же дни намерен вплотную заняться обсуждением своего дальнейшего графика. Сразу после поединка я разговаривал со своим промоутером — Доном Кингом, он заверил меня, что «все идет по плану и я выгляжу хорошо». Значит, буду ждать предложений и работать.
 
— Конкретные имена будущих соперников с Кингом не обсуждали?
 
— Обсуждали, и даже несколько. Поэтому–то пока ничего на этот счет говорить и не буду. Скажу только, что планы у нас большие, а я, в свою очередь, намерен делать все, что от меня зависит, для их осуществления. Между поединками против Бейтса и Куинна прошло почти полгода. Я очень надеюсь, что теперь о Ляховиче будут слышать куда чаще. Если все будет хорошо, то я рассчитываю провести свой следующий бой месяца через три–четыре.
 
— После твоего матча с Куинном довелось слышать разные его оценки. Кто–то говорит о том, что, дескать, если бы Ляхович в бою с Валуевым действовал в таком же ключе, результат того поединка был бы совсем иным. Кто–то по–прежнему считает, что скорости и резкости тебе не хватает. Как сам–то оцениваешь свои успехи?
 
— О том, что могло бы быть, я рассуждать не люблю. Все прекрасно знают о том, в каком состоянии я боксировал с Валуевым, почему так случилось и чем, в конце концов, закончилось. И изменить этого уже нельзя. Зато я могу сказать совершенно точно, что сегодня Сергей Ляхович очень близок к той форме, в которой он становится по–настоящему опасным и может всерьез претендовать на один из чемпионских титулов. А слова — это только лишь слова. Хватает — не хватает... То, что все увидели в бою против Куинна, я еще не считаю своим лучшим боксом. Неплохо, но не супер. По большому счету, я только вхожу во вкус, начинаю набирать форму и собираюсь еще не раз удивить всех.
 
07:45 28/05/2010




Loading...


загружаются комментарии