Хоккей. Игрок сборной Беларуси будет выступать в студенческих лигах США

Защитник сборной Беларуси Кирилл Готовец выбрал необычный путь для своих соотечественников - воспитанник минской «Юности» будет выступать в студенческой лиге США. Кирилл стал первым белорусом, который сыграет в этом турнире. Участник чемпионата мира в Германии рассказал Allhockey.ru о своём выборе и поделился своими планами на будущее.

- Вы достаточно в юном возрасте перебрались в Северную Америку. Расскажите, почему решились на такой шаг?

- Мы давно с родителями думали о таком варианте, чтобы я получил образование за рубежом, чтобы можно было совмещать спорт и учебу. И вот нам подвернулся такой вариант, чтобы можно было получить хорошее образование и в то же время играть в хоккей на хорошем уровне за школьную команду.

- В 2008-м году вы могли отправить в «Брэндон Кингс» (WHL), которые выбрали вас на драфте CHL под общим 39-м номером. Почему в итоге предпочли США и USHS?

- Потому что в Канаде мне бы не удалось заниматься учёбой.

- Знали что за вашу команду «Шэттак» в своё время выступал Сидни Кросби?

- Нет, честно говоря, сначала не знал. Только после того как я съездил в Америку на просмотр и уже вернулся обратно, мне рассказали об этом. Было достаточно неожиданно узнать об этом. Такая новость мне придала больше уверенности, что стоит себя там попробовать. За эту команду много нынешних звёзд НХЛ выступало.

- Капитана «Питтсбурга» там помнят и чтут или, наоборот, ненавидят после финала Олимпиады в Ванкувере?

- Нет, конечно, его там никто не ненавидит. У нас в школе половина студентов канадцы, много международных студентов, достаточно добрая, хорошая атмосфера. Кросби там уважают, майка его висит. В школьном журнале даже написали, что он первый из «Шэттака», кто выиграл Кубок Стэнли.

- Висит майка только Сидни Кросби?

- Нет, висят майки всех наших бывших игроков, которые сейчас играют или уже отыграли в НХЛ. Маек двадцать где-то висит.

- Английским до отъезда в Миннесоту хорошо владели?

- Да, довольно хорошо. Сейчас, конечно, уже лучше, но когда уезжал, то не волновался насчёт английского.

- Принято считать, что Миннесота - это самый хоккейный штат Америки. Согласитесь с этим мнением?

- Трудно сравнивать, ведь я мало где ещё был. Но если всё же сравнить с тем, что я видел, то да, в Миннесоте намного больше хоккейных команд. Даже в часе езды от школы можно уже катков десять увидеть.

- Что вас больше всего удивило после перелёта за океан?

- Не то, чтобы удивило, просто странное чувство было, когда все вокруг по-английски говорили. Да и хоккей, конечно, другой. Было очень интересно, необычно.

- Манера преподавания сильно в Америке отличается от той, с какой вы были знакомы в Беларуси?

- В первый год меня определили в класс на год младше, так что мне было достаточно легко, потому что я это уже знал. Вообще система образования сильно отличается. Мы сами выбираем себе уроки, что мы хотим учить. То есть сразу определяем свою специализацию. У меня не было больше шести уроков в год. Вот сейчас у меня были математика, химия, история, английский и экономика, плюс ещё что-то добавлялось, что-то убиралось.

- Почему вас определили в класс, который на год младше?

- Из-за хоккея были такие правила, что я должен был на два года минимум приезжать.

- Много ли в этой лиге играло легионеров помимо вас?

- По всей лиге не могу сказать, а в моей команде в прошлом году два европейца, один финн и один швед. А в этом году я был один. У нас же толком нет единой лиги. Мы играем много матчей, а потом составляется рейтинг команд, кто на каком месте по сезону. Потом уже идёт большой турнир - 16 или 24 команды играют как бы в финал между собой.

- На ваш взгляд, после двух лет в Северной Америке вы сильно изменились, как человек?

- Я стал более спокойным. Как говорится, «тормознутый американец» (смеётся). На самом деле, жизненного опыта добавилось, стал самостоятельным, ведь я два года один жил. У нас все ученики живут в общежитии на территории школы, так веселее и проще.

- Ещё до переезда в США вы славились прежде всего своим катанием. Как отрабатывали этот навык?

- Как мне рассказывал папа, он сам запоминал, что мне говорил мой тренер, Филин Игорь Анатольевич, еще когда я только начинал играть, и мы с ним отрабатывали все нюансы. Можно сказать, что папа меня «накатал» на пару с тренером.

- Хорошее катание больше помогает на большой или маленькой площадке?

- Мне кажется, что равнозначно и там, и там. На маленькой площадке надо больше двигаться, а на большой площадке тоже это важно для выбора правильной позиции, чтобы подкатиться хорошо, чтобы противник не обыграл.

- Вы предпочитаете большую или маленькую площадку?

- Когда я только приехал, то на большой площадке мне больше нравилось, потому что можно было раскатиться. А сейчас уже привык, и маленькие площадки предпочитаю. Особо бегать не надо - клюшку выставил, и она уже у борта. Для защитника полегче.

- Какие различия подметили между тренировками в США и Беларуси?

- В первую очередь, тренировки в США проходят интенсивнее. У нас тренируются 20 человек, и если кто-то получают травму, то никого из нижних команд не берут. Пусть хоть две пятерки на льду останутся, но тренер никого брать не будет. Получается, что когда есть травмированные, то на тренировках больше бегать приходится из-за меньшего количества игроков. У нас шесть защитников в команде, поэтому когда ты делаешь упражнение 3-в-2, то делаешь его два раза подряд, а потом отдыхаешь. Так что тренировки интенсивнее, тяжелее.

- За два сезона за «Шэтток» вы отыграли 99 матчей. Тяжело приходилось, особенно учитывая, что вам не добавляют игроков снизу?

- На самом деле, только два раза было так, что играли в две пары, когда у нас два защитника было травмировано. Да, конечно, тяжеловато порой приходится, но допустимо. Зато было много игрового времени, мне даже больше понравилось так. Ведь не успеваешь остыть, всё время в игре.

- Едва ли не всем европейским защитникам за океаном настоятельно рекомендуют подтянуть «физику». Ваш случай не исключение?

- Да, не исключение. Я вообще малогабаритный для защитника. Рост невысокий, правда, с весом более-менее нормально. Все скауты отметили, что у меня всё в порядке с броском, с катанием, с хоккейной мыслью, но надо физически себя подтянуть.

- Год назад вас выбрали ещё на двух драфтах - под 183-м номером вас выбрала «Тампа», а под 18-м минское «Динамо». Проявляли ли эти команды интерес к вам в ближайшее время?

- Скауты «Тампы» приезжали во время сезона, смотрели, как я играю. С «Динамо» я два лета тренировался, и в этом году тоже собирался, но у них отменили лагерь из-за сборов национальной сборной. «Тампа» со мной много разговаривала. Я даже должен был два раза ехать в их летний лагерь, но в обоих случаях у меня получились проблемы с визой.

- Руководство «Тампы» не советовало ехать в CHL?

- Они меня спрашивали, почему я не поехал к ним, я им всё объяснил. Они поняли и сказали, что будут за мной смотреть.

- Следующий сезон планируете провести в составе университетской команды?

- Да, в Корнелле.

- У вас уже есть какое-то мнение об уровне этой лиги?

- Да, я и по телевизору смотрел, и на паре матчей присутствовал. Уровень у них достаточно приличный. Университет очень престижный, да и команда постоянно попадает в плей-офф. Много игроков после этой университетской лиги попадает в НХЛ.

- Что будете изучать в университете?

- Прикладную экономику и менеджмент.

- В будущем себя видите хоккеистом или экономистом?

- Пока хоккеистом, надеюсь (улыбается).

- В минувшем сезоне вы дебютировали на «взрослом» чемпионате мира. Ожидали вызова в первую сборную на этот турнир?

- Конечно. Неожиданно было. Особенно из-за того, что в белорусском хоккее были реформы - тренеров меняли чуть ли не каждый месяц. И я уже думал, что новые тренеры будут вызывать опытных проверенных игроков, чтобы выполнить поставленные задачи. Поэтому и очень удивился, когда вызвали меня. Старался во время сборов показать себя, доказать, что я достоин поехать в Германию.

- На ваш взгляд, Германия сильно отличается от США?

- Совершенно разные страны, абсолютно другой менталитет у людей. В Европе как-то все страны похожи друг на друга, в Америке же всё по-другому.

- В Германии, наверняка, главным переводчиком в команде были? Всё-таки в плане английского у вас проблем возникнуть не должно было...

- Да нет, у нас есть ещё Руслан Салей, который ещё дольше меня жил в Америке, да и тренеры наши все знают английский, так что меня не напрягали с переводами.

- Как вам играть в компании с Русланом Салеем, который уже достаточно знаменит в НХЛ?

- Конечно, очень приятно было. Я, можно сказать, в состоянии какой-то эйфории первые дни ходил. Помню, в 2004-м году, когда у нас было награждение на «Юности», и меня признали лучшим защитником во всей школе, то Руслан Салей мне вручал клюшку и кепку. Я был совсем маленький тогда, а теперь я с ним играю за одну команду.

- А он вас вспомнил?

- Не знаю, я ему не напоминал.

- Думаю, всем запомнился эпизод, где в матче против Финляндии вас толкнули на борт, и вы были вынуждены покинуть площадку. Что произошло в том моменте?

- Меня ударили в голову, я «потерялся» на секунд пять-десять. Доктор переживал за мою шею, чтобы у меня не были повреждены никакие позвонки, поэтому и не разрешил мне встать. Тогда я видел, что мой противник бежал, а я просто рано выключил ноги и стал катить к шайбе. Я не успел среагировать, да и там не маленький хоккеист оказался.

- Какой матч на этом мундиале вам запомнился больше всего?

- Выбор у меня небольшой, ведь я всего два матча сыграл (смеётся). Разумеется, запомнился матч против русских, потому что когда выходишь на лёд против таких звезд как Овечкин, Ковальчук, то чувствуешь себя так, что словами передать трудно. Помню, на раскатке я думал, что вот рядом Овечкин катается, вот Ковальчук, а недавно я на них только по телевизору мог смотреть.

- Как Беларусь относится к матчам со сборной России? Является ли Россия принципиальными соперником?

- Для нашей сборной на чемпионате мира любой соперник принципиальный. Задача - выиграть, поэтому настраивались на всех одинаково. Нельзя никого переоценивать или недооценивать. Надо выходить и играть.

- Какие впечатления остались от этого турнира? С одной стороны, первый чемпионат мира, но, с другой, ваша команда не смогла пробиться в плей-офф...

- Лично для меня, это положительный опыт. В 18 лет съездить на чемпионат мира - это большое достижение. Мне было очень приятно, что меня позвали. Я старался сделать всё, что от меня зависело для победы. Конечно, было обидно, что не вышли в плей-офф, но из всего надо делать выводы. Отрицательный опыт - это тоже опыт. В следующем году будем больше стараться, работать

- Главный тренер сборной Беларуси Эдуард Занковец недавно объявил о том, что хочет просмотреть ближайший резерв сборной, где главным образом сконцентрирует своё внимание на молодых игроках, назвав, в том числе, и вашу фамилию. Какие мысли у вас перед этим сбором?

- Надо выходить и играть в полную силу. Стараться сделать всё возможное. Показывать всё, что умеешь. Доказывать, что не зря меня тогда взяли. Я считаю, что этот сбор очень правильный, у нас в Беларуси много хороших игроков, молодых талантливых хоккеистов, которым надо дать шанс показать себя.

- Какие задачи ставите перед собой на грядущий сезон?

- В университете хочу стать одним из лидирующих защитников, и для этого надо много работать. С молодежной сборной надо уже выйти в группу A из группы B. Так что буду делать всё, чтобы приехать и помочь команде. К тому же, конечно, хотелось бы ещё раз оказаться на «взрослом» чемпионате мира.

- Об НХЛ или КХЛ пока не задумываетесь?

- Да как-то сложно пока об этом задумываться. Когда будут предложения, тогда и задумаюсь.
12:02 16/07/2010




Loading...


загружаются комментарии