Гимнастика художественная. Белорусские гимнастки готовятся к чемпионату мира

Первая половина сезона в художественной гимнастике завершилась. Спортсменки ушли в отпуска, Но впереди — чемпионат мира. Год назад в японском Мие аналогичный турнир обернулся безраздельным триумфом россиянки Евгении Канаевой, конкуренцию которой смогли составить лишь ее соотечественница Дарья Кондакова и украинка Анна Бессонова. Сегодня Бессоновой на ковре уже нет, а, как показал минский Кубок мира, претенденток на пьедестал стало намного больше.

Гимнастика художественная. Белорусские гимнастки готовятся к чемпионату мира
О шансах белорусских гимнасток и подготовке сборной к эитим соревнованиям рассказала «Советской Белоруссии» главный тренер сборной Беларуси по художественной гимнастике Ирина Лепарская.
 
— Уровень стран в художественной гимнастике заметно выровнялся. И этот рост — результат работы наших тренеров. Российские, белорусские, украинские специалисты сегодня разъехались по всему миру и работают со многими сборными. В Минске сборная Израиля взяла «бронзу» в групповом упражнении — результат работы наших Эллы Самохваловой и Натальи Шапиро. «Серебряные» японки уже год тренируются в Санкт–Петербурге у Инны Быстровой. Канадок готовят москвичка Светлана Жукова и наша Таня Костенкова.
— В фигурном катании ни к чему хорошему такой «интернационал» не привел...
— Там немного другая ситуация, есть принципиальные отличия. Дефицит льда, например. Так что я надеюсь, что подобная участь наш спорт минет. К тому же в последнее время многие начали возвращаться. Алена Гнездицкая, например, отработав два года в Китае, вернулась в Минск. Возвращается после пятилетней работы в Японии брестчанка Вероника Сегенчук... Они уезжали туда с мечтами о большой зарплате, с надеждой за несколько лет заработать себе на квартиру. Там платят на самом деле больше, но не настолько, чтобы с теми ценами скопить какую–то серьезную сумму. А уж когда у нас наконец–то построят дворец художественной гимнастики, то вопрос оттока кадров и вовсе будет снят.
— Тем не менее из недавно завершивших карьеру гимнасток никто не захотел стать тренером...
— В гимнастике невозможно заставить быть тренером. Каждый должен сам определить, чем он хочет заниматься. Но даже при этом Инна Жукова, например, работает сегодня завучем в ДЮСШ № 16. Сказала: «Я хочу узнать тренерскую работу с самого основания». Так что не исключено, что тренер из нее еще получится. Светлана Рудалова тоже была бы не против готовить смену, но они с мужем собираются переезжать жить в Монако. Вместе со мной сегодня работают и Марина Лобач, и Лариса Лукьяненко, и Алена Гнездицкая — вот она, преемственность поколений! Хотя я, если честно, никогда не могла подумать, что Оля Бондарь станет тренером. Или Нелли Парфеевец. А у нее тем временем подрастает девочка, Ксения Челдышкина, которую уже сегодня называют второй Канаевой...
— Кстати, о Канаевой: вас не удивляет тотальное превосходство россиянки?
— Канаева не обладает той харизмой, которая была у Кабаевой, но она очень талантливая спортсменка. У нее просто кошачьи движения, координация и интуиция. Евгения — второй человек в моей жизни, в отношении которого я говорю, что победить ее невозможно. Эта спортсменка может в прыжке увидеть запутавшуюся ленту, успеть ее в полете развязать и поймать. Даже ее тренер не понимает, как ей это удается.
— В спорте говорят, что порядок может бить класс. К гимнастике это применимо?
— Пример тому — Люба Черкашина. Она столько работала на тренировках, что уже хотя бы по совокупности заслужила успех. Только сейчас на соревнованиях у нее начала получаться та зрелая гимнастика, которую раньше мы могли видеть лишь на тренировках. Надеюсь, что теперь Черкашина, наконец, свое возьмет. Инне Жуковой при внешней видимой легкости путь на вершину давался даже сложнее, чем Любе. Никто ведь не знает, сколько она со спиной мучалась, и как теряла сознание после выступлений. На нескольких турнирах ее буквально на руках выносили. В гимнастике ничего вдруг не бывает.
— Как в этом случае объясните взлет Мелиты Станюты? Сегодня ее многие тоже сравнивают с Кабаевой...
— Я бы не стала этого делать. Я вообще никогда никого ни с кем не сравниваю и настаиваю на том, что все гимнастки должны быть разными. Лукьяненко, Огрызко, Ваткина, Раскина, Рудалова, Жукова... Все они были не похожи друг на друга, показывали свою собственную гимнастику, и в этом, я считаю, главное достоинство белорусской школы. У меня многие даже спрашивают, откуда мы привезли наших юниорок — Лещик, Шарапову, Кадобину, Галкину, Челдышкину, Болотину. Не похожи, говорят, их выступления на белорусскую школу. А так ведь и должно быть! Именно по этой причине сегодня провал у украинок, где из Алины Максименко изо всех сил пытаются сделать вторую Бессонову. А на выходе получается такой диссонанс, который просто не может понравиться.
— Кстати, хотел спросить: почему у Украины в отличие от нас и россиянок не оказалось достойной смены Бессоновой и Годунко?
— Все очень просто — дерюгинский авторитаризм. И я, и Ирина Винер подключаем к работе всех, кто может и хочет работать. А в Украине в последнее время невозможно толком понять, откуда появляются эти тренеры, кого они готовят и куда делись те люди, которые всю жизнь делали украинскую гимнастику. Я даже не знаю, кто первый тренер Максименко...
— Но авторитаризма в гимнастике всегда хватало...
— Всему есть предел и какие–то рамки. Если ко всем будешь относиться ласково, то никого не заставишь в семь утра идти в зал и с дежурной улыбкой на лице начинать эти бесконечные «раз–два–три–четыре». Приходится быть жесткой. Но при этом даже те, кто в какой–то момент жизни меня не любил, сегодня благодарят. Вот Лера Курильская. Сколько я требовала, чтобы она похудела, начала работать и осталась в гимнастике! Сегодня она приходит и говорит: «Почему вы меня не заставили?» А ведь со стороны, наверное, могло показаться, что это я принуждаю, заставляю... Авторитет в гимнастике много значит.
— В глобальном смысле, кстати, тоже. Вот, например, скажите: можно ли будет соперничать с россиянками на чемпионате мира в Москве?
— С ними вообще непросто, а в Москве... С другой стороны, непобедимая у них только Канаева. А что касается остальных, то никто из нас не собирается ехать в Москву, чтобы посмотреть, как россиянки будут делить пьедестал. Но авторитет страны значит, конечно, много. И наши планы принять в Минске чемпионат Европы — это в первую очередь попытка подняться в глазах гимнастической общественности. Сейчас ведь как получается: белорусские спортсменки вот уже 30 лет входят в число трех сильнейших стран, но при этом наша страна едва ли не единственная в Европе не проводила ни чемпионата мира, ни чемпионата Европы. Поэтому уже сегодня у нас аккуратно, но все чаще спрашивают: «Медали вы, значит, получать хотите, а вкладывать в них средства — нет?»
— То есть в будущем могут и не дать?
— Я не говорю, что если мы не проведем чемпионат, то больше никто из наших девушек на пьедестал не поднимется. Мы боролись и будем бороться за награды. Но если даже Азербайджан уже успел провести и «мир», и «Европу», то наше положение нахлебников при гимнастическом дворе начинает быть просто неприличным. Впрочем, здесь кроется еще один сложный момент — Кубок мира, который вот уже несколько лет проходит в Минске. Потянет ли наша страна оба эти крупных турнира — большой вопрос, а если откажемся от этапа Кубка мира, то это уже навсегда. Там очередь желающих очень длинная. Отказаться от чемпионата Европы тоже нельзя: дать задний ход после того, как уже раструбили по всему миру, а Международная федерация гимнастики фактически «пробросила» с проведением чемпионата Испанию, — это такой удар по нашему авторитету, оправиться после которого будет очень непросто. Поэтому сегодня всем нам остается надеяться лишь на то, что из любой ситуации просто обязан найтись выход...
 
 
13:13 09/06/2010




Loading...


загружаются комментарии