Ответит ли кто-нибудь за гибель белорусской велосипедистки?

Ровно год назад, 25 июня 2009 года, в нашей стране во время тренировки погибла легендарная белорусская велогонщица чемпионка мира-2000, победительница «Большой петли-2002» и веломногодневки «Джиро д’Италия» Зинаида Стагурская, а разбираются в этом почему-то наши соседи в России. До сих пор непонятно, кто ответит за гибель Стагурской и ответит ли вообще? Кроме того, очень хотелось бы узнать, кто конкретно принял решение передать дело и саму Тишковец в Санкт-Петербург? Разве это в данной ситуации было правильно и справедливо? А может быть, причина намного проще — в чьей-то личной выгоде? Одним словом, пока вопросов больше, чем ответов…


  Ответит ли кто-нибудь за гибель белорусской велосипедистки?
О положении дел в расследовании этого происшествия пишет «Спортивная панорама».
 
Произошло это в 13.45 на 93-м километре автодороги граница Российской Федерации — Витебск — Гомель, где велогонщица проводила тренировку. Автомобиль под управлением 42-летней жительницы Санкт-Петербурга, двигаясь в сторону Орши, не изменяя скорости, начал смещаться на полосу встречного движения. По ней на автомобиле «ВАЗ-2104» ехал тренер Стагурской, а за ним, на расстоянии 10 метров, — сама спортсменка. Автомобили разминулись, а велосипедистка попала под колеса «Хонды», которая затем съехала в кювет. От полученных травм спортсменка скончалась на месте.
 
За рулем той злополучной «Хонды», двигавшейся со скоростью 140 километров в час и выехавшей на полосу встречного движения, находилась Ольга Тишковец, жительница Санкт-Петербурга, 1968 года рождения. Женщина ехала на встречу выпускников в Украину и, по предположению журналистов, перед столкновением попросту могла заснуть за рулем. Но чего-либо более конкретного выяснить так и не удалось: еще в прошлом году начавшееся расследование по факту гибели чемпионки мира было приостановлено. По словам сотрудников Витебского областного УВД, это произошло в связи с состоянием Ольги Тишковец, в отношении которой производились неотложные мероприятия медицинского характера. К тому же, несмотря на то, что трагедия произошла в Беларуси, следствию почему-то потребовалось истребовать из Санкт-Петербурга дополнительные материалы. А дальше стали происходить странные вещи: женщину, управлявшую автомобилем, убившим Стагурскую, перевезли в город на Неве (?!), а в конце февраля 2010 года материалы дела были вообще переданы российской стороне для дальнейшего разбирательства. Мы не будем комментировать данный факт, но, судя по некоторым телепередачам восточных соседей, в судебных разбирательствах у них имеются серьезные изъяны. Деньги и связи в наше время играют далеко не последнюю роль.
 
Поскольку представители Витебского областного УВД заявили, что Тишковец была отправлена в Санкт-Петербург в соответствии с Конвенцией о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной государствами – членами СНГ (подписана в Кишиневе 7 октября 2002 года), мы решили ознакомиться с упомянутым документом. В итоге оказалось, что в данной Конвенции ничего не говорится о передаче лица, совершившего уголовно наказуемое деяние на территории одного государства, в отношении которого там ведется уголовное преследование, другому для продолжения расследования. Вот выдача преступника, получение информации об уголовном преследовании, совместные оперативно-розыскные группы — такие действия в данном документе предусмотрены. В нашем же конкретном случае получается так: совершено ДТП со смертельным исходом; задержано лицо, виновное в нарушении правил дорожного движения (достаточно только одного выезда на встречную полосу), в качестве вещественных доказательств имеются все транспортные средства участников ДТП и соответствующие документы (протокол осмотра, объяснения и т.д.). Однако виновное в нарушении правил лицо отпускается за пределы страны, то есть вне действия белорусской юрисдикции, а затем и материалы дела передаются туда же. Каких-либо данных о результатах расследования со стороны соответствующих органов города на Неве, понятное дело, обнаружить не удалось. Почему-то кажется, что их и не будет. Странное дело: мелкий карманный воришка, пойманный за хищение мелочи в трамвае, почти со стопроцентной гарантией обречен «мотать срок», а тут убивают лучшую велосипедистку страны, а виновных отпускают восвояси, и дело в Беларуси фактически закрывается! Если бы еще год назад пришлось услышать подобное, мы бы никогда в это не поверили.
 
Впрочем, о системе защиты россиян можно судить по следующему письму, поступившему дочери Зинаиды Стагурской.
 
«Уважаемая Светлана Игоревна!
 
Позвольте принести Вам свои искренние соболезнования в связи со случившимся и сообщить следующее.
 
Тишковец Ольга Владимировна до настоящего времени не вспомнила и не знает о том, что она совершила ДТП, не может ни писать, ни читать, с трудом произносит отдельные, малопонятные фразы, не отдает отчет своим действиям и не руководит ими.
 
Тишковец О.В. признана инвалидом 2-й группы и в настоящее время проходит лечебно-реабилитационный курс в социальном (бесплатном) лечебно-оздоровительном центре Санкт-Петербурга и Ленинградской области.
 
Будучи признанной потерпевшей по уголовному делу, Вы, безусловно, вправе требовать компенсации причиненного Вам морального вреда.
 
Вместе с тем как по законодательству РФ, так и по законодательству РБ компенсация морального вреда взыскивается с причинителя с учетом его личности, степени вины и материального положения.
 
Понимая, что никакая денежная сумма не сможет в полной мере компенсировать Вам тяжесть утраты матери, вместе с тем прошу учесть следующее.
 
Тишковец О.В. является матерью-одиночкой и имеет на иждивении несовершеннолетнюю дочь Екатерину.
 
До совершения ДТП она работала наемным работником в коммерческой структуре и имела среднемесячный доход примерно в эквиваленте 300—400 долларов США в месяц. В настоящее время ее единственным доходом является пенсия по инвалидности, составляющая в эквиваленте 80 долларов США в месяц.
 
Материальное положение Тишковец О.В. не позволяет не только удовлетворить Ваши требования о компенсации морального вреда в названной сумме, но и приобрести для лечения необходимые лекарства.
 
Принимая во внимание, что срок исковой давности на предъявления иска о компенсации морального вреда составляет три года, прошу Вас отложить рассмотрение данного вопроса не менее чем на 1 год до частичного приобретения дееспособности Ольгой Владимировной.
 
Дополнительно сообщаю, что Тишковец О.В. является близкой подругой моей супруги (обе выросли и учились в школе в городе Шостке Сумской области, Украина), в связи с чем мое участие в деле никак не оплачивается, а оказывается безвозмездно.
 
Что касается собственника автомобиля Русинова Дмитрия Александровича, то по законодательству как России, так и Беларуси он не несет гражданско-правовой ответственности за причинение вреда (в т.ч. и морального) владельцем (водителем) транспортного средства, которым тот управляет на предусмотренном законом основании. Русинов Д.А. выдал Тишковец О.В. нотариально удостоверенную доверенность на управление принадлежащим ему на праве собственности автомобилем и никакой ответственности (гражданско-правовой, материальной, административной, уголовной) за действия водителя не несет.
 
Задержанный следственными органами автомобиль, принадлежащий Русинову Д.А., не является имуществом Тишковец О.В. и в любое время может быть истребован его собственником из чужого владения.
 
С уважением, адвокат Добушевский А.А.
 
08 февраля 2010 г.»
 
Ознакомившись с письмом, мы сразу же скумекали — круто! Подозреваемую не зря отправили в родные пенаты. Женщина, управлявшая автомобилем, убившим Стагурскую, оказывается, сама пострадала и стала инвалидом, который не дружит с головой. Она предельно бедна, не может нанять адвоката, побочно является матерью-одиночкой и, к тому же, ехала на встречу выпускников на чужом «универсале».
 
Как говорится, все взятки гладки и концы в воду. Расчет прост: в такой ситуации ни к кому теперь претензий предъявить не получится. Адвокаты не зря едят свой хлеб, обильно сдобренный маслом и икрой.
 
Но вопросы появились у нас. У тех, кто при жизни ценил и уважал Зину Стагурскую и считает до сих пор: она немало сделала для отечественного спорта.
 
По закону инвалидность может быть присвоена комиссией по месту жительства. Но в данном случае необходимо, чтобы освидетельствование проводили независимые эксперты. К тому же, если человек недееспособен и неадекватен, он должен быть инвалидом первой группы. Это очень серьезный диагноз.
 
«Хонда» — автомобиль, который «кушает» немало топлива. Мы в редакции прикинули, и получилось: на данную поездку из Питера в Украину и обратно госпожа Тишковец должна была потратить только на заправках и границах примерно пятьсот долларов. Согласитесь, для бедной матери-одиночки роскошь недопустимая.
 
По нашим данным, некто по фамилии Дмитрий Русинов, житель Санкт-Петербурга, предоставивший Тишковец за какие-то заслуги свой автомобиль, после происшествия пытался его забрать. И вот что интересно. Этот самый Русинов, требуя от Витебской милиции отдать ему «Хонду», сначала утверждал, что это — его автомобиль. Ему отказали. После этого Русинов почему-то передумал: дескать, автомобиль — не его. Странно все это…
 
Около двух недель назад мы связались с одним из наших коллег, проживающим и работающим в Санкт-Петербурге. Рассказали суть вопроса и попросили кое-что разузнать. Через несколько дней он позвонил и извиняющимся голосом стал оправдываться, мол, пытался сделать все возможное, но… как-то поздно вечером в его доме раздался телефонный звонок. Низкий мужской голос вежливо, но убедительно порекомендовал ему для его же блага в это дело не лезть… Комментарии, считаем, тут не нужны. Как расценивать сей факт?
 
 
 
15:20 25/06/2010




Loading...


загружаются комментарии