Михаил Вергеенко: Меня предостерегали: под тебя готовится бомба

Михаил Вергеенко на отчетно-выборной конференции не избран в новый состав исполкома Белорусской федерации футбола (БФФ). Теперь уже бывший заместитель председателя БФФ, рассказал "Прессболу" о своем несогласии с ее решениями.

Михаил Вергеенко: Меня предостерегали: под тебя готовится бомба
— Накипело, Михаил Никифорович?
 
— Да, накипело. Я хочу прокомментировать конференцию. Для публики, футбольной общественности. Честно говоря, переживаний много. В прошлую пятницу на меня вылилось столько критики… И если от Геннадия Невыгласа я ее ожидал, то слова Анатолия Капского стали совершенной сенсацией. И вообще осталось впечатление, что на меня одного возложили ответственность за все недостатки. Это неправильно.
 
— Капский вообще-то всех собак на вас не вешал, критиковал за другое. Вот вы восемь лет были в команде Невыгласа — как его зам, а на конференцию вышли уже в команде Румаса — как председатель Минской городской федерации...
 
— Я не был ни в той команде, ни в этой. Я, если хотите, был между молотом и наковальней. Вообще осталось ощущение, что моя кандидатура при передаче власти оказалась предметом какого-то торга. Вот эти, мол, пусть пройдут — а его мы будем сбивать. И сбили. Потом мне звонили люди: ну что, прикрыл амбразуру — а мы прошли. Я допускал такой вариант. Меня даже предостерегали: под тебя готовится бомба. Но я все же ожидал других итогов голосования по исполкому.
 
Вообще критика должна быть. Пожалуйста. В нашем футболе много авторитетных людей. Но есть же и у меня авторитет. Мне посчастливилось поработать с великими специалистами. Бесков, Николаев, Лобановский, Малофеев. Это все личности. И, знаете, неприятно слышать обвинения в непрофессионализме от людей, которые никогда не били по мячу. Я на протяжении стольких лет поддерживал Капского, считал человеком, умеющим выстраивать взаимоотношения. А он один из первых убежал из предыдущего исполкома. Увидел негативные моменты, что не все там нормально — ну так останься, работай, пытайся ситуацию изменить. Струсил, я считаю. Хотя пользовался лояльностью Невыгласа и Дмитраницы. При этом я поддерживаю Капского в той части, где он говорил о людях, которые случайно попадают в исполком.
 
Отношения с Невыгласом начали портиться после того как был освобожден от должности Ильич. Сергея Николаевича считаю сильнейшим в Беларуси футбольным юристом. Поэтому в приказе о его увольнении я написал: не согласен. Кажется, был сентябрь прошлого года. После этого прежних отношений с председателем уже не было.
 
Работать в федерации действительно стало некомфортно. Недаром ее назвали "домом офицеров". Пришла команда военных людей, которые ничего не смыслят в игре. Возникла абсурдная ситуация — в федерации футбола не с кем поговорить о футболе! Люди стонали… У Невыгласа даже была идея поставить во главе сборной полковника!
 
По словам Штанге, он не все понял из произошедшего в минувшую пятницу на конференции. Думаю, это нормально. Бернд — иностранный специалист. Вникать в тонкости ему не с руки. У него ко мне, кстати, никогда не возникало претензий. Напротив, он всегда просил, чтобы при выездах сборной за границу я возглавлял делегацию. Заботился об обстановке в команде. Ведь перед важными матчами нервозность в сборной недопустима. Футболисты — высокооплачиваемые ребята, со своим мнением, с новой психологией. С ними нужно общаться на их языке. Нельзя, чтобы во главе делегации стоял такой человек, как Дмитраница, — неуравновешенный, неумеющий вести себя в коллективе.
11:57 29/04/2011




Loading...


загружаются комментарии