Белорусская антидопинговая лаборатория готовится к получению международной аккредитации

Применение запрещенных веществ для улучшения своих результатов спортсменами стоит во всем мире. Одной из стадий борьбы за чистоту спорта является их обнаружение. Этим занимаются специальные антидопинговые лаборатории.

Белорусская лаборатория пока не имеет международной аккредитации и спортсмены вынуждены пользоваться дорогостоящими услугами московской лаборатории. О работе этого подразделения антидопинговой службы рассказали "Спортивной панораме" те, кто имеет к ней непосредственное отношение.
 
Глава Национального антидопингового агентства Александр Ванхадло.
 
 
— За сколько дней до стартов специалисты лаборатории могут проводить тестирование атлета?
 
— Все, кто выезжает на международные соревнования, обязательно проходят внутреннее тестирование, иногда мы отправляем анализы и в Москву. Стараемся взять пробы как можно ближе к дате стартов, так как для получения результатов необходимо время. Есть определенные претензии, что мы не берем пробы в день накануне отъезда, но результаты придут минимум через четыре дня, а если из Москвы — то и через семь. У меня встречный вопрос: что толку тестировать перед выездом в аэропорт? Значительную часть тестов, взятых у спортсменов, которые выезжают за рубеж, мы отправляем в Москву. Причина тому названа выше.
 
— Александр Аркадьевич, в нынешнем году в национальных сборных вновь не обошлось без положительных допинг-проб на международных стартах. Особенно тревожит, что все чаще стали попадаться юниоры. Как прокомментируете эту ситуацию?
 
— На данный момент контроль в молодежном спорте начиная с 14 —15 лет становится одним из главных приоритетов агентства. Если юноша уже в этом возрасте применяет какие-либо препараты, то дальше без них он уже тренироваться не сможет. Проработав спортивным врачом 16 лет, утверждаю: применение стимуляторов в любом возрасте негативно влияет на здоровье, а в детском это и вовсе преступление.
 
— Тренеры и врачи повинны в таких случаях в первую очередь?
 
— Неоднократно уже говорил: никогда не поверю, что 14-летний ребенок найдет сам необходимый препарат и станет его применять. Исключение только — мочегонные препараты при сгонке веса. Мое мнение подтверждается исследованиями: те юниоры и юниорки, в организме которых были обнаружены запрещенные субстанции, не могли выговорить даже название того препарата. Откуда уж они будут знать, для чего он нужен? Это только подтверждает негативную роль взрослых в этом процессе.
 
Директор лаборатории Александр Хоменко.
 
— Антидопинговая лаборатория осуществляет свою деятельность согласно пункту 6 кодекса ВАДА. Мы имеем право проводить анализы у спортсменов лишь только после получения аккредитации. Когда в Монреале узнали, что мы уже проводим такие исследования, последовала реакция Всемирного антидопингового агентства, представители которого этой осенью и посетили Минск. После их визита, когда они убедились, каким современным оборудованием мы обладаем, вместе пришли к заключению, что всех спортсменов экстра-класса белорусская сторона будет, как и прежде, тестировать в Москве, а в Минске — только среднего и начального уровня. Мощность нашей лаборатории составляет полторы тысячи проб, это более чем достаточно. Представители ВАДА, узнав, что мы уже в этом году протестировали более 600 проб, были приятно удивлены. Это очень высокий показатель.
 
— Во сколько обошлась минская лаборатория?
 
— Средняя стоимость в мире — от 8 до 12 млн. Наша как раз и входит в этот диапазон. Цена только оборудования — более 8 млн долларов. Оно позволяет выявить наличие в организме запрещенных субстанций всех видов и классов. Это хромато-мас-спектрометры, газовый хроматограф, жидкостный хроматограф, люминометр и т.д. О наличии таких приборов мы сообщали в Монреаль. Люминометр, к примеру, помогает определять эритропоэтин. Для любой лаборатории это считается признаком высокого класса, мы уже умеем определять его наличие в организме.
 
Как уже сказал, можем многое, но не все. Весь список запрещенных препаратов нам определять и нет необходимости, так как многие изучаемые субстанции синтезируются фирмами по рекомендации ВАДА и их выдают только аккредитованным лабораториям. Поэтому мы будем поступательно двигаться к своей цели и спокойно работать с довольно обширным списком запрещенных препаратов.
 
— В том, что Тихон и Девятовский смогли выиграть суд в Лозанне, есть заслуга и лаборатории?
 
— Безусловно. Наличие технических ошибок было доказано нашими сотрудниками, только после этого адвокаты ребят охотно взялись за дело и стали активно участвовать в разбирательствах.
 
— Давайте уточним: лаборатория сможет получить аккредитацию?
 
— Этот процесс не так прост, как может показаться простому обывателю. Согласно кодексу, которому неукоснительно следуют в ВАДА, можно выдавать не более чем две аккредитации. Необходимо внести изменения в основополагающий документ, так как лабораторий стало намного больше, чем несколько лет назад. Поэтому сейчас стоит запастись терпением и совершенствовать свои методы при работе с анализами.
16:00 09/11/2010




Loading...


загружаются комментарии