Гандбол. Анатолий Закладной не готов говорить о планах сборной


17 июня на заседании исполкома Белорусской федерации гандбола (БФГ) было названо имя нового главного тренера женской национальной сборной Беларуси. Им стал 52-летний российский специалист Анатолий Закладной, возглавляющий минский «Аркатрон». Ассистировать ему будет белорус Валерий Певницкий. Новое назначение стало несколько неожиданным для главного тренера. О предстоящей работе Анатолий Закладной рассказал «Спортивной панораме».

— Анатолий Леонидович, примите наши поздравления с назначением! Давно ли поступило предложение «взять под свое крыло» сборную, какие условия предложила федерация?
— Предложение сделали недавно, а об условиях пока даже и не говорили.
— То есть для вас на первом месте стоит интерес к работе с национальной командой?
— Когда я пришел работать в «Аркатрон», хотелось, чтобы на клуб обратили внимание. Скажу без ложной скромности, но и не сочтите за бахвальство: если бы не произошло перемен, минчанки не стали бы третьими в национальном чемпионате. Команда не была подготовлена к сезону, так как из-за финансовых проблем не проводила учебно-тренировочных сборов. По большому счету, первые три места в первенстве были загодя зарезервированы за БНТУ, «Городничанкой» и «Друтью». Но никто не рассматривал в числе претендентов на пьедестал «Аркатрон». Пришлось засучить рукава совместно с Тамарой Владимировной Басей, попытаться еще больше сплотить коллектив, поработать над тактикой. Изменили отношение к тренировочному процессу. В итоге сражались на равных даже с чемпионками БНТУ.
— Получается, именно ваша работа в клубе обратила на себя внимание федерации…
— Наверное, это и предопределило выбор. В какой-то степени доверие руководства я уже завоевал, и мне это приятно. И в то же время на меня ложится огромная ответственность: ожидания необходимо оправдать. Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. У любого тренера должна быть мечта: сначала выиграть чемпионат с детьми, потом — со взрослыми, затем возглавить сборную и добиться с ней успеха. Без мечты жить нельзя. Право поработать с национальной командой предоставляет мне теперь судьба и БФГ.
— По очерченному вами пути вы и двигались: работали с юношескими командами, затем — с профессиональным клубом, теперь — сборная. Разница лишь в том, что изначально это были представители сильного пола…
— Безусловно, отличия существуют. Хотя бы в том, что ребята — быстрее. Но! Умудренные опытом тренеры говорят: если уж девочку или женщину научишь чему-то, то разбуди ее через полгода посреди ночи, и она все повторит до мелочей. Мальчики все забывают быстрее. Самоотдача же у девчонок, на мой взгляд, даже выше. Порой они так включаются в работу, что приходится даже останавливать. А тренер есть тренер, и не важно, с кем он работает. Прежде всего это люди.
— То есть больших сложностей с переходом на работу от юношей к девушкам у вас не было?
— Можно говорить разве что о моменте адаптации, привыкания. Я изучал команду, каждую гандболистку по отдельности, они изучали меня. Думаю, к последним матчам сезона мы были уже настоящим коллективом. Это приятно, значит, проведенная работа дала плоды, по прошествии времени мы нашли с игроками общий язык: меня стали понимать, я стал сдержаннее и знал, что нужно подопечным от меня, а мне — от них.
— Можете ли сказать, что за эти семь месяцев стали своим в белорусском гандболе?
— Думаю, не совсем…
— Спрошу по-другому: косых взглядов удалось избежать?
— Этот неприятный момент всегда присутствует в жизни каждого человека, который трудится и добивается результата. На это не нужно обращать внимания — лучше делать свое дело. И люди потянутся.
— Тренеры, всю жизнь отработавшие в Беларуси, могут быть не рады назначению в национальную команду человека, по сути, со стороны…
— Не думаю, что я перешел кому-то дорогу. Изначально, когда я приехал в Беларусь, у меня и мыслей не было о сборной. Я не стоял ни под чьей дверью, никого не упрашивал. Относился к труду так, как меня учили мои наставники — и все. Только делал свою работу.
— Каковы ваши впечатления от сборной Беларуси?
— В спорте так бывает: есть команда, но нет коллектива, и наоборот. Мне кажется, причина последних неудач крылась внутри дружины. Когда в главную команду страны кто-то хочет ехать, кто-то — нет… Я этого не понимаю. Мне кажется, для спортсмена должно быть за честь, когда его приглашают в сборную. Отсюда — и все остальные моменты, как в игре, так и в отношениях.
— При Константине Шароварове команда закостенела в единственном тактическом рисунке — 6+0. «Аркатрон» при вас менял схемы и по ходу поединков…
— Для того чтобы вносить разнообразие в построение игры, нужно знать возможности своих игроков. Мне в клубе выбирать было не из кого, приходилось тасовать схемы, наигрывать разные варианты. Я — приверженец активной защиты: 3+3, 4+2, 5+1. В «Аркатроне» у меня не было возможности использовать их все. Половину сезона мы провели с полуактивным вариантом 5+1, ведь не было исполнителей нужного класса. За короткий отрезок времени никого переучить невозможно. Стоять же прижато к линии нельзя — нас просто затолкали бы в зону. Сегодня мы видим: оборона даже без передних защитников бывает столь активной, что соперников встречают уже на девятиметровой линии. В Беларуси мы такого не наблюдаем. Над всем этим нужно работать, а у предыдущего штаба такой возможности не было. На моих глазах национальная команда провела лишь два коротких сбора перед важнейшими матчами. Как можно было говорить о результатах в такой ситуации?
— Может быть, вами уже обсуждались с руководством федерации планы работы со сборной: тренировки, спарринги?
— Как говорится, давайте доживем до понедельника. Приеду в Беларусь — и будем решать.
 
17:52 18/06/2010




Loading...


загружаются комментарии