По кличке Моцарт

Чтобы Александр Глеб перешел в "Барсу", Гвардиола не слезал с телефона. Однако в Испании вместо футбола белорусу предложили изучить каталонский язык.

Менеджер Александра Глеба рассказал о том, что мешает нашим футболистам играть в Европе и кто может повторить успех белорусского спортсмена, вспомнил, как познакомился с Глебом, а также поделился рецептом успеха футбольного агента.

По кличке Моцарт
Еврорадио: Глеб все-таки уходит из "Барселоны"?
 
Николай Шпилевский: Это так или иначе решится до 31 августа. Есть весьма серьезные причины  то, чтобы Саша поменял клуб.
 
Еврорадио: Гвардиола до сих пор точит на него зуб?
 
Николай Шпилевский: Я одно скажу: Глеб — это топ, и он должен играть в "Барселоне". Но то, что ему не дадут там играть, это понятно. Понятно всем. Да, сначала у него был перерыв на три месяца, который его немного сбил с толку. Потом — травма в первой же игре за "Барсу"... Клуб набрал форму без него, а потом он об этом всем поговорил с Пепом Гвардиолой не в том тоне... Одно за другое, и весь этот негатив вылился в то, что мы прощаемся с "Барселоной".
 
Позднее, в финале Лиги чемпионов, Гвардиола в состав команды по политическим соображениям взял каталонских мальчиков, чтобы всему миру, и в том числе мадридскому "Реалу", показать: мы не покупаем игроков, у нас своя школа, и мы так высоко поднялись... Это было для Саши очередной пощечиной. Любой уважающий себя футболист в такой ситуации объяснил бы тренеру свои претензии. И Глеб ему все сказал.
 
 
Мікалай Шпілеўскі
 
Приходилось сталкиваться с моментами, которые невозможно объяснить. Каталонцы готовы купить звездного игрока, оставить его в запасе и показать своей молодежи. И говорить: вы, ребята, не хуже звезд, потому что вы играете, и вы стоите тех же денег! И я уверен, что действительно так делают... Так было с Ибрагимовичем, которого купили за бешеные деньги, 46 миллионов евро, плюс Самюэль Это'о, который тогда стоил 20 миллионов евро. А вместо него в основе выходил Педро...
 
Еврорадио: Так использовали и Глеба?
 
Николай Шпилевский: Иначе это сложно объяснить. Когда Саша звонит мне и говорит: Коляша, я знаю, серьезные люди сказали, что сегодня я на тренировке был супер, жду своего шанса! А шанса нет и нет. Понятно, что человек от этого ломается. И еще я понял, что это очень горделивая нация. Они не испанцы, они каталонцы. И не нам там писать законы.
 
Еврорадио: Глеб несколько раз говорил, что "Барселона" — это его мечта. Но не жалеет ли он теперь, что ушел из "Арсенала"?
 
Николай Шпилевский: Что уж теперь говорить... Жить с осознанием, что в твоих руках был контракт с "Барселоной" и ты от него отказался, было бы сложно. Поэтому лично я ни о чем не жалею. Для нас это была большая школа.
 
Еврорадио: Насколько Глебу мешал языковой барьер?
 
Николай Шпилевский: Саша для своего возраста настоящий полиглот. У него прекрасный немецкий язык и perfect English, а русский язык так и вовсе для него родной. Я месяц назад был у него в Барселоне — на бытовом уровне он разговаривает и по-испански. Но это отдельная тема: его заставляли учить не только испанский, но и каталонский язык. А он существенно отличается от испанского. И будем профессионально честны: Саша просто не хочет это делать. И я его хорошо понимаю. Пеп Гвардиола, когда Глеб переходил в "Барселону", не слезал с телефона, все уговаривал его на трансфер. А потом даже не объяснил, почему так мало выпускал Сашу на поле в тот первый год.
 
"До последнего времени все счета Глеба были на мне"
 
Еврорадио: То есть первое, что можно порекомендовать молодым игрокам, мечтающим играть в Европе, — это выучить язык?
 
Николай Шпилевский: Я в свое время склонялся к мысли, что нашим, славянским, футболистам надо играть в славянских странах. Языковой барьер весьма актуален, так как когда в определенный момент ты почувствуешь себя чужим и команда начнет отдаляться от тебя — результата не будет, ты сам поймешь, что тебе здесь нечего делать. Очень важно также легко интегрироваться  в другое общество, приспособиться к другому образу жизни. Когда обсуждается большой трансфер, у игрока обязательно спрашивают, хочет ли он сам переезжать от мамы с папой. Поскольку если не создать футболисту семейную обстановку в каждом городе, где он играет, — проблемы начнутся обязательно.
 
Еврорадио: В каких взаимоотношениях обычно находятся менеджер и футболист? Они коллеги, друзья или родственники?
 
Николай Шпилевский: Если взаимоотношения не семейные — я с футболистом не разговариваю. Поэтому у меня по-прежнему немного футболистов. Хотя я знаю, что есть агенты, у которых сотни клиентов, которых они не помнят даже по имени. Заключил контракт, получил свои комиссионные — и до свидания... Может,  так и надо. Но я вижу свою работу по-другому.
 
Все мои финансы зависят только от меня. Понятно, что мой хлеб — это мой хлеб, но я стремлюсь к тому, чтобы отношения с футболистами у меня были очень прозрачными. Поэтому все мои агентские контракты во время трансферов лежат перед футболистами, хотя я имею право их не показывать. А контракты футболистов лежат у меня перед глазами. И мне очень приятно, что мои футболисты мне слепо доверяют. Но из-за этого у меня нет права на ошибку.
 
Еврорадио: Легко ли добиться от футболистов такого доверия?
 
Николай Шпилевский: Может, время сегодня такое, но довольно часто молодые люди начинают зацикливаться на деньгах. Мне с такими не по дороге... Я говорю футболистам: никуда от тебя твои деньги не убегут, если ты будешь показывать результат.
 
Такого беспроблемного футболиста, как Александр Глеб, я не видел ни разу в жизни. Он очень легко относится к финансам. Его вера в меня и моя вера в него безграничны настолько, что до последнего времени все его счета были на мне. Сложившиеся у нас отношения — очень гармоничны. Или, лучше сказать, были гармоничными до его свадьбы. Теперь он некоторые вопросы решает сам. Ну что ж, Глеб уже не мальчик — 29 лет как-никак.
 
"Моя жена Елена была у Саши как мама"
 
Еврорадио: Насколько жестко Европа защищает свой футбольный рынок? Ведь ясно, что каждый новый талантливый футболист из такой страны, как Беларусь, занимает место, на котором до этого времени был другой игрок...
 
Николай Шпилевский: Надо сказать, что сначала нам в Европе было несладко. Приехали два юноши — я имею в виду Александра и Вячеслава Глеба — из страны, где нет общей культуры, соответствующей европейской. Как одеваться, как и с кем разговаривать, знание языка — ничего нет, кроме того таланта, который им дал Бог: играть в футбол.
 
Помню, на тренировках в Штутгарте Саша выглядел на голову выше остальных, но ему не давали даже шанса выйти на поле. По приходе Феликса Магата я просил Балакова и Сольдо, чтобы они посодействовали. Но Магат — очень жесткий тренер, и учил Глеба по жестким правилам. Тренер испытывал его, и реакция Глеба порой была такая, что Магат его попросту не хотел видеть. Но все-таки начал выпускать на поле. И через какое-то время немцы дали Саше кличку Моцарт. Так как все на поле выходят работать, и только Глеб — быть гением.
 
Еврорадио: Внешний вид имеет большое значение?
 
Николай Шпилевский: В быту для меня мелочей не бывает. Футбольная жизнь профессионала состоит не только из игр и тренировок. Важно, какая аура вокруг этого. Поэтому я хочу сказать большое спасибо своей жене Елене, которая была у Саши как мама. Все ее салатики, питание... Иногда Саша был больше фиксирован на ней, чем даже на мне. Он ощущал домашнюю обстановку. Не было разницы между тем, находится он у родителей в Минске или у нас в Германии. Мы все стремились сделать так, чтобы его волновал только футбол.
 
Еврорадио: Стало ли проще "предлагать" белорусских футболистов после того, как Глеб заявил о себе?
 
Николай Шпилевский: Сегодня в базе данных каждого серьезного клуба десятки тысяч футболистов. На серьезные клубы работают по 10-20 профессиональных скаутов. Это и работа, и искусство. Люди, преданные футболу, с большим пониманием дела отслеживают активность футболистов и добавляют сведения в базу.
 
Переход Глеба в "Арсенал" длился два года. 12 скаутов "Арсенала" два года по очереди наблюдали за каждой его игрой, и каждые 3 недели проводили собеседование в своем кругу, а затем готовили отчет для Арсена Венгера. И когда все выводы сошлись в одну точку — надо брать! — тогда произошел трансфер.
 
Еврорадио: Есть ли в этих базах белорусские игроки, кроме Глеба?
 
Николай Шпилевский: Беларусь — никакое не исключение. Белорусские футболисты привлекают внимание европейских скаутов. Я вижу это по Бундеслиге, не говоря уже о Польше, где каждый талантливый белорусский футболист, так сказать, на карандаше. Поэтому говорить, что кто-то "предлагает" футболистов, — неточно. Их не надо предлагать, сведения о них у клубов уже есть. Можно в приватной встрече назвать фамилию, о которой уже знают.
 
Когда мы проводили трансфер Глеба в "Арсенал", в клубе  знали не то что его — всю мою биографию. Что у меня жена, двое детей. И о моем партнере Уле Фербере тоже. Так как "проблемные" футболисты, которым покровительствуют непонятные структуры, никому не нужны. Поэтому футболистов проверяют "от" и "до". Даже от талантливого футболиста могут отказаться, если будет видно, что он принесет с собой в клуб какой-то негатив.
 
"Футбольный менеджер начинается со сбора справок: из наркологического диспансера, из психоневрологического..."
 
Еврорадио: Профессия футбольного менеджера в Беларуси не слишком раскручена... Расскажите, как стать менеджером!
 
Николай Шпилевский: Ничего секретного здесь нет. К менеджерам у Федерации футбола есть определенные требования. Сначала собираем справки. Из наркологического диспансера, из психоневрологического. Справку об отсутствии судимостей. Затем с трудовой книжкой и дипломом о высшем образовании идем на собеседование и сдаем экзамены FIFA. Если все проходит успешно — ваши документы появляются на сайте Федерации футбола. Оплачиваем страховой полис на 100 тысяч швейцарских франков — и начинаем работать.
 
Еврорадио: А лично ваш образ жизни? Вот просыпаетесь вы — и начинаете звонить: "Ливерпуль", "Арсенал"...
 
Николай Шпилевский: Нет, все не так. Есть хозяйственные дела — дела моей немецкой фирмы. Естественно, телефонных разговоров много. Я стараюсь разговаривать компетентно и конкретно, потому что не люблю абстракций. Естественно, надо всегда быть на контакте с футболистами. Естественно — помнить о каждом дне рождения. Общаться с родителями, знать об обстоятельствах семейной жизни. Естественно, когда подходит время трансфера — приходится активизироваться и двигаться дальше.
 
Еврорадио: А как вы стали менеджером?
 
Николай Шпилевский: Я играл в футбол, и играл весьма неплохо. В 1983 году, когда мне было 18, заключил трудовой договор с минским "Динамо". Это была самая звездная команда тех времен, и люди, которые тогда в ней играли, для меня до сих пор остаются идеалами. Есть что вспомнить, короче. Естественно, играл в дубле, был капитаном, время от времени выходил и в основе. Но тогда 8 игроков "Динамо" выступали за сборную СССР, так что представьте, какая была конкуренция...
 
Потому я перешел в могилевский "Днепр", а оттуда уехал в Душанбе. Но когда там началась война, вернулся в Минск. А в 1993 году уехал играть в Германию. Мне тогда было 28 лет. Я понял, что наши футболисты живут не только футболом. Что "профессионал" не означает "профессионал только в футболе". Я получил серьезную травму — разрыв ахилла. Но цель, которая была у меня, — удивить футбольный мир — никуда не исчезла.
 
У меня уже были хорошие знакомые в Бундеслиге. Я дружил с тренером "Штутгарта" Ральфом Рангником. И в Беларуси, конечно, остались хорошие контакты. Тогда я позвонил в Минск, своему другу из Федерации футбола Юрию Курбыке. Он назвал одну фамилию, которая сегодня у всех на устах: Глеб. Тогда Саше было 17 лет, он играл в молодежной сборной. Я нашел последние деньги, взял кредит у своего партнера на 20 тысяч марок, чтобы организовать сборы. Чтобы команда провела несколько показательных игр... И когда увидел талант Глеба — понял, что у него есть будущее. Начал поддерживать его финансово из своей небольшой зарплаты, так как тогда уже не играл в футбол. Надеюсь, что Саша не забыл об этом... А потом я выяснил, что нужно, чтобы стать агентом. Одним из первых в Беларуси получил лицензию. И совершил тот самый трансфер, о котором, я говорю честно, многие мечтают.
 
"Ни в кого, кроме Глеба, столько вложить уже не получится"
 
Еврорадио: С какими белорусскими футболистами вы работаете?
 
Николай Шпилевский: Моя первая ласточка — Александр Глеб. Это моя жизнь, моя семья. Дальше — Антон Путило, большая надежда белорусского футбола. Один из лучших белорусских вратарей Антон Амельченко, который сейчас играет в Ростове. Один из лучших защитников Беларуси Игорь Шитов.
 
Еврорадио: А Шитов, кстати, в БАТЭ не засиделся?
 
Николай Шпилевский: БАТЭ — флагман белорусского футбола, там нельзя засидеться. И, на самом деле, с тех времен, как он перешел из жодинского "Торпедо", он сделал большой шаг вперед. На своей позиции правого защитника он и в сборной Беларуси смотрится убедительно.
 
Еврорадио: Год назад в интервью Еврорадио вы говорили, что Шитов — это кандидат на второго Глеба, который в ближайшее время точно уедет в Европу. Но он по-прежнему в Борисове...
 
Николай Шпилевский: Разумеется, Игорь не останется в БАТЭ на всю жизнь. Но у него серьезный контракт с клубом. Так решать этот вопрос — прерогатива господина Капского. В Европе Шитовым интересуются. И я по-прежнему думаю, что в ближайшем будущем он получит предложение, которое устроит и его, и клуб.
 
Но моя специфика в том, что я никогда не предлагаю футболистов и не буду этого делать. Моими футболистами клубы интересуются сами.
 
Еврорадио: Кстати, если уж упомянули Антона Путило — в чем была причина его недавнего конфликта с "Динамо"?
 
Николай Шпилевский: Я считаю, что не было конфликта. Был рабочий момент: Путило решил перейти в "Фрайбург", руководство немецкого клуба сообщило об этом в "Динамо", и начался серьезный разговор... И, я так понимаю, "Динамо" не сумело во время этих переговоров достичь своих целей. Но контракт в Путило истекает, и, по законам FIFA, он имеет право перейти куда угодно. И он этот шаг сделал.
 
У "Фрайсбурга" было 4 кандидатуры: два игрока из сборной Хорватии, один из молодежной сборной Германии и Антон. Знаете, очень редко в Бундеслиге человек получает второй шанс. И то, что он после фиаско в Гамбурге преодолел депрессию и опять вышел на высокий уровень — это небольшой подвиг. Потому что для него большим ударом было то, что он не по своей вине должен уехать из Европы, где мог бы прогрессировать как футболист.
 
Еврорадио: Были ли у Путило другие предложения?
 
Николай Шпилевский: Были предложения из России, но он сделал выбор не в пользу денег. Он решил уехать в футбольную страну.
 
Еврорадио: Надеетесь ли вы когда-нибудь встретить второго Александра Глеба?
 
Николай Шпилевский: Я думаю, что талант и трансфер Саши Глеба были в моей жизни скорее исключениями. И было очень тяжело потом смотреть направо-налево и начинать работать с другими людьми. Потому что кажется, что ни в кого, кроме Глеба, столько вложить уже не получится. Это моя жизнь, моя семья. Каждый день.
 
 
 
15:20 24/08/2010




Loading...


загружаются комментарии